Главные новости - все новости
6 сентября 2004, 09:05

"Независимая газета": Кто объявил нам войну?

В трагических событиях в Беслане много неясного. Отчасти - по объективным причинам, отчасти - оттого, что информацию теми или иными способами стараются замутить, затемнить.

Вот всего одна из странностей, но показательная. 1 сентября в Беслан собирались вылететь руководители МВД и ФСБ Российской Федерации. Как министры-силовики готовились вылететь из Москвы, мы могли видеть по телевизору. Но вот как они прибыли в Беслан и что делали там - по телевизору не видел никто. Хотя, если верить официальным сообщениям, сразу по прибытии генералы Патрушев и Нургалиев 'взяли под личный контроль все мероприятия по освобождению заложников'.

Ну, допустим, министры-невидимки вынуждены были действовать в обстановке сверхсекретности. В конце концов их и так поминают и будут поминать недобрым словом все кому не лень.

А вот вспомнит ли кто-нибудь о простом солдате, мелькнувшем в телекартинке? Худой, одетый во все не по росту и какой-то очень несчастный. Кто он был? То ли из ' Витязей', то ли из 'Альфы'. Или из местного ОМОНа? Может, кто-то из его родных - жена, ребенок - или близких оказались в этой школе? О таких простых солдатах, как он, никто ничего доброго не скажет. Не скажет, наверное, и худого. О них просто забудут. А ведь эти простые солдаты - тоже жертвы, тоже заложники этой трагедии. Заложники ужаса, который (что бы там ни говорили штатные психологи) непреодолим.

Но самый главный ужас в том, что российский народ разобщен и отчужден друг от друга настолько, что его нельзя назвать нацией, члены которой, не зная друг друга лично, тем не менее рассматривают себя как общность с единой судьбой и надеждами. Мы не воспринимаем себя как общность. И именно этим мы в первую очередь отличаемся от американцев, которые после 11 сентября сумели сплотиться еще теснее и потому - выстоять. Хотя у американцев тоже есть свои глупые начальники и неумные исполнители. Но у американцев - у республиканцев или демократов, белых или черных, богатых или бедных - есть то, чего нет у нас и в помине. Американцы не делят себя как народ на 'они' (власть имущие) и 'мы' (все остальные). Поэтому американцы - нация. У нас же, в нашем сознании между 'они' и 'мы' - разверстая пропасть. И это одна из причин нашей отчужденности друг от друга: 'мы' не понимаем 'их' и не верим 'им'. Жители Беслана, в надежде стоявшие на площади, ничего не знали и ничего не понимали. Они не знали, ведутся переговоры с террористами или не ведутся, выдвигают террористы требования или не выдвигают, будет штурм или не будет, как обещали, штурма. Они не знали ничего. И мы, видевшие весь этот ужас по телевизору, тоже ничего не знали и не понимали. В результате пропасть между простыми гражданами и власть имущими стала еще бездоннее и безнадежнее. А это значит, все мы, граждане Российской Федерации - осетины, русские, евреи, чеченцы, татары и т.д., - обречены быть заложниками террора.

Но, разъединенные в обычной жизни, можем ли мы оставаться в этом состоянии, когда нам объявлена война? Если мы до сих пор не видели, вокруг чего можно объединяться, то общее горе, общая беда должны нас объединить. Так было на Руси всегда. Иного не дано.

И еще одна деталь, мало кем замеченная в эти страшные дни. 3 сентября, именно тогда, когда в Беслане началась массовая гибель людей, на информационных лентах появилось сообщение о том, что Министерство по налогам и сборам требует от ЮКОСа еще около 120 миллиардов рублей. То есть когда гибли люди, гибли дети, одни силовики вступали в реальный бой с боевиками, другие силовики в то же самое время занимались очередным выколачиванием денег. Совпадение, конечно, случайное, но очень символичное.

Возникло странное ощущение, будто некто неведомый, но, увы, могущественный держит в руках весы: на одну чашу положены эти самые 120 миллиардов, на другую - 1200 жизней заложников. Коэффициент 10...

Что ценнее, какая чаша перевесит? Ответ на этот вопрос в нашей стране насколько очевиден, настолько же страшен. Так что лучше о нем не думать.

Как и о том, кто объявил нам войну.

Петр Поспелов

Отныне жизнь не только в Северной Осетии, но и во всей России навсегда расколота надвое: до и после. 'До' - это радость, счастье, смех, белые бантики первоклашек, цветы для учителей. 'После' - это горе, кровь, разрушенные семьи, стоны покалеченных, мертвые детские тела и слезы, слезы, слезы: Над Бесланом стеной стоит плач. Везде - в магазинах, кафе, на улицах люди плачут. В голос - женщины. Не стесняясь, утирают кулаком глаза мужики.

Скоро, очень скоро, как только пройдет первый шок, мы, как это уже бывало не раз, услышим заявления, в которых скажут нам, что надо было договариваться с бандитами, или надо было лучше готовиться к штурму, или 'надо было думать заранее'. Не важно. Важно то, что своими рассуждениями эти люди, которые слышали выстрелы в лучшем случае на охоте, эти люди будут поганить память убитых.

Можно сколько угодно заниматься самокопанием: был ли штурм, не было, можно ли было спасти кого-нибудь еще, а что было бы, если: Но банальная фраза 'история не терпит сослагательного наклонения' в этом случае актуальна как никогда. Вся Россия переживает горе матерей, отцов, детей и даже совсем крох, которым сволочи стреляли в спины, в живот, в головы. Тяжело переживает. Рыдает. Убили тех, кто еще даже не начал жить, убили тех, кого мама и папа еще не сводили на аттракционы, не накормили всласть мороженым и шоколадными конфетами, не накупили игрушек, убили тех, кто еще даже не успел пролопотать свои первые слова в этом безумном, поганом мире. Убили целое поколение.

Помолитесь за них. Поплачьте о них. Не забывайте их. Они - наши самые главные Святые. Святые Мученики России.

Поплачьте и помолитесь за тех солдат и офицеров, которые погибали под пулями сволочей, но спасали детские жизни. Помолитесь за них. Они - герои, герои и просто очень, очень хорошие, сильные, настоящие мужики.

Молитесь за всех них, плачьте и думайте. Думайте о том, что будет дальше, если мы очерствевший, заворовавшийся, коррумпированный насквозь народ и будем дальше оставаться такими же. Думайте о том, как сволочи, которые дали кому-то баснословную взятку, будут убивать уже ваших детей. Представьте себя на месте тех матерей и отцов, которые сегодня рвут на себе волосы. И плачут, плачут, плачут: Плачьте вместе с ними и думайте. Думайте о том, что каждый из вас сегодня может оказаться на их месте.

Люди! Очнитесь же, наконец. Что нужно с нами сделать, чтобы мы прекратили воровать, растаскивать, наживаться на чужом горе, жрать водку, требовать для себя, набивать свой карман, грабить? Что еще нужно с нами сделать, чтобы мы перестали гнить? Разве нам до сих пор мало?

"Независимая газета"