Президент успокоил олигархов

В Москве прошёл ХIII съезд РСПП, на котором решалась судьба дальнейших отношений власти и бизнеса. Можно с уверенностью сказать, что судьба эта определилась достаточно чётко.

В пятницу в Колонном зале Дома Союзов состоялся ХIII съезд РСПП. Ежегодный съезд ведущих предпринимателей России сам по себе значительное событие в экономической жизни страны, но сегодняшнего собрания ждали с особым нетерпением: решалась судьба дальнейших взаимоотношений власти и бизнеса. И можно с уверенностью сказать, что судьба эта определилась достаточно четко.

Съезда РСПП ждали все - сами предприниматели, политологи, журналисты, а также представители власти, которым необходимо было наконец четко понять, какую позицию избрало по отношению к крупному бизнесу высшее руководство страны. Взаимоотношения власти и бизнеса за последние три месяца стали основной темой, обсуждаемой аналитиками и экспертами, анализируемой в СМИ. А после ареста Михаила Ходорковского превратились в самую настоящую "злобу дня". Без вопроса о судьбе опального олигарха не обходилась ни одна пресс-конференция. Главной проблемой, которая обсуждалась на всех уровнях, стал вопрос, является ли арест Ходорковского "единичным случаем", или события с "ЮКОСом" предвещают нечто большее - перемену политического курса.

Масла в огонь подлил отказ Путина "вести торги" с РСПП по делу "ЮКОСа", а также жесткое требование Президента "прекратить истерику". В своем выступлении Путин тогда подчеркнул, что не будет специально встречаться с представителями бизнес-сообщества, чтобы обсуждать этот вопрос. Предусмотрено достаточно "плановых встреч" с бизнесменами, отметил он. Съезд РСПП как раз и являлся одним из таких плановых мероприятий. Поэтому главной интригой последних дней стал вопрос, посетит ли Путин съезд или демонстративно проигнорирует олигархов.

Все замерли в ожидании. А предприниматели, говорят, даже хотели и вовсе отменить съезд. То ли обиделись на Президента, то ли просто на всякий случай. Во вторник прошло закрытое заседание бюро РСПП. По слухам, в среде олигархов произошел раскол. Анатолий Чубайс, Олег Дерипаска, Алексей Мордашов и Олег Киселев настаивали на переносе съезда на весну 2004 года. И главным аргументом было то, что бизнес-сообщество не выработало единой позиции по делу "ЮКОСа", а значит с Президентом встречаться рановато. Кстати, Анатолий Чубайс на съезде сегодня так и не появился: накануне он покинул Москву и улетел в Нижневартовск со срочной инспекционной поездкой.

По другой версии, единая позиция у предпринимателей все-таки была, но высказывать ее "профсоюз олигархов", как последнее время злые языки называют РСПП, побоялся, опасаясь репрессий со стороны государства. И, наконец, третья догадка гласит, что предприниматели хотели отменить съезд, так как были уверены в том, что Президент все равно не приедет, "а это неприятно".

К слову сказать, о том, что Президент все-таки посетит съезд, стало окончательно известно только накануне поздно вечером. До последнего момента ситуация складывалась не в пользу олигархов. Кардинально она изменилась после консультаций руководителя Администрации Президента Дмитрия Медведева с главой "Интерроса" Владимиром Потаниным.

Стало ясно, что Президент приедет. Но что он скажет? И как? Этот вопрос до начала заседания читался в глазах приехавших на съезд 'олигархов' и рядовых предпринимателей. Всего их собралось на съезд более тысячи. Глава РСПП Аркадий Вольский открыл съезд дежурными фразами. По его всегда спокойному голосу понять, волнуется он или нет, объявляя о выходе на сцену Путина, было невозможно. Зато делегаты своих эмоций при появлении Президента скрыть не смогли: его встретили аплодисментам, а некоторые предприниматели даже почтили вставанием.

Президент был краток. Оно и понятно: уже само его появление на съезде сказало многое. В своем выступлении Путин затронул две проблемы - административную реформу и социальную ответственность бизнеса. Президент заверил, что "административная реформа будет доведена до конца в соответствии с теми принципами, которые были заявлены ранее". При этом он пригласил бизнес принять участие в работе Правительства над повышением эффективности "все еще малопроизводительного бюрократического аппарата". Президент заверил, что в результате административной реформы все избыточные функции у органов власти будут изъяты, кроме того, будет сформирован "административный регламент с четким описанием движения бумаг и документов по коридорам власти".

Кроме того Путин сообщил представителям бизнес-сообщества, что на них сегодня лежит особая ответственность в сфере формирования обновленной социальной политики. "Предпринимательское сообщество могло бы направить усилия на разработку соответствующей требованиям времени системы обновленных гарантий для граждан", - заявил Путин.
Он отметил, что поставленные перед страной новые крупные задачи, такие как удвоение ВВП и борьба с бедностью, вызывают у общества вполне оправданные ожидания, и общество ждет от бизнеса не только новых идей, но и предложений по реализации этих ожиданий. "Я уверен, что бизнес может в целом поддержать те преобразования, которые начаты сегодня в армии, ЖКХ, здравоохранении и образовании", - сказал Президент.

Путин говорил не жестко - но и не улыбался. Тон его выступления был достаточно серьезен. Всем своим видом Президент показывал, что настроен на конструктивный диалог. И бизнес-сообщество в лице делегатов съезда приняло такой тон с радостью.

Доклад Вольского был своеобразным ответом Президенту, хотя, безусловно, речь готовилась заранее, когда еще не было известно, что и как тот скажет. И скажет ли вообще что-нибудь. Вольский в своем докладе отвел значительное место диалогу власти и бизнеса. Он нашел нужным подчеркнуть, что в РСПП особенно уважительно относятся к диалогу с Президентом. "Мы высоко ценим предметность и конкретность этого откровенного диалога", - заявил Вольский.

Глава РСПП заверил, что Союз готов и далее активно вести диалог с властью. Однако при этом отметил, что он 'всегда будет находиться в некоторой оппозиции к власти, когда она пытается ущемлять интересы бизнеса и действовать фискальными методами". Впрочем, он тут же смягчил излишнюю откровенность этой позиции, заявив, что "в то же время РСПП всегда будет союзником власти там, где она стремится укрепить экономику'.
Вообще глава РСПП заявил, что "необходимо отказаться от силовых мер при принятии экономических решений. Он подчеркнул, что признает за государством право на ведение расследований в рамках законодательства "невзирая на лица". Однако отметил, что зачастую эти действия носят "излишне жесткий характер", что негативно отражается на стабильности экономики страны.

Другой важной темой, которую затронул в своем выступлении глава РСПП, была проблема переоформления прав собственности на землю, находящуюся под приватизированными предприятиями. РСПП уже давно борется за внесение поправок в Земельный кодекс РФ, согласно которым была бы введена безвозмездная передача земли в собственность предприятий и ограничен произвол властей в установке арендной платы. То есть Вольский подхватил конструктивный тон, продиктованный Президентом, и напомнил о совершенно конкретной проблеме, с которой российским предприятиям предстоит столкнуться уже в 2004 году.

Когда Путин повторно взял слово, зал замер. Однако уже на втором предложении, лица даже самых скептически настроенных олигархов посветлели. Президент не стал размениваться на общие традиционные слова о "развитии сотрудничества и взаимодействия", а сразу оглушил предпринимателей обещанием, что сроки переоформления прав на земельные участки будут перенесены на 2 года. Кроме того, он заявил, что продажу земельных участков под приватизированными предприятиями вообще считает "несправедливой".

Путин явно решил расставить все точки над i, и пока он говорил, его не раз прерывали аплодисментами. Президент начал с откровенного замечания, что "прекрасно понимает" встревоженность, которая царит последние месяцы в рядах бизнес-сообщества. "В наших условиях, когда у нас все на живую нитку, любое уголовное дело по бизнесу вызывает настороженность и тревогу бизнес-сообщества. Сразу возникает вопрос, не будет ли поворота в прошлое. Не будет. Это невозможно", - подчеркнул Путин.
При этом он сказал, что "нужно привыкать к определенной правовой культуре и не скатываться к непроцессуальным решениям и огульным обвинениям Генпрокуратуры". При этом Президент умудрился ни разу не упомянуть имя опального олигарха Ходорковского и компании "ЮКОС". Но коллег по цеху Ходорковского это уже не беспокоило: Президент явно пошел на мировую и это было главным.

В перерыве, когда 'олигархи' вышли в кулуары, выглядили они успокоенными. Акулы бизнеса с охотой отвечали на вопросы журналистов. Даже на самые бестактные. Например: "Ну, как, чувствуете ли вы себя в безопасности, будете вы теперь распаковывать чемоданы, или все же уедете?" Глава "Суал-холдинга" Виктор Вексельберг заявил, что за всех сказать не может, но за себя спокоен и уезжать не собирается.

А вот руководитель холдинговой компании "Интеррос" Владимир Потанин взял на себя смелость ответить и за коллег. Он заявил, что разделяет мнение о том, что между властью и бизнесом должна быть четкая грань. "Ни я, ни большинство моих коллег не собираемся ее переходить', - заявил Потанин. При этом он заверил раз и навсегда, что РСПП не будет заниматься политикой, а останется общественной организацией предпринимателей.

Как пояснил Потанин, Ходорковский остается членом бюро правления РСПП, потому что до сих пор заявления об освобождении не подавал. И нет тут никакого вызова и политической подоплеки. Комментируя выступление Президента, Потанин отметил, что глубоко удовлетворен заявлением Путина о том, что поворота назад не будет. В то же время Потанин уверен, что Президент приехал на съезд не для того, чтобы успокоить бизнес-сообщество, а для определения дальнейших путей взаимодействия власти и бизнеса. 'Президент не психотерапией бизнеса занимался, а определял конкретные задачи и пути развития', - считает Потанин.

Однако картина в кулуарах свидетельствовала об обратном: олигархи и впрямь выглядели так, как будто только что вернулись сеанса психотерапии. Да, они были готовы отвечать на все вопросы. И только упоминание одного имени на мгновение омрачало их чело. "А что же с Ходорковским?", - спрашивали недоумевающие наивные журналисты. Но олигархи решили перенять манеру Президента, и имя Ходорковского, а также название его компании старались не произносить. Ну зачем трогать это, ведь все так хорошо складывается?

Вице-президент РСПП Игорь Юргенс упорно отказывался говорить на эту тему. "Я не слышал, чтобы Президент произносил его имя или имя его компании", - отмахивался он от настойчивых вопросов журналистов. Он подчеркнул, что объективных оснований для конфликта между бизнесом и властью нет. "Для предпринимателей любого уровня прекращение диалога с властью означает самоубийство", - сказал он. А еще Юргенс сказал, что своим приездом Путин как бы протянул бизнес-сообществу руку, и бизнес-сообщество не намерено эту руку отталкивать. 'Вот так. А вы все о каком-то Ходорковском!'

Если кто-то и решался произносить имя опального олигарха, то только в сочетании со словами "это единичный случай, который не означает перемены курса". Самым смелым оказался Вексельберг. Он считает, что арест Ходорковского находится строго в области политики, а не экономики и бизнеса. В то же время он не побоялся признаться, что по-прежнему выступает за освобождение Ходорковского под залог. Более того, г-н Вексельберг даже готов взять на себя все расходы по внесению залога за Ходорковского.

В общем, все как-будто успокоились и постарались забыть о попавшем в беду коллеге-олигархе. Вторая часть заседания прошла в спокойном режиме. Перед делегатами выступил вице-премьер Борис Алешин, который, видимо в свете последних заявлений Президента, трижды за свое выступление похвалил РСПП и подчеркнул, что "такую организацию невозможно переоценить". В завершение он пообещал даже передать РСПП некоторые государственные функции. Которые будут признаны "избыточными" в ходе административной реформы.

Ирина Алешина, ИА 'Росбалт', Москва