Предпоследний герой боевика

Арест Саддама Хусейна - закономерный и очень нужный американцам поворот в "сериале" про иракскую войну - может, однако, иметь для США как позитивные, так и негативные последствия.

14 декабря, в воскресенье, информационные агентства и центральные каналы телевидения распространили информацию об аресте бывшего иракского лидера Саддама Хусейна. Он скрывался в подвале одного из домов близ Тикрита, неподалёку от реки Тигр. При задержании сопротивления не оказал, сразу назвал себя и заявил о готовности к переговорам. В ответ американские солдаты передали ему привет от Джорджа Буша.

В России некоторые аналитики, журналисты и даже сотрудники российского МИДа усомнились в реальности предъявленного широкой общественности Хусейна. Юрий Федотов, заместитель министра иностранных дел, так прямо и сказал, что еще не известно, настоящий ли это Хусейн: дескать, у него масса двойников, а о реальности существования в Ираке оружия массового поражения американцы говорили с не меньшей убеждённостью. Сомнения такого рода вполне естественны: люди отказываются верить в то, во что им верить не хочется.

Медицинские доказательства (анализ ДНК и отпечатки зубов) - и для обывателя, и для политика - всегда будут выглядеть неубедительно. 'Информационное' доказательство - пойманный должен знать то, что может знать только Хусейн, но никак не его двойник - никогда не будет предъявлено общественности в адекватной форме. Да и что общественности может быть известно о Саддаме, кроме уже показанных на телеэкране усов? Иными словами, в Хусейна можно только поверить.

В последние годы в основе большинства внешнеполитических инициатив Соединённых Штатов лежали некие доступные массовому сознанию 'остросюжетные фильмы' - всегда со злодеем в главной роли. Слободан Милошевич, Бин Ладен, Саддам Хусейн... До недавнего времени полный хэппи-энд - в смысле полной победы добра над злом не в житейском, а в киношном варианте - состоялся только в сериале про Югославию. Бин Ладен с невидимой, но вездесущей 'Аль-Каэдой' все еще продолжает щекотать зрителям нервы. Перелом произошел в кино про Ирак, и не важно, настоящий Хусейн или нет был пойман в Тикрите, теперь сюжет будет выстраиваться так, будто он - настоящий.

Как и любое масштабное явление, арест бывшего иракского диктатора имеет и позитивные, и негативные последствия - в первую очередь, для самих США.
Не поймать Саддама американцы не могли - хотя бы для отчетности. Иначе война - в отсутствие оружия массового поражения - рискует потерять всякую легитимность. Также нужно понимать, что Хусейн - не Милошевич, а иракский суд под наблюдением американских военных - не Гаагский трибунал.

Хусейн не будет, как бывший президент Югославии, отстаивать свою правоту с документами в руках - по способностям он всё-таки уступает югославскому лидеру, да и возможности такой ему не дадут. К Хусейну, как уже заявили американцы, могут применяться пытки - 'методы ограниченного болевого воздействия и лишения сна' - как и к заключённым на базе Гуантанамо. Учитывая, что физическое и психическое здоровье диктатора может быть значительно подорвано событиями последних месяцев, американцы могут добиться от Хусейна неких сенсационных признаний. Например, куда все-таки делось оружие массового поражения и кто несет ответственность за теракты.

Но этот тактический выигрыш чреват для Штатов серьёзными проблемами в долгосрочной перспективе. Во-первых, и на Ближнем Востоке, и в Европе и даже внутри самих Соединённых Штатов найдутся силы - и вовсе не маргинальные - способные усомниться в легитимности суда над Саддамом. Во-вторых, что более важно, сопротивление американцам на Ближнем Востоке получит новый импульс. Публичное унижение диктатора только поможет тем, кто хочет, сделать из него героя и мученика, превратить его в образ, мобилизующий на сопротивление новому режиму.

Очевидно, что Хусейн лично никаким сопротивлением не руководил. Подвал, в котором его взяли, не был оборудован никакими средствами коммуникации и менее всего напоминал штаб. Среди борющихся сейчас против американцев в Ираке партизанских группировок есть как 'саддамиты', так и исламские фундаменталисты, с которыми боролся сам диктатор. Значит - террористические акты не прекратятся. И американским военным и политикам снова придется объяснять своим соотечественникам, почему и за что гибнут на Ближнем Востоке их дети. А если не найдется оружие массового поражения, то и у мирового сообщества появятся к Штатам некоторые вопросы - неплохое подспорье в грядущем разговоре о переделе иракских сырьевых ресурсов и рынков. Поэтому арест Саддама Хусейна - только сомнительная победа в маленькой победоносной войне, грозящей обернуться для США новым корейским, вьетнамским - а то и чеченским вариантом.

Роман Романов