Нефтяных "генералов" отправляют в разведку

На фоне споров о природной ренте проблемы развитии нефтяной отрасли в России остаются в стороне. Между тем, по данным иностранных экспертов нефтяного рынка, разведанных запасов нефти России хватит лишь на 19 лет добычи.

Как известно, вопрос о природной ренте стал одной из центральных тем завершающейся думской кампании. И это можно только приветствовать. Если львиную долю бюджета страны формируют нефтяные деньги, значит обсуждение механизма налогообложения в этой сфере позволяет составить представление о том, что именно происходит у истоков российской экономики.
Однако громкие публичные обсуждения последних недель касались в основном того, сколько нужно изъять у "нефтяных баронов" и каким образом разделить, оставляя в стороне один из главных вопросов: насколько эффективно развивается нефтяная отрасль и что ждет ее, а значит и экономику России в ближайшем будущем.

Информационное агентство 'Росбалт' организовало круглый стол 'Нефтяная отрасль России: использование 'прежних заделов' или развитие и модернизация?' как раз с целью инициировать разговор о реалиях российской нефтяной отрасли.
По ходу разговора президент ОАО 'Транснефть' Семён Вайншток открыл секрет, сообщив, насколько вырастут тарифы на услуги его компании в 2004 году, бывший глава 'Северной нефти' (ныне член Совета Федерации) Андрей Вавилов разъяснил, что надо делать с олигархами, чтобы их деньги работали на страну, а замдиректора Института геолого-экономических проблем Аркадий Краев обрисовал перспективы нефтедобычи в России.


Гости 'Росбалта' сосредоточились на анализе реального положения дел в сфере нефтедобычи и геологоразведки. Был констатирован факт: после развала Советского Союза разведкой и восполнением запасов никто не занимался - компании выбирали из месторождений то, что уже было разведано ранее, не сильно заботясь о поиске новых залежей нефти. По данным заместителя директора Института геолого-экономических проблем Аркадия Краева, на сегодня нефть в РФ добывается в 2,5 тысячах месторождений. Согласно статистическим данным британской компании BP, ее запасов России хватит на 19 лет. И принципиально этих цифр никто из участников круглого стола не оспорил.

В России на сегодня нет условий для получения доходов от разведки нефтяных запасов. Более того, нефтегигантам просто невыгодно заниматься разведкой. По словам президента ОАО 'Транснефть' Семёна Вайнштока, 'законодательство жёстко оговаривает: открыть новое месторождение можно, но оно в обязательном порядке пойдет на конкурс, который еще надо выиграть'. 'Обнаружив месторождение, я буду долго доказывать, что у меня есть деньги, и что я их потрачу на разработку именно этого месторождения', - отметил президент ОАО 'Транснефть'. В этой ситуации нефтедобывающим компаниям остаётся одно - 'съедать то, что уже было разведано'. Чтобы изменить ситуацию, в Минприроды должно появиться специальное "разведывательное" ведомство. 'Государство может и должно получать хорошие деньги от геологоразведки', - убежден Семён Вайншток.

Оценивать количество оставшейся у России нефти Вайншток не захотел. Заявив, что 'дело это неблагодарное'. Глава 'Транснефти' предпочёл сосредоточиться на работе своей компании. По его словам, возможности ОАО 'Транснефть' по транспортировке сырья полностью удовлетворяют потребности российских нефтяных компаний. 'Многие 'околонефтяные товарищи' упрекают "Транснефть", что она, мол, не покрывает потребностей российских нефтяных компаний. Это неправда. Действительно, у нас были сложности, но сейчас - избыток возможностей для транспортировки', - с гордостью сообщил Вайншток, добавив, что если раньше в системе "Транснефти" одновременно находилось не менее 2 млн. тонн технологической нефти для заполнения трубы, то теперь осталось всего 900 тыс. тонн. А значит, 'у компании остаётся производственный потенциал'. Такой большой задел имеется еще и потому, что добывающие компании систематически 'недосдают' оговоренные объемы нефти, уверен Вайншток.

Есть у 'Транснефти' и другие проблемы с 'коллегами по цеху'. Нефтяные компании требуют строительства трубопроводов по новым направлениям, но при этом не предоставляют никаких обязательств по планируемым объёмам поставок нефти. 'Они просят трубопроводы, но не дают гарантии, что трубы будут заполнены', - пояснил Вайншток.
Что же касается стоимости услуг по перекачке, то в следующем году 'Транснефть', по словам ее президента, увеличит тариф на прокачку нефти через свои трубопроводы на 10%.

Кстати, прогноз Вайнштока по объемам добычи нефти в России выглядит внушительно. По его подсчетам, общая нефтедобыча в 2003 году составит 412 млн. тонн. А в 2004 году еще несколько возрастёт и составит примерно 420 млн. тонн.
Экспортные показатели Семён Вайншток также не стал утаивать. По его информации, по итогам 2003 года экспорт нефти составит 208,5 млн. тонн. В 2004 году экспорт возрастёт до 240 млн. тонн. В основном увеличение экспортных возможностей глава 'Транснефти' связал со строительством Балтийской трубопроводной системы (БТС). Ее мощность скоро будет доведена до 42 млн. тонн нефти в год, считает он.

Сенатор Андрей Вавилов поднял на заседании еще одну тему. Заметим, что в определенных кругах господина Вавилова называют 'бывшим олигархом', поэтому его выводы о том, 'как появляются в нефтяной отрасли самые богатые люди' и куда они потом исчезают, наверное, следует считать объективными. Так вот, как пояснил Вавилов, история западных стран богата примерами, когда заработавшие миллиарды на сырьевых запасах персоны покидают родину. Но есть и другой пример - уже из арабского мира. Туда уехавшие в свое время нефтяные миллиардеры, напротив, возвращаются.

Россия, по мнению Вавилова, сейчас стоит на перепутье. По какому из двух вариантов будет развиваться ситуация в нашей стране, зависит от власти. 'Богатые люди должны платить налоги не потому, что Владимир Путин сказал: 'Ребята, давайте, скиньтесь', а потому, что должна быть создана система', - заявил сенатор. Однако, по его словам, 13-процентный подоходный налог - очень велик, и, если государству нужны миллионеры, надо продумать другую систему. А миллионеры, по мнению Андрея Вавилова, России нужны.

По словам ведущего аналитика инвестиционной компании 'ОЛМА' Олега Паньшина, согласно ежегодному статистическому обзору мировой энергетики британской нефтяной компании ВР, сделанному на основе данных американского отраслевого журнала Oil&Gas Journal, объем доказанных нефтяных резервов России в 2002 году составил 8,2 млрд. тонн (58 млрд. баррелей). Однако, если сложить данные, предоставленные десятью крупнейшими нефтедобывающими компаниями России, получится совсем другая цифра - 76 млрд. баррелей. Причем, эта цифра подтверждена крупнейшими мировыми аудиторами месторождений. А если к ней прибавить недоразведанные запасы категорий С2 и СЗ, с вероятностью подтверждения 80-90%, то получится 105-111 млрд. баррелей. Это 18% мировых запасов - больше, чем у Ирака. В итоге наша страна занимает 7-е место в мире по нефтяным резервам.

По мнению аналитика, если не будут открыты и введены в запасы новые месторождения, доказанных российских резервов хватит на 21 год (если считать, что Россия ежегодно добывает 376 млн. тонн). Для сравнения: запасов стран Персидского залива хватит примерно на столетие. Вот почему аналитики уверены, что в течение как минимум ближайших десятилетий Россия будет одним из главных центров роста мировой добычи нефти. Причем центром, формирующим свою нефтяную политику самостоятельно - без жёсткой привязки к ОПЕК, а выход на новые рынки (Восточная Азия и США) сделает эту политику куда более гибкой. Поскольку при этом, с одной стороны, будет падать производство нефти в США и Западной Европе, а с другой - быстро расти потребление в Восточной Азии, влияние нашей страны на нефтяном рынке резко увеличится.

По экспортным цифрам Олег Паньшин отметил следующее: согласно прогнозам Международного энергетического агентства, в 2003 году Россия от экспорта нефти получит 53 млрд. долларов выручки. Часть этих средств потребуется самим нефтяным компаниям (и российским, и иностранным), работающим в нашей стране, для реализации масштабной программы инвестиций, необходимых для дальнейшего прироста добычи и экспорта. А вложения, по данным Паньшина, потребуются огромные. Согласно оценкам Минтопэнерго и самих компаний, увеличение добычи с нынешнего уровня до 500 млн. тонн потребует инвестиций в размере 12-15 млрд. долл. ежегодно (сегодня вкладывается по 10 млрд. долл. в год, что обеспечивает ежегодный прирост добычи на 8-10%). Для примера: один лишь Сахалин, где нефтедобыча к 2020 году должна вырасти с нынешних 2,8 до 30 млн. тонн в год, потребует не менее 25 млрд. долларов.

Начальник Управления экономики окружающей среды и природных ресурсов Министерства экономического развития и торговли РФ Ахмед Разаков также высказался по вопросу добычи полезных ископаемых. В этой сфере, считает представитель МЭРТа, 'ситуация очень напряженная'. До 2002 года воспроизводство минерально-производственной базы происходило за счет отчислений на эти работы. А с 1 января 2003 года ситуация поменялась в связи с введением налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Буквально неделю назад министр Герман Греф собирал у себя совещание со специалистами и руководителями крупных компаний. В итоге, создана совместная рабочая группа, которая займется дифференциацией НДПИ.

По данным Минприроды, за последний год прирост запасов нефти составил примерно столько же, сколько объем добычи - около 280 млн. тонн. 'Это не очень плохо, хотя хотелось бы, чтобы прирост был в 1,5 раза больше', - сообщил Ахмед Разаков. По его словам, прирост запасов природного газа составил более 1 млрд. кубических метров, хотя объем добычи составил 530 млн. кубов. Но такой 2-кратный прирост - разовое событие, не системное, считает он.

По данным Контрольного управления администрации Президента, 10 ведущих компаний России сегодня имеют промышленные запасы нефти на несколько десятков лет, некоторые компании обеспечены на 70-80 лет (это при сохранении текущих объемов добычи). В этом, по мнению Разакова, кроется одна из причин того, почему ведущим нефтяным компаниям нет особого смысла вкладывать деньги в разведку и прирост запасов.

Получить от господина Разакова информацию по многострадальному закону о недрах оказалось сложнее. Он лишь сообщил, что министерство с самого начала считало, что 'нужны чуть ли не революционные изменения'. 'Недавно на заседании правительства были представлены материалы к закону, но озвучивать их я бы не хотел', - заявил он.

Естественным образом участники дискуссии коснулись и главного политэкономического вопроса, имеющего прямое отношение к нефтяной теме, - природной ренты.
Максимально полно об этом высказался член Совета Федерации Магомед Магомедов. Он отметил, что нефтекомпании России сейчас неформально делятся на две группы. Первые (к ним он отнёс 'Сургутнефтегаз', 'ЛУКОЙЛ', "Роснефть) считают, что ныне действующие месторождения нужно вырабатывать полностью, используя щадящие технологии их эксплуатации - без быстрого увеличения добычи. И лишь 'выжав' из них всё, уходить на новые. Как правило, эту группу компаний возглавляют профессиональные нефтяники, большую часть вырученных от продажи нефти средств инвестирующие в инфраструктуру своего бизнеса.

Вторая группа компаний (к ним сенатор причислил 'Сибнефть', 'ЮКОС' и ТНК) возглавляется выходцами из среды финансистов. Они считают, что сейчас, пока мировые цены на нефть высоки, необходимо быстро наращивать добычу, используя уже имеющиеся технологии. Частично выработав, месторождения необходимо оставлять, и возвращаться к ним только после того, как будут освоены новые принципы добычи, - чтобы довыкачать нефть уже более дешёвым способом. Таким образом, считают "финансисты", сейчас можно избежать лишних издержек, чтобы затем постепенно выйти на приемлемый уровень рентабельности при работе с "трудными" месторождениями.
Оба подхода, по мнению Магомедова, имеют право на существование.

Однако сейчас необходимо определиться, в каком именно направлении следует двигаться в вопросе взаимоотношений государства и нефтебизнеса - в сторону ренты (тогда следует выработать и заключить соглашения между корпорациями и государством), или - в сторону национализации (и тогда встаёт вопрос о цене, в которую этот процесс обойдется стране). В заключение сенатор выразил уверенность в том, что 'любое общество желает иметь у себя лучше сто миллионеров, чем одного миллиардера'. И именно на это правило следует ориентироваться при обращении к "нефтяному вопросу".

Оптимистический итог заседанию круглого стола подвёл Аркадий Краев. Он заявил, что пока действующие месторождения не выбраны, нужно всё-таки сосредоточиться на геологоразведке новых. 'Перспективы найти новые залежи нефти у геологов блестящие', - сообщил он.

Татьяна Кособокова, ИА 'Росбалт'. Москва