Латвия - страна потенциальных бомжей?

В стране ожидают 'катастрофу 2005'. После отмены ограничений на рост квартплаты жители многих денационализированных домов рискуют оказаться на улице.

Помнится, накануне миллениума всех нас пугали 'катастрофой 2000'. В Латвии, похоже, вполне может случиться 'катастрофа 2005'. Именно с начала будущего года правые политики страны хотят отпустить квартплату в "свободное плавание". Сие означает: жители многих денационализированных домов рискуют остаться без крыши над головой. Первые предупреждения о плате, значительно превышающей установленный ныне максимум в 0,48 лата/кв.м, многие арендаторы негосударственной жилплощади уже получили. Речь идет о тех жителях Латвии, которые волею исторических судеб внезапно оказались живущими в частных домах.

Напомним: закон 'О денационализации' был принят в 1991 г. Идея законодательного акта была проста: если твои предки во времена 'первой независимости' Латвии (до 1940 г.) владели недвижимостью, которую потеряли с приходом советской власти, их потомки вправе претендовать на нее. Тем самым у массы людей, разбросанных по всему миру, оказалось кое-что "в загашнике". А нынешние жители этих домов внезапно оказались жильцами на птичьих правах - живущими в чужом доме...

Передел недвижимости

Людей попавших в ситуацию, когда они оказались заложниками в собственной квартире, оказалось немало. К 1994 году только в Риге домовладельцам было возвращено в общей сложности 57 тыс. 205 квартир.
Невесть откуда возникли какие-то справки, дарственные, доверенности. Согласно газете 'Вести сегодня', около 700 домов в Риге в 30-40 гг. прошлого века были заложены, а кредиты их владельцами возвращены не были. Значит, эта недвижимость еще до образования Латвийской ССР уже принадлежали государству. Объединение жителей Латвии (ОЖЛ), говоря о домах, заложенных на момент национализации в банках, называет цифру в 90%. Довоенные хозяева задолжали государству около 12 млн. Ls. Кроме того, часть возвращенной недвижимости сильно пострадала во время войны и была отстроена практически заново за счет города или предприятий. И заметно преобразившиеся дома за так были отданы новым хозяевам.

По мнению вице-мэра Риги Сергея Долгополова, круг наследников довоенных домов был резко расширен, и в результате имущество получили те, кто имел к нему, мягко говоря, 'далекое отношение'. Как правило, подобная 'унаследованная' недвижимость довольно быстро меняла хозяина. Возможно, если бы провели инвентаризацию: на каких условиях был возвращен дом, всплыло бы множество любопытных фактов. Однако на все запросы того же ОЖЛ, причем с документальными подтверждениями по части подлога, в Генпрокуратуре ЛР отвечают: все законно. В Рижской думе советуют не ворошить прошлое.

Есть и другая оценка ситуации. Вице-президент Ассоциации частных домовладельцев Дмитрий Трофимов утверждает: 'Это миф, что 90% домов было заложено в банках, а 80% получено 'не теми, кто имел право'. Где факты? ... Я не отрицаю, что такие случаи были. Но кто в самоуправлениях брал взятки за это? Что теперь спрашивать с домовладельцев, а не с тех, кто за оформление документов деньги брал? Или давайте посмотрим, куда делись квартиры КЭЧ (ведомственная жилплощадь советской армии), которых с головой хватило бы для расселения всех малообеспеченных. Так что Рижской думе для начала стоит поискать бревна в своем глазу'.

Как бы ни спорили стороны, но во второй половине 90-х в стране последовали первые выселения на улицу за долги. Власти, пытаясь как-то выправить ситуацию, определили помощь так называемым 'малоимущим', которые могут рассчитывать на предоставление от муниципалитета другого жилья (о качестве которого, впрочем, умолчим) или компенсации на оплату жилища. Если домовладельцу теперь разрешат установить квартплату, какую он пожелает, не хватит ни пособий, ни жилья.

Янис Лагздыньш - автор закона 'О найме жилых помещений' рассуждает так: 'Допускаю, что в некоторых случаях повышение квартплаты может оказаться искусственным. Но надо понять и домовладельца, для которого это единственный законный способ избавиться от так называемых сложных жильцов - скандалистов, пьяниц, наркоманов. Именно они зачастую отравляют жизнь всему дому, а после того как они съедут, хозяин имеет полное право снова опустить планку арендной платы и сдать квартиру, скажем, по лату за квадратный метр'. Вот только станет ли он это делать?

Между тем, несмотря на все 'социальные гарантии', имеется немало случаев, когда домовладельцы не мытьем, так катаньем избавлялись от неплатежеспособных жильцов. Вот комментарий председателя Латвийской ассоциации управляющих недвижимым имуществом Витолда Пейпиньша: 'Ситуация, когда хозяева частных домов пытаются выселить квартиросъемщиков без предоставления другого аналогичного жилья, довольно типична для Риги. В ход идут угрозы, отключение коммунальных услуг, смена замков и так далее. Но жильцы должны обязательно отстаивать свои права. Если выселяемые обращаются к адвокатам, то в 70% случаев выигрывают дела в суде. А вот плохая осведомленность о своих правах приводит к тому, что беспроигрышные ситуации разрешаются не в пользу квартиросъемщиков'.

Мнение хозяев

В Латвии создался устойчивый стереотип о частных хозяевах недвижимости как о людях, просто наживающиеся на всех остальных.
Что же говорят сами домовладельцы? Вот слова зампредседателя правления Товарищества домовладельцев Риги Яниса Яканса: 'Это рыночная экономика - спрос определяет предложение. Не было бы покупателей, готовых арендовать наши квартиры по новым расценкам, не было бы и повышения цен'. Он уверен, что 'проблема-2005' высосана из пальца: 'Все разговоры о грядущих массовых выселениях - это абсурд'. Дмитрий Трофимов, в отличие от коллеги, предвидит осложнения, но убежден, что домовладельцам удастся найти компромисс с жильцами: 'Никого выселять не будем. Есть альтернативные варианты. Скажем, не может одинокий пенсионер оплатить 100-метровую жилплощадь, подыщем ему аккуратную комнату в коммуналке. Если это его не устроит, он может обратиться в Думу с просьбой компенсировать разницу в цене. Или есть еще социальный дом, там квартплата копеечная'.

Кстати, действительно есть такие старички, занимающие, к примеру, 4-комнатные хоромы. При этом они достаточно успешно справляются с арендной платой и даже зарабатывают на последующей сдаче в аренду комнат, скажем, студентам. Понятное дело, домовладелец и сам бы не прочь это делать, раз уж это его собственность. 'Муниципалитет переложил на наши плечи решение социального вопроса в городе. Мы должны держать низкие цены, которые по карману даже пенсионерам, и при этом отвечать за то, чтобы наши дома соответствовали всем строительным нормам', - жалуется Янис Яканс.

Далее социальную справедливость г-н Трофимов понимает так: 'Это когда государство заботится о тех, кто не может сам заработать деньги на жилье. Государство! Я как частное лицо плачу ему налоги. И какие бы у вас ни были права, я совершенно не обязан вам эти права обеспечивать. Или давайте мне разницу между тем, что может платить малообеспеченный человек, и рыночной ценой этой квартиры. А я еще дам вам 20% скидки (у меня же будет обеспечен постоянный поток денег), но от рыночной цены, а не от кадастровой стоимости (значительно более низкой - прим. В.Ф.), что мне предлагали работники Думы'.

'А какую альтернативу предлагает Кабинет министров? Давайте еще на пару лет заморозим потолок, вбухаем миллионов сто в строительство домов для малоимущих. Зачем? Что, никто не слышал про такой механизм: эти же 100 миллионов раздаются желающим - подпадающим под определенные критерии доходов - в качестве беспроцентных кредитов на 30 лет. И они сами вкладывают деньги туда, куда считают нужным. Вариант правительства - это разбазаривание средств налогоплательщиков. Из 100 миллионов, пущенных на строительство жилья, 30 - разворуют, столько же - получат в виде взяток за раздачу появившейся жилплощади. У нас что, когда-нибудь было иначе?' - вопрошает г-н Трофимов. Вроде логично. Иначе бывает редко, и наверное не только у нас.

Судьба дареной недвижимости

Сказать, что дома доставшиеся потомкам владельцев, реализовали в некотором роде социальную справедливость, можно. Однако как до сих пор были проблемы в цепочке хозяева-жильцы-государство, так они и остались не решенными. Многие из строений обветшали и нуждаются в капитальном ремонте. Их бы владельцы рады снести, но обычно этого не позволяет сделать привязка к не расселенным жильцам, а в других - отсутствие разрешений со стороны городских инспекций.

Истории можно приводить самые разные, но в большинстве своем обладателям наследства пришлось свою землю или дом продать. Иначе просто не покрываются убытки, связанные с их содержанием. Более счастливые и дальновидные владельцы, либо вовремя и удачно продали, либо успешно переоборудовали здания под офисные или гостиничные помещения. При этом цены на жилплощадь в Риге росли с космической быстротой. Если за 4-этажный каменный дом (1000 кв.м) в хорошем месте Пардаугавы (левая сторона Риги), 'отягощенный' жильцами, в 1995 г. предлагали всего 25 тысяч долларов (25 USD за метр!), то сейчас такое строение стоило бы как минимум в 6 раз дороже.

А вот несколько случаев, все из которых закончились передачей прав на денационализированную недвижимость другим людям. В Риге на ул. Заубес 2 стоит трехэтажное здание. Примечательно оно тем, что в 30-е годы там жил и творил Александр Грин - известный писатель-романтик ('Бегущая по волнам', 'Алые паруса'). До начала 40-х гг. дом принадлежал семье Алкс, потомственным врачам. Затем все семейство с четырьмя детьми вывезли в Сибирь. Три брата Алкс вернулись в Латвию и унаследовали отцовскую недвижимость, а один даже поселился в доме. Несмотря на завидный статус домовладельца, никого из шести отдельных квартир он не выселил, заняв комнату в единственной здесь коммуналке. Но привести в порядок старое здание, нуждающееся в серьезном ремонте, братья не смогли и продали его ООО Taks, а затем в 2002 г. оно перешло в собственность управляющей домом Андры Шульце. Как утверждают жильцы, из-за жуткого состояния это здание (расположенное в центре города) было оценено только в 75 000 латов. После чего бизнесвумен начала проводить последовательный курс на выселение жильцов.

Жильцам дома на улице Алберта 1, считающейся одной из самых красивых в Риге, повезло больше. Ныне это здание купила известная в Латвии строительная компания Forburga. Расселила в хорошие отдельные квартиры людей и вскоре начнет полную реконструкцию недвижимости. А напоследок устроит Музей одного дня под общим названием 'Следы коммунального прошлого в доме югендстиля'. Сохранившуюся утварь в 20 коммуналках можно будет пощупать и даже откушать на общей кухне.

Напоследок еще одна история. Связана с домом в Риге на ул. Кр.Валдемара 23, повидавшим на своем веку многих высокопоставленных жильцов. Здесь снимал аппартаменты первый президент Латвии Янис Чаксте, а рядом с главой государства размещались и многие из его министров. Построено здание в 1901 г. и стало, между прочим, первым газифицированным строением в Риге. Предендентов на здание оказалось немало (все они проживают в Швеции). Поделить добро оказалось сложно, был нанят управляющий. Интересно, что в этом же доме проживал до недавнего времени Янис Лагздиньш - отец опостылевщего многим закона 'О найме жилплощадей'. И жильцы дома полагают, что именно г-н Лагздыньш помогал управляющему недвижимостью Петерису Кирикову терроризировать их угрожающими письмами на бланках Сейма за подписью самого председателя парламентской Комиссии по делам госуправления и самоуправлений, то бишь Лагздыньша.

С 2001 г. адвокаты управляющего начали целенаправленное давление на семьи, жившие здесь аж с 60-х гг. прошлого века. Ссылаясь на то, что дому необходим капитальный ремонт, арендаторам в течение полугода предлагалось собрать вещички и отправиться на все четыре стороны. После одной из таких разборок у одного из жителей случился инсульт, и через несколько дней он скончался. Впоследствии многих из них не раз вызывали для беседы к управляющему, прося 'подписать бумаги' и обещая взамен компенсацию в... 2 тысячи долларов.

Жильцы проявили завидное мужество, бумагу не подписали, а отправились с пакетом документов в Рижскую думу. Там их успокоили: 'Основания, на которых вас хотят выселить из квартиры, однозначно противоречат нормам закона'. Впоследствии оказалось, что владельцы дома мечтают сделать из него гостиницу. Но при этом забыли, что в этом случае хозяевам следует предоставить жильцам равнозначную жилплощадь. Пока в отношениях управляющий-арендаторы - временное преремирие, но последние со страхом ждут начала следующего года.

Немного цифр

Согласно прогнозам в зависимости от района и состояния дома арендная плата за кв.м. в частных домах будет от 0,5 до 5 латов. Это может привести к тому, что весной 2005 г. суды начнут работать в авральном порядке. За домовладельцами, требующими выселения неплатежеспособных жильцов, дело не станет. Последние, в свою очередь, подумывают о тяжбе с государством - именно оно 'подставило' немалую часть населения, лишив ее возможности приватизировать жилье или получить компенсацию. В Риге подобная проблема может проявиться наиболее остро, там в хозяйских домах живет 53 тысячи человек. Из них 16% подпадают под определение 'малообеспеченные'. С поднятием хозяевами квартплаты число этих людей станет еще больше. По оценкам Дмитрия Тиме, главы общества "Защита прав жильцов денационализированных домов", оказаться на улице могут порядка 6 тысяч рижан.

Уровень жизни в других городах Латвии еще ниже, чем в столице. Взять, к примеру, второй по численности город страны - Даугавпилс, где до конца года планируется, к тому же увольнение тысячи человек! Плата даже в 1 лат за квадратный метр для многих из полутора тысяч горожан, проживающих в 700 хозяйских квартирах, может оказаться неподъемной. При этом 315 семей являются малоимущими, что автоматически делает их наиболее вероятными кандидатами на выселение. Помимо того, в очереди на жилье в Даугавпилсе стоят 585 семей.

На конец сентября в очереди на жилье в Риге зарегистрировано почти 7,5 тысяч семей. Но только с марта 2004 г., когда приняли решение о постановке на очередь малоимущих жильцов хозяйских домов, этой возможностью воспользовались 2900 семей. И эти цифры продолжают расти - каждую неделю подаются заявления. Дума Риги обещает сделать все, что можно, но при условии, если будет заморожен рост квартплаты. Вот и ломает нынешнее правительство голову, как бы заморозить квартплату, а если не получится, то не допустить социального взрыва...

Сейм давно расколот по вопросу о недвижимости. За права домовладельцев традиционно выступают 'Новое время' и 'Народная партия', имевшие до последнего времени в сумме 46 голосов из 100. Есть еще колеблющиеся депутаты, с легкостью поддерживающие правые партии, выступающие против замораживания квартплаты. Это навевает мысль, что немалая часть слуг народа так или иначе кровно заинтересована в 'зачистке' жильцов. Или они сами являются домовладельцами или подобная недвижимость у их родственники - иного разумного объяснения их действиям как-то не находится.

На предположение газеты 'Kоммерсант Балтик' о том, что Сейм еще может успеть заморозить квартплату этой осенью, вице-президент Ассоциации частных домовладельцев Дмитрий Трофимов ответил коротко: 'Подадим в Конституционный суд. На том основании, что это нарушает наши права. Домовладелец вынужден содержать дом, платить налоги, обеспечивать своим жильцам все услуги фактически за свой счет'. Кстати, сам термин денационализация г-ну Трофимову не по нраву: 'Национализация везде в мире трактуется как возмездное отчуждение собственности в пользу государства. Ключевое слово 'возмездное'. А вы слышали, чтобы в 1940-м или в 1945-м кому-то выплачивали компенсации за дома? Так что у нас произошла реституция, то есть возращение незаконно изъятого имущества. В соответствии со всеми правами человека, о которых сейчас так сильно все мы печемся'.

А пока жильцы хозяйских домов проводят пикеты, собирают подписи под обращением опять же в Конституционный суд, Европейский по правам человека, Европарламент, ООН, требуя призвать к ответу хозяев-мошенников, заполучивших в 90-ых годах собственность в Латвии.

Кто ответит за социальную справедливость?

Ситуация, заметим, возникла не вдруг, а тянется этот воз проблем с жильцами без прав более десятка лет. По идее за это время вполне можно было предпринять кое-какие меры, а не бесконечно откладывать проблему в долгий ящик.

Представители столичного самоуправления не признают своей вины. Правда, куда деть жителей в случае выселения, тоже не знают. Возможности жилого госфонда и строительство муниципального жилья при всем желании не обеспечат жилплощадью всех нуждающихся.

В регионах, хотя потенциальное количество выселенцев не столь угрожающе, ситуация также трудная: за последние 13 лет жилья за счет государственной или муниципальной власти практически не построено. А для того чтобы обеспечить жилплощадью всех стоящих на сегодня в очереди, например, Даугавпилсу необходимо минимум 14 миллионов латов - то есть, весь городской бюджет.

Дмитрий Трофимов, в свою очередь, уверен: 'Строительство муниципального жилья не улучшит ситуацию. Это только даст чиновникам новые возможности для коррупции. Решить квартирный вопрос в столице можно было бы по примеру западных стран, стимулируя ипотечное кредитование. Тогда каждый смог бы купить себе жилье сообразно своим доходам, а частные компании строили бы новые дома по мере возникновения спроса'.

Итак, кто-то спустя многие годы по справедливости получил обратно имущество своей семьи, незаконно отобранное советской властью.
Кто-то нажился на реституции, отхватив себе собственность по липовым основаниям или предоставив эту собственность за взятку.
Кто-то неожиданно лишился единственного имущества, не будучи ни в чем виноватым.

В Конституции страны четко прописаны обязанности государства по защите своих жителей, проживающих на территории страны, а не только пострадавших при национализации. Но если историческая справедливость возвращается на круги своя, то почему за это должен рассчитываться своим имуществом человек, волею судеб оказавшийся крайним?

Владислав Федотов, Рига