Михаил Делягин: Поле битвы - Россия

Руководитель Института проблем глобализации уверен, что на территории России в ближайшее время конкуренция мировых цивилизаций примет форму непосредственного столкновения. В том, что именно Россия станет местом решения глобальных проблем, заключены и её слабость, и её сила.

Руководитель Института проблем глобализации уверен, что на территории России в ближайшее время конкуренция мировых цивилизаций примет форму непосредственного столкновения. В том, что именно Россия станет местом решения глобальных проблем, заключены и её слабость, и её сила.

Россия переживает глубочайший кризис. Национальная катастрофа, начавшаяся в ходе распада СССР, продолжается. Население вымирает и не демонстрирует сколько-нибудь заметных признаков самоорганизации; эффективность государственного управления заметно снижается.

Освоение российских ресурсов как 'мировым сообществом', так и самими российскими капиталами носит 'трофейный' характер и просто не предусматривает последующего воспроизводства экономики. Действия развитых стран в отношении наследства СССР на территории России напоминают делёж шкуры еще не убитого, но уже слабеющего и утратившего способность самостоятельно передвигаться медведя, который, тем не менее, велеречиво и глубокомысленно рассуждает о своей роли в мировой истории и об организации своего конструктивного и взаимовыгодного взаимодействия с группами охотников и мародеров.

Вместе с тем Россия, при всей ее очевидной слабости, по-прежнему контролирует целый ряд уникальных и критически важных в современных условиях ресурсов: территория евроазиатского транзита, уникальные природные ресурсы Сибири и Дальнего Востока, навыки создания новых технологий. Это делает ее ключевым объектом практически всех цивилизационных экспансий, очаги которых - что также очень существенно - расположены в непосредственной близости от России.

Таким образом, главная проблема сегодняшнего дня - столкновение цивилизаций - приведет к тому, что Россия как минимум в ближайшие полтора десятилетия будет для мира важнейшим 'местом действия'. Здесь будет решаться судьба человечества: именно на территории России конкуренция цивилизаций (американской, западноевропейской, китайской, исламской) примет форму непосредственного столкновения (причем всеобщего, 'всех со всеми') по вопросам, связанным с контролем над ее ресурсами. Более того, 'фронт' цивилизационного единоборства пройдет не по географическим рубежам, но внутри самого российского общества, которое становится поэтому одним из ключевых - возможно даже структурообразующих - факторов развития человечества.

В том, что наша страна, наш дом станут местом решения глобальных проблем, заключены и наша слабость, и наша сила. Ведь, досконально зная поле боя, мы сможем влиять на ход развития всего человечества. Однако цена этого 'могущества от слабости' - жизнь, ибо любая ошибка может стать смертельной. В практическом плане перед российским обществом стоит задача гармонизации интересов и сбалансирования усилий различных цивилизаций, осуществляющих экспансию на нашу территорию.

Итак, вне зависимости от нашего желания внутренняя российская политика станет в обозримом будущем инструментом решения даже не международных, а глобальных проблем. При этом миссия России ни при каких обстоятельствах не может являться внешней; вектор развития общества должен быть направлен внутрь, на себя, а не наружу, - просто потому, что ни на что иное ни у сегодняшней, ни у завтрашней России элементарно не хватит сил.

Это вынужденное самоограничение, обусловленное слабостью, надеюсь, преодолимой, ни в коей мере не должно возводиться в ранг добродетели и тем более становиться основой изоляционистских концепций, наподобие популярной в последнее время доктрины 'конструктивного изоляционизма'. По сути, она представляет собой демонстративное игнорирование Запада и всего внешнего мира в стиле не то Брежнева, не то китайских императоров середины позапрошлого века.

Любые внешние силы, способные помочь, следует безоговорочно приветствовать и привлекать. Но и они, и мы сами должны понимать, что такое привлечение возможно только в рамках реальной общности интересов, ибо платить за эту помощь (в том числе встречными уступками) нам из-за нашей слабости попросту нечем. Мы должны энергично влиять на цивилизации, развёртывающие свою экспансию на нашей территории, но, во-первых, осознавать при этом относительную мизерность своих ресурсов и, во-вторых, осуществлять это влияние исключительно для решения собственных проблем, а не ради абстрактных геополитических схем.

Единственная оформленная идея последнего времени, связанная с поиском нашей роли в развитии человечества, - 'либеральный империализм' - сводится, по сути, к попытке превращения РФ в 'региональную державу' на основе реализации на территории СНГ американских интересов, глубоко чуждых как самой России, так и ее соседям. Эта идея обречена на неудачу не только в силу расхождения позиций Москвы и Вашингтона по целому ряду вопросов или наличия конкурирующих (в первую очередь европейских) интересов в отношении этого региона, но и из-за элементарной слабости России.

Пора осознать наконец, что наша страна только тогда сможет проводить сколько-нибудь значимую, направленную вовне политику, когда у нее появятся для этого реальные ресурсы - то есть, когда она наведет порядок у себя дома. Россия способна отработать модели и алгоритмы решения глобальных проблем на уровне своей внутренней политики. Обустраивая свою жизнь, она привнесет гармонию в мир.

Весьма вероятно, что задача оздоровления российской экономики потребует реализации мер, не укладывающихся в стереотипы 'либерального фундаментализма', включая некоторое усиление протекционизма (являющееся сейчас общемировой тенденцией) и предоставление государственных гарантий на непосильные бизнесу, но необходимые экономике инвестиционные проекты (согласие на это МВФ, например, дал России еще в апреле 1999 года). Этого не надо пугаться, пока подобные действия будут вызываться не идеологическими, а исключительно прагматическими подходами при полном понимании их временности.
По мере укрепления экономики и восстановления конкурентоспособности страну следует все больше открывать для внешней конкуренции. Но так, чтобы в каждый момент времени интенсивность конкуренции была достаточной для стимулирования эффективности национальной экономики, но не разрушения ее.

Стратегической, долгосрочной целью должно быть возрождение России как самостоятельной мощной цивилизации, на равных участвующей в глобальной конкуренции. Но путь к этому лежит через промежуточные этапы. От сегодняшнего положения 'поля боя' нам еще предстоит пройти длительный путь даже к промежуточному по своей сути положению 'моста' между ключевыми, наиболее мощными в экономическом и политическом выражении цивилизациями.

Михаил Делягин, председатель президиума, научный руководитель Института проблем глобализации

Полностью статья "Миссия России: решать глобальные проблемы как свои внутренние" будет опубликована в журнале 'Россия в глобальной политике'