Борьба за власть по-иракски

Выступления иракских шиитов против сил коалиции - лишь один из этапов в борьбе за власть и влияние, с новой силой разгоревшейся после свержения Саддама Хусейна.

Как известно, 60% населения Ирака составляют шииты. Однако сам по себе этот факт не делает 60% иракского населения автоматически сторонниками Ирана, где шиизм традиционно популярен.

Иракские шииты - арабы, а иранские, соответсвенно, - персы, и это далекие друг от друга языковые и этнические группы. Что касается арабских племен северного Ирака, как пишет в своей изданной в 1994 году Принстонским Университетом книге 'The Shi'is of Iraq' знаток проблемы проф. Ицхак Нахаш, они приняли шиизм вообще только в 19 веке, когда перешли от кочевого на оседлый образ жизни. Многие их обычаи существенно отличаются от иранских. Себя они считают в первую очередь арабами, а отношения между персами и арабами с самого зарождения ислама были очень непростыми.

На этнические разногласия наслаиваются и религиозные. На территории южного Ирака находятся основные шиитские святыни: города Самарра, Наджаф, где похоронен Али, второе после Мухаммада лицо в шиизме, и Кербела, около которого был в 680 году убит третий по важности для шиитов человек, внук Мухаммада имам Хуссейн, и где находится его могила.

Иракский Наджаф и иранский Кум в течение долго времени оспаривали звание центра шиитской учености (звание это сопряжено и с немалыми материальными выгодами). До 1946 года таковым считался Наджаф. Затем пальма первенства перешла к Куму. Однако иракские шииты продолжают считать главными авторитетами своих богословов.

Иранская Революция 1979 года только обострила разногласия между ними. Имам Хомейни являлся реформатором шиизма. В области политики новаторская концепция Хомейни заключалась в том, что в государстве мусульман вся полнота власти должна принадлежать муллам - исламским законоведам. Эту теорию (называемую велайат аль-Факих - 'власть законоведов') Хомейни изложил в книге 'Исламское правление' (Хукумат-и ислами): до появления Махди (исламского мессии) руководить общиной шиитов, а следовательно, и созданным этой общиной государством должен верховный толкователь шариата (муджтахид). Он непосредственно передает общине волю Аллаха.

В теории 'муджтахидом' кандидата должна признать вся шиитская община. На практике по конституции Ирана этого человека выбирает специальный 'совет мудрецов' (шоура-йе хабреган). После избрания этому верховному толкователю шариата присваивается титул 'Вождь' (Рахбар по-персидски), он признается марджа ат-таклид ('образец для подражания'), то есть фактически святым - руководствующимся в своих поступках исключительно волей Аллаха, становится пожизненным верховным арбитром, главнокомандующим, получает возможность объявлять войну, мир, джихад (всеобщую мобилизацию), утверждать назначение и отставку президента, назначать руководителей силовых структур и высших политработников в этих структурах.

Большинство шиитских богословов не приняли эту теорию. Но если в самом Иране разногласия давно прекратились - продолжавшие упорствовать муллы быстро оказались или в земле или под арестом, то в Ираке возобладала отличная от хомейнизма линия - что еще более отдалило иракских и иранских шиитов.

Из крупных богословов теорию Хомейни поддержали лишь два представителя семества Садр: Мохаммад Бакр ас-Садр и Садек ас-Садр. Мухаммада убили еще в 80-м, а 18 февраля 1999 года машина Садека ас-Садра была расстреляна автоматчиками около его дома в Наджафе, погиб и он, и двое из четырех его сыновей - практически ни у кого не было сомнения, что ликвидация произошла по приказу Саддама. Последававшие за этим выступления сторонников убитого унесли жизни еще двухсот шиитов - но превратили в народного героя молодого сына покойого, Муктаду ас-Садра, лидера идущего сейчас шиитского восстания.

Еще при жизни Садек повелел своим последователям, в том числе и сыновьям, считать верховным авторитетам в вопросах исламского закона аятоллу из иранского Кума Казима аль-Хаири. Таким образом, после убийства Садра вся полнота власти над его сторнниками оказалась в руках Ирана. 8 апреля 2003 года, за день до официального падения Багдада, аль-Хаири издал фетву (религиозное предписание), в котором приказал ираксим шиитам бороться против 'американской оккупации' и назначил верховным руководителем этой борьбы Муктаду. А еще за день до этого, 7 апреля, сторонники Садра взяли под контроль Саддам-сити - двухмилионный шиитский район Багдада, захватив полицеские участки и склады с оружием. Сам район был переименован в Садр-сити - в честь убитого Саддамом Садека - или же в честь его сына Муктады. Каждый был волен понимать по-своему.

Однако доминировать среди ираксих шиитов продолжали противники влияния Ирана. Муктада - молодой человек, не только не аяттола, но, строго говоря, даже не мулла, на тот момент не имевший никакого авторитета как духовный деятель. Среди его сторонников преобладала беднота, деклассированная молодежь. Все основные шиитские лидеры Ирака продолжали быть противниками иранского влияния - и именно их поддерживала наиболее состоятельная часть общины.

Верховным авторитетом для иракских шиитов являлся аятолла Абдул Маджид аль-Хои, как и Муктада Садр, сын убитого по приказу Саддама духовного лидера. Но, в отличие от Муктады, он имел звание аятоллы - высшего шиитского богослова. Аль-Хои вернулся в Ирак из лондонского изгнания и был сторонником строительства в Ираке, в союзе с американцами, режима на основе принципов шиизма - но в нехомейнистской его версии. 10 апреля 2003 года аятолла был зарублен топорами прямо в мечети Али в Наджафе. В марте 2004 г. иракский суд выдал ордер на арест ас-Садра по обвинению в убийстве аль-Хои - что и послужило толчком к восстанию.

Другой руководитель иракских шиитов аятолла Мохаммад Бакр аль-Хаким 29 августа 2003 г. был взорван вместе с толпой своих сторонников в святом городе Наджафе, после того как закончил молитву в главной святыне шиитского ислама, в мечети Али (месте убийства и аятоллы Аль-Хои). Вместе с ним погибло 126 человек. Аль-Хаким являлся главой "Высшего совета исламской революции в Ираке", провел в изгнании в Иране 23 года. Однако в отношении будущего Ирака он был единомышленником Аль-Хои. Так, в начале июня 2003 года в интервью саудовской газете "Аль-Хаят" он заявил: "Иракские богословы не издавали никакой фетвы, предписывающей нападать на американцев, так как эти нападения лишь создадут новые проблемы. Сопротивление оккупации должно быть мирным".

Всего же после свержения Саддама в Ираке были убиты 24 крупных религиозных деятеля (подавляющее большинство - шииты, стоявшие на антихомейнистских позициях).

Сейчас высшим духовным авторитетом Ирака является аятолла Али Систани. Он провел последние десять лет правления Саддама под домашним арестом, пользуется огромным авторитетом в религиозных вопросах, но принципиально выступает против вмешательства духовенства в политическую жизнь, поддерживает линию покойного аль-Хои, но проводит ее в жизнь довольно нерешительно, к тому же не имеет своих силовых формирований. В начале выступления ас-Садра он был однозначно против вооруженной конфронтации с американцами, теперь осторожно заговорил о ее поддержке.

'Садру удалось оседлать политический процесс'

Позиции Муктады ас-Садра укрепляет и то, что семья Садр арабского, иракско-ливанского происхождения, тогда как Систани до сих пор говорит по-арабски с легким персидским акцентом. Он, как и очень многие среди противников Садра в высшем шиитском духовном руководстве Ирака, является этническим иранцем.

В результате стороники Садра стремительно наращивают влияние.

Раньше большинство шиитов являлись сторонниками линии аль-Хои - стрительство под американским зонтиком альтернативного Ирану шиитского центра, но с каждым днем продолжения боев Садр, а значит и Иран, укрепляет свое влияние.

Размах восстания среди суннитов тоже ширится. Если на начальной стадии америкаские официальные лица уверенно заявляли, что основные участники - бывшие функционеры БААС, то около месяца назад их тон изменился. Так, в опубликованной в The New York Times статье Джеймса Рисена говорится, со ссылкой на американскую разведку, о том, что восставших стали поддерживать и лидеры племен, напрямую не связанных с Саддамом. В рамках борьбы против американских войск позиции суннитов и шиитов все более сближаются. В той же статье приводится свидетельство Хассана аль-Аттийя, исполнительного директора Иракского фонда Развития и Демократии, базирующегося в Багдаде. По словам этого шиитского деятеля, многие шииты, изначально не являвшиеся сторонниками Садра, теперь сочувствуют ему.

Парадоксальным образом, приближение 30 июня 2004 года, даты прередачи гражданской власти в стране местному правительству, только увеличивает число недовольных Америкой. Пока страной правят чужаки, 'равноудаленные' от всех местных группировок. Но власть-то они будут вынуждены передать кому-то конкретно - и значит, одна или несколько групп получат преимущества над всеми остальными, оттеснят их в сторону. В коррумпированных восточных обществах пирога всегда не хватает на всех, и знающие что самое теплое место уготовано не им, пополняют лагерь противников Америки. 'Садру удалось оседлать политический процесс', - заключает аль-Аттийя.

В той же статье говориться, что, по информации 'некоторых чиновников Пентагона и правительства', ливанская Хизбалла играет ключевую роль в шиитском восстании, а связанный с ней Исламский Джихад имеет в Ираке сеть представительств, и что поддерживает всю эту сеть именно Иран. Правда, газета приводит и мнение 'представителей ЦРУ', опять же не названных. Согласно им 'нет доказательств того, что Хизбалла уже объединила силы с иракскими шиитами. Однако Хизбалла сумела значительно укрепиться в послевоенном Ираке'. По приводимой газетой оценке экспертов, Хизбалла вообще располагает одной из наиболее эффективных и опасных оперативных сетей в мире. Собственно, разногласия американских спеслужбистов тут непринципиальны: все признают, что Хизбалла и Исламский Джихад имеют в Ираке прочную базу, и ситуация вполне может измениться.

В последнее время эту точку зрения поддержали практически все ведущие американские СМИ. 27 апреля 2004 г. американское аналитическое он-лайн издание WorldNetDaily, сообщило, со ссылкой на американские разведывательные источники, что за последние месяцы множество членов Хизбаллы было послано в Ирак, где создана сеть представительств организации. Сейчас они заняты установлением контактов с местными шиитами и антиамериканской пропагандой, и их цель состоит в создании фундамента для будущих вооруженных действий. Более того, по сообщению агенства, с 2001 года Хизбалла утроила свой ракетный арсенал, теперь, в числе прочего, в ее распоряжении находятся советские наплечные ракеты SA-18 класса земля-воздух. Они считаются очень эффективными, имеют дальность поражения до 5,2 км, и эти ракеты тоже перебрасываются в Ирак.

Меняется и позиция шиитских духовных лидеров: самый авторитетный из них, аятолла Али Систан выпустил фетву, в которой поддерживает выступление Садра против американцев, правда, призывая при этом искать мирное решение конфликта.

Авраам Шмулевич