Есть вещи поважнее героина...

После предстоящего ухода российских пограничников из Таджикистана основной функцией военной базы РФ в этой стране будет сохранение нынешнего режима в Душанбе.

Пятилетний процесс 'переформатирования' дислоцированной в Таджикистане 201-й российской мотострелковой дивизии в 4-ю военную базу завершился 17 октября торжественным поднятием над ней государственного флага России. На новой базе будут служить порядка пяти тысяч военнослужащих.

'Вместе с авиабазой в Киргизии, в Канте, военная база в Таджикистане станет надежным звеном единой системы коллективной безопасности в регионе, - заявил в ходе торжественной церемонии открытия базы Владимир Путин. - Мы намерены укреплять наше военное присутствие в Таджикистане, и это станет не только гарантией российских вложений, но и гарантией стабильности в регионе в целом'.
Как заявил выступивший следом президент Таджикистана Эмомали Рахмонов, он рассматривает российское военное присутствие как важнейший фактор мира и стабильности в Таджикистане. По его словам, открытие 4-й военной базы - 'не просто смена вывески, а качественно новое сотрудничество'.

Долг вылетел в "Окно"

В ходе визите президента России в Душанбе, помимо открытия базы, было подписано несколько важнейших межгосударственных договоров и соглашений. Но если бесстрастно подсчитать выгоды сторон от их реализации, общий итог - неоднозначен.

Территории под базу передаются России в безвозмездное и бессрочное пользование, а вот имущество и вооружение, бывшие в местах дислокации до 25 мая 1993 года - во временное. За передачу в российскую собственность оптико-электронного узла системы раннего предупреждения о ракетном нападении 'Окно' в Нуреке Москва списала аж 242 млн. долларов таджикского долга. Зато 49-летняя аренда земли, на которой находится этот узел, обойдется России всего в 30 центов в год.

Оставшиеся 50 млн. долл. таджикского госдолга инвестируются в строительство Сангтудинской ГЭС. Еще 200 млн., по словам министра финансов Алексея Кудрина, намерены вложить в этот проект российские госструктуры или РАО 'ЕЭС России'. При этом 'Русский алюминий', например, предполагает инвестировать 560 млн. долларов в строительство Рогунской ГЭС, а также построить в Таджикистане в ближайшие семь лет новый алюминиевый завод и переоборудовать старый, затратив на это еще 200 млн. долларов. Громадьё этих планов весьма поражает, особенно с учетом крайне нестабильной обстановки вокруг Таджикистана.

Переговоры по созданию базы шли долго и трудно, и около года назад окончательно зашли в тупик. Таджикская сторона (хотя на официальном уровне наличие большинства этих требований категорически отрицалось) выставляла неприемлемые для России условия. Речь шла о полном списании госдолга (как видим, в результате его аннулировали за 'Окно' - ранее Душанбе просил за него 50 млн. долл. - и новую ГЭС), высокой арендной плате, возможности перехода управления базой в экстремальных ситуациях в руки таджикского президента и передаче имущества дивизии в собственность республики (с самым ценным - вооружением - так и вышло).

Параллельно активизировалось таджикско-натовское сотрудничество, ключевую роль в котором играли США. Ходили упорные слухи, будто Вашингтон обещает Душанбе целый миллиард долларов, лишь бы российские военные побыстрее убрались из республики. Правда, денег этих - в отличие от натовских самолетов на душанбинском аэродроме - в таком объеме никто не увидел. Известно лишь об американской гуманитарной помощи Таджикистану в размере 3,2 млн. долларов - но вполне возможно, это далеко не все заокеанские подарки...

Тем неожиданнее оказался прорыв, достигнутый на сочинских переговорах Путина и Рахмонова в июне текущего года. Стороны разом достигли всех договоренностей - и по базе, и по 'Нуреку', и по таджикским трудовым мигрантам (хотя подробности последнего пока не известны). И по пограничникам...

Наркомафия выдавила пограничников?

Подписанное на днях Путиным и Рахмоновым Соглашение о сотрудничестве по пограничным вопросам гласит, что Россия будет помогать в охране госгранцы Таджикистана и содействовать в становлении и функционировании пограничных структур республики, в том числе в их обеспечении вооружением, боевой техникой, материально-техническими средствами.

Для этого создается оперативная пограничная группа ФСБ России. Непосредственно стоять на границе и отвечать за ее охрану бойцы группы уже не будут. Материально-техническое обеспечение группы ложится на плечи Российской Федерации - впрочем, все 11,5 тысяч российских пограничников в Таджикистане также содержала Россия, хотя первоначальная договоренность предполагала, что бремя расходов будет делиться двумя странами пополам. В Душанбе окончательно утвердили сроки передачи границы: вывод россиян начнется в 2005 году и окончательно завершится в 2006-м.

Напомним, что в апреле 2004-го как гром среди ясного неба прозвучало известие - российские пограничники уходят с таджикско-афганской границы. Оно стало тем более неожиданным, что еще прошлым летом все в российской погрангруппировке в Таджикистане были убеждены: 'Мы должны быть в Центральной Азии, и мы тут будем'. С теми же словами в ноябре 2003-го вернулся в Москву с границы глава ФПС Владимир Проничев. Однако этой весной впервые за много лет пять российских погранотрядов на границе с Афганистаном не пополнились молодыми таджиками-срочниками. Было объявлено, что россияне передадут охрану границы таджикским коллегам не позднее мая 2005 года.
Эта новость вызвала массовые протесты местного населения, для которого служба в российских погранвойсках - источник относительного благосостояния, и серьезную озабоченность экспертов, убежденных, что таджики просто не в состоянии самостоятельно обеспечить 'закрытость' границы.

Американцы, в которых некоторые до сих пор усматривают полноценную замену россиянам в этом регионе, недавно официально - устами своего посла в Таджикистане Ричарда Хоугленда - объяснили, что не видят себя стоящими на таджикско-афганской границе "в зеленых фуражках". Лишняя дестабилизация в регионе им, в общем-то, ни к чему - пусть даже если в качестве бонуса Вашингтон получит серьезное ослабление здесь российского влияния.

Поэтому ряд аналитиков расценил предстоящий уход России с афганской границы как очередную победу наркомафии. Ведь сколько бы ни обвиняли российских пограничников в потворстве наркобаронам, они ежегодно перехватывают несколько тонн идущих из Афганистана тяжелых наркотиков. В Таджикистане наркоторговля давно стала "национальным бизнесом" - заработать на достойную жизнь иным путем в республике, где средняя зарплата не достигает и 50 долларов, а среднее число детей в семье - 4-5, просто негде.

Везут же наркотики главным образом в уже отравленную зельем Россию. И будут везти - только теперь в других масштабах. 'Готовьтесь через несколько лет принимать сообщения о перехвате огромных партий героина на российско-казахской границе', - мрачно прокомментировал дальнейшее развитие событий источник "Росбалта" из пограничной службы. Напомним, что ее протяженность больше таджикско-афганской примерно в семь раз. При этом она практически не оборудована.

Задачей российской 201-й дивизии в Таджикистане было прикрытие погранзастав в случае прорыва больших масс боевиков со стороны Афганистана. После отсроченного на год ухода российских пограничников смысл нахождения в Таджикистане большой российской военной группировки во многом теряется. Борьбы с наркотрафиком без пограничников не получится. Что же касается декларируемой защиты интересов российского бизнеса, то общая нестабильность этого региона заставляет отнестись к объявленным масштабам инвестиций, как и к предполагаемой прибыли, с крайним скептицизмом. Остается 'фактор мира и стабильности в Таджикистане' - то есть реализация интересов нынешней власти в Душанбе.

Яна Амелина, ИА 'Росбалт'. Москва