Без языка...

Многие дети мигрантов из стран СНГ, приехавших в крупные российские города, элементарно не знают русского языка и не знакомы с обычаями и правилами поведения в российском обществе.

В Петербурге уже есть целые школьные классы, состоящие из детей, впервые услышавших русскую речь только на берегах Невы...

В ситуации, когда все вокруг говорят о демографической катастрофе в России и о том, что через 20 лет кормить пенсионеров будет некому, есть только два варианта - срочно повышать рождаемость или звать гостей, которые на официальном языке называются мигрантами. При этом все попытки стимулирования рождаемости по настоящему ощутимых результатов до сих пор не приносят, а мигранты, не дожидаясь приглашений от руководства страны и отдельных регионов, едут в Россию сами, выбирая наиболее привлекательные, на их взгляд, места для проживания. Где их, как водится, никто не ждёт.

Не секрет, что больше всего мигрантов приезжает в Москву и Петербург. И едут они, чаще всего, из бывших союзных республик, где жизнь по каким-то причинам не сложилась. При этом российские столицы по привычке воспринимаются многими в СНГ как столицы несуществующего уже общего государства, куда всегда можно приехать и где всегда есть возможность заработать. Но если Москва с неконтролируемой миграцией уже начала бороться, то Петербург по-прежнему остается почти "открытым" городом.

И здесь возникает парадокс. С одной стороны, Петербург заинтересован в притоке людей - ведь многие коренные петербуржцы скорее готовы стоять на учете на бирже труда, чем идти разнорабочими на стройку или становиться водителями маршруток (практически все строители и водители - выходцы с Кавказа, Украины, Молдовы и т.д.). Однако при этом на уровне властей города мигрантов никто не ждет и не решает их вопросы с документами, видом на жительство и банальной регистрацией.
А ведь значительная часть мигрантов едет сюда с семьями, с детьми. Поскольку вопрос регистрации так или иначе решается с помощью не самой большой суммы денег, дети приехавших в Петербург людей идут в городские детские сады и школы. И вот здесь начинаются настоящие проблемы...

Воспитатели детских садов и школьные учителя уже бьют тревогу: многие дети переселенцев элементарно не знают русского языка и не знакомы с обычаями и правилами поведения в российском обществе. И если приезжающие в Россию студенты из других стран проходят специальный курс обучения языку (эта система осталась в наследство еще с советских времен), то ни для школьников, ни, тем более, для дошкольников ничего подобного не предусмотрено.

В итоге возникает конфликт - воспитатели и учителя вынуждены тратить на таких детишек гораздо больше времени и сил, чем это предусмотрено учебной программой и скромной зарплатой. И при любой возможности от таких учеников школы и другие учебные заведения стараются избавиться. Решать эту проблему надо, пока она не достигла точки кипения.

...В одной из школ Адмиралтейского района Петербурга, в которой учатся дети выходцев из Азербайджана, Армении и Таджикистана, рассказали, что пытались узнавать, есть ли где-то в городе специальные группы или классы, где бы с детьми мигрантов могли отдельно позаниматься русским языком. Предполагали, что, может быть, есть какие-нибудь землячества, где на родном языке детей им могли бы помочь в адаптации к новой среде... Однако, как оказалось, ничего похожего в Петербурге не существует.
По собственной инициативе школа создала "компенсирующий" класс, состоявший из детей мигрантов, которые получили начальное образование за четыре года, а не за три. Теперь же этот небольшой по количеству учеников класс стал обыкновенным 5-м классом. Он уже не отстает от параллельных и его дополнили русскими детьми.

В Центральном районе Петербурга пришлось создавать целые классы, в которых занимаются дети из грузинских сёл, впервые услышавшие русскую речь уже в Петербурге. Однако самостоятельными занятиями тут не обойдешься, поскольку главная трудность, с которой сталкиваются дети мигрантов - фонетическая. Одним и тем же русским фонемам в разных языках соответствуют разные звуки. Кто-то привык произносить их тверже, чем в русском, кто-то мягче. Иных звуков в родном языке ребенка может вообще не быть, и ему, не привыкшему постоянно говорить по-русски, так и не удается их произнести. Со многими работают специалисты-логопеды...

Отсутствие центров специальной языковой подготовки школьников из семей мигрантов показывает не только отсутствие ясной и чёткой политики властей по отношению к мигрантам из-за рубежа, но и свидетельствует о том, что Российское государство, по природе своей будучи многонациональным, в чем-то не справляется с этой очень ответственной и важной своей ролью.

Кстати, и для многих уроженцев Российской Федерации, мигрирующих сейчас в крупные города или даже родившихся в них, русский язык не является родным. Программа, помогающая детям мигрантов адаптироваться к учебе в русскоязычной среде, должна быть составляющей не только миграционной, но и национальной политики России.

...В Петербурге же до этого пока что далеко. В Комитете по образованию даже не знают, сколько детей мигрантов и из каких стран обучаются в школах города...

Максим Василенко, ИА "Росбалт". Санкт-Петербург