Беслан: 40 дней

Сегодня в Осетии завершается траур по погибшим 1-3 сентября в захваченной террористами школе... Тем временем жители республики не хотят дожидаться, пока им расскажут, кто виноват в бесланской трагедии, они готовы сами найти и наказать виновных.

В среду люди на улицах пережившего трагедию Беслана могут измениться, по крайней мере, внешне. Лишь сегодня, после 40-дневного траура, женщины могут снять черные одежды, а мужчины - сбрить бороды: таковы осетинские традиции.
В православных храмах Северной Осетии прошли поминальные службы. Заупокойную служили по всей России и в главном храме страны - храме Христа Спасителя в Москве. "Только человеческое участие, сочувствие и молитвы способны, превозмогая боль утраты, дать силы для того, чтобы жить дальше", - обратился к потерявшим родных и близких Патриарх Алексий II.

Сегодня старейшины призовут жителей Беслана снять траур, но снимут ли траур родственники погибших заложников, даже если перестанут носить черные одежды? Ведь согласно древнему осетинскому обычаю, мужчина может снять траур только тогда, когда отмщена смерть близкого.

Патриарх призывает жить дальше, однако для каждого это слово сейчас имеет свое значение. Есть те, кто считает, что не сможет жить дальше, пока живы виновники трагедии. Другие убеждены, что цель террористов - спровоцировать осетин на вооруженный конфликт с ингушами, и надо приложить все усилия, чтобы их ужасный план не был претворен в жизнь. Потому-то прошедшие 40 дней изменили не только внешний облик людей, но и осетино-ингушскую границу: по всей ее длине усилены меры безопасности.

Когда свершается масштабная трагедия, а власть оказывается не в состоянии ее предотвратить, парламент, по уже складывающейся традиции, создает специальную комиссию, чтобы расследовать обстоятельства случившегося и выяснить, кто виноват. Например, американцы создали межпартийную комиссию по расследованию обстоятельств терактов 11 сентября 2001 года. Надо отдать должное этой комиссии - ее республиканские представители не стеснялись констатировать ошибки именно республиканского руководства.
Наш парламент решил быть не хуже Конгресса США и тоже создать нечто подобное. К 11-ти членам Совета Федерации со временем поступило воистину межпартийное подкрепление: 7 депутатов Госдумы от "Единой России", 1 депутат от "Родины", 1 - от КПРФ и экс-кандидат в Президенты РФ от ЛДПР Олег Малышкин.

Американская комиссия сделала 3 важнейших дела: допросила всех кого можно, составила рекомендации по реорганизациям и выпустила отчет на 600 страницах, ставший бестселлером в книжных магазинах страны. Наша комиссия, по всей видимости, перенимает зарубежный опыт. От допроса уйти не удастся никому из действующих лиц бесланской трагедии. Пока всё внимание - экс-президенту Ингушетии Руслану Аушеву, который вошел без охраны в захваченную террористами школу и вывел оттуда 26 человек, женщин с грудными детьми.
Например, депутат Госдумы Юрий Савельев намерен устроить встречу комиссии с Аушевым. Лично Савельева интересует, кто были те 26 заложников, которых боевики освободили после переговоров с Аушевым. Также депутата интересует, почему боевики отпустили самого Аушева.

Советов по реорганизации властных структур от парламентской комиссии в Кремле дожидаться не стали. Что же касается отчета, американский аналог которого продавался в книжных магазинах, то это - отдельная тема.
Всё тот же депутат Савельев заявил: 'Правда в отношении к истинным заказчикам теракта может быть настолько страшной, что ее оглашение может вызвать новые кровавые конфликты". Действительно, зачем лишний раз пугать людей страшной правдой? А вдруг конфликты начнутся между пострадавшими и чиновниками, которые не смогли помочь? Уже есть информация о жителях Северной Осетии, объявивших войну чиновникам-коррупционерам.

Как ни странно, но жители Северной Осетии не хотят дожидаться, пока им расскажут, кто виноват в бесланской трагедии, они готовы сами найти и наказать виновных. По их мнению, это вовсе не Аушев. Более того, те, кто не считают виновными всех ингушей и погромов устраивать не собираются, виновными видят власти всех уровней. Те, кто побывал в заложниках, признаются, что чувствовали себя брошенными.

Будут ли они чувствовать себя брошенными теперь, когда распределяется помощь? И хватит ли этой помощи, например, тем, кто находится в ожоговых центрах, и кто должен будет 2-3 раза в год оплачивать дорогостоящие операции? Пока ожидания людей, что накануне 40-дневных поминок им будет выплачена материальная помощь, не оправдались. Местные чиновники говорят, что деньги поступили из федерального бюджета, но сроки выплаты не уточняют.

Средства, поступившие от частных лиц и организаций на счет осетинского Банка развития региона, также не выплачены. Побывавший накануне в Северной Осетии министр здравоохранения России Михаил Зурабов заявил: "На каждого бывшего заложника заведен медицинский паспорт и разрабатывается индивидуальный план долговременной реабилитации". По утверждению министра, деньги будут начисляться на счета, исходя из состояния пострадавших.

Сегодня, когда Северная Осетия и Ингушетия замерли в ожидании возможного кровавого конфликта, кто-то еще ждал, что президенты обеих республик - Зязиков и Дзасохов - выступят с совместным заявлением, призывая своих граждан не допустить нового вооруженного противостояния. Наивные нетерпеливые СМИ даже распространили было во вторник эту новость. Но, как оказалось, поторопились.
Администрация Александра Дзасохова (сам он, видимо, не пожелал) распространила заявление: "Александр Дзасохов не предполагает делать никаких совместных заявлений с главой соседней Ингушетии". Звучит так, будто Дзасохов теперь с Зязиковым стоять рядом отказывается...

В то же время, почему-то именно перед окончанием 40-дневного траура, 7 октября, Владимир Путин своим указом расформировал представительство Президента РФ в зоне осетино-ингушского конфликта. Объяснено это было тем, что ведомство было неспособно решить проблемы ингушских беженцев. Теперь делами в зоне конфликта займется полпред Президента в ЮФО Дмитрий Козак.
Пусть так, но почему нужно упразднять представительство, отвечающее за урегулирование осетино-ингушского конфликта, именно тогда, когда срок истечения траура угрожающе придвинулся, и это представительство, уже имевшее опыт работы с ситуацией, необходимо как никогда? Наконец, если оно настолько недееспособно, почему оно заменяется за 5 дней до потенциально опасной даты, а, скажем, не за месяц?

Иными словами, как писал в "Поэтике" Аристотель, "то, что известно, известно немногим".

Максим Василенко, ИА 'Росбалт'