Киргизия вползает в катастрофу

Киргизские события имеют для РФ особую важность. И из-за угрозы потери влияния в стратегически важном регионе, и в силу того, что в Киргизии испытывается азиатский вариант "революции", который затем может быть применен и в России.

Информации о событиях в Киргизии, и особенно на юге этой страны, сейчас не так уж много, и она весьма противоречива. Однако то, что известно о происходящем в этом центральноазиатском государстве - члене патронируемых Россией Шанхайской организации сотрудничества и Организации Договора о коллективной безопасности - заставляет серьезно задуматься о самом существовании Киргизии и будущем российского влияния в этом регионе.

Действующие лица и исполнители

Как заявил в Бишкеке, выступая на первом заседании новоизбранного парламента республики, президент Аскар Акаев, власти Киргизии не допустят революции в стране. Он подчеркнул легитимность нового состава парламента и призвал народных избранников вместе заниматься урегулированием ситуации на юге республики, где продолжаются массовые беспорядки. Акаев пообещал, что против оппозиции не будет применена сила. Он не стал вводить в стране чрезвычайное положение.

Беспорядки в Киргизии начались вечером 20 марта. Их организовали проигравшие парламентские выборы представители оппозиции. Однако вскоре происходящее стало напоминать бессмысленный и беспощадный уличный бунт. В южных областных центрах, Оше и Джалал-Абаде, "борцы за демократию', сжимающие в руках камни, арматуру и бутылки с зажигательной смесью, принялись жечь здания областных администраций, органов внутренних дел, прокуратуры, Службы национальной безопасности и мэрии, взяли под свой контроль аэропорт. В Оше они захватили СИЗО, выпустив на свободу 57 ждущих суда уголовников. 'Милиция не смогла противодействовать разъяренной толпе, - говорит находящийся сейчас в Киргизии директор Института политической социологии Вячеслав Смирнов. - Оно и понятно, у милиционеров тоже есть семьи, за которые они переживают больше, чем за республику'.

Кто является движущей силой творящегося сейчас на юге Киргизии беспредела? 'Выступления проигравших кандидатов переросли в массовые беспорядки, и на смену противостоянию 'оппозиция-власть' пришло противостояние 'Север-Юг', - считает Вячеслав Смирнов. - Джалал-Абад и Ош оказались в руках маргинальных элементов. Назвать их восставшими или революционерами нельзя - это уже не группы поддержки проигравших, а просто почувствовавшие безнаказанность молодчики. И управляют ими уже не политические лидеры, а полевые командиры, которых в первые ряды выдвинула улица'.

'Движущие силы беспорядков - родоплеменные элиты всех девятнадцати оставшихся не-акаевских племен (президент принадлежит к племени Сары-багыш), - говорит политолог, главный редактор крупнейшего сайта по центральноазиатской проблематике 'ЦентрАзия' Виталий Хлюпин. - Племя Акаева - большое, родовитое и богатое, но остальным до крайности надоело питаться объедками с барской руки. Самые многочисленные противники президента - юго-западные, во многом узбекизированные ошские и джалал-абадские кланы. Они - самые обиженные и обделенные, при том, что весьма богатые. Их протест подогревается узбекской диаспорой и опосредованно - узбекским правительством. Кроме того, эти кланы - самые исламизированные'.

Интересы по-американски

Как обычно в таких случаях, в происходящем видна рука главного геополитического соперника России на постсоветском пространстве - США. Официальный Вашингтон не стоит за событиями в Киргизии напрямую, полагает Виталий Хлюпин, однако имеет в республике свой конкретный интерес - например, подвигнуть Акаева переменить статус американской авиабазы 'Ганси', расположенной в аэропорту 'Манас' близ Бишкека, с временного на постоянный и разместить там самолеты радиоэлектронного наблюдения и разведки АВАКС.

'Другой американский фактор - это Сорос, 'Хьюман Райтс Уотч' и прочие международные 'правозащитные организации'. Они очень активны и подстрекают оппозицию, - отмечает эксперт. - Их цель - создать прецедент 'демократической революции' и краха 'автократии' именно в центральноазиатском регионе и именно в заданное время. Причем не столько для того, чтобы самим что-то с этого получить, а чтобы навредить России и Китаю. Общий замысел проекта 'Анти-Акаев' понятен даже ребенку. И тут вопрос только в том, кого Вашингтон определит как главного 'демократа' Киргизии'. То, что у России аналогичных планов нет - совершенно очевидно: 'Кремлю сейчас не до Бишкека', считает Хлюпин.

Официальный Бишкек, устами пресс-секретаря президента Киргизии Абдиля Сегизбаева, вчера назвал организаторов беспорядков 'уголовными элементами, связанными с наркомафией, рвущимися к власти'. Случайно или нет, но это далеко не первый случай, когда имя Джорджа Сороса и наркоиндустрия странным образом переплетаются. Последним примером такой 'параллели' на постсоветском пространстве была Аджария. Ряд экспертов связывал прошлогоднее свержение режима Аслана Абашидзе не только с чисто коммерческими интересами Тбилиси и Сороса, но и с желанием перенаправить через автономию часть цетральноазиатского наркотрафика. Произойдет ли это в Киргизии?

Киргизские события представляют для России особую важность. После распада СССР именно РФ приняла на себя все плюсы и минусы организации советского пространства, считает руководитель службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества Александр Собянин. Если внешние силы поставят перед собой задачу смены власти в нашей стране, для ее реализации потребуется применение сразу нескольких - схожих, но адаптированных к конкретной специфике - политических технологий 'оранжевых революций'. Помимо грузинской и украинской моделей для центральных районов страны и Северного Кавказа, полагает Собянин, в национальных республиках Урала и Сибири пригодится киргизская "матрица". 'На постсоветском пространстве должен произойти еще целый ряд 'революций', чтобы сформировался полный 'букет' моделей для России', - уверен эксперт.

Американские неправительственные организации - проводники киргизской и других 'революций' - нужно немедленно закрывать, считает Вячеслав Смирнов. 'Они доигрались уже со своими играми в оранжевые революции, - говорит он. - Либералы забывают, что при любых революциях они оказываются на одном фонаре со свергнутой властью'.
Локомотивы киргизских событий - финансируемые Западом общественные организации и органы местного самоуправления, местные начальники низового уровня, а также перешедшие в оппозицию бывшие первые лица государства на уровне министров и премьеров, полагает Александр Собянин. 'При этом Запад не 'проплатил' недовольство, а грамотно использовал ситуацию, сложившуюся в Киргизии и без всяких западных денег, - уверен он. - В том, что сейчас происходит, виноват не Запад, а Акаев'.

Нужна ли Киргизии демократия?

Главный редактор 'ЦентрАзии' выразил глубокие сомнения в том, что кого-то в Киргизии действительно волнует демократичность выборов. 'Все эти сказки одного из лидеров оппозиции, бывшего министра иностранных дел Киргизии Розы Отумбаевой, о возрождении 'подлинной демократии', построении 'правового гражданского общества', выработке 'новой конституции', можно смело пропустить мимо ушей', - считает Виталий Хлюпин. Киргизское общество сильно родоплеменными традициями и живет по иным законам.

Что же стало истинной причиной 'народных' выступлений? 'Аскар Акаев продемонстрировал самую испуганную реакцию на 'оранжевую напасть' среди президентов азиатской части СНГ, - рассказывает политолог. - И это понятно - у него и президентские выборы ближе, и оппозиция больше по численности и лучше по организованности. Но сделанные им шаги оказались неадекватны новой угрозе. 'Шаг' его политических реформ давно уже сузился до мышиного. Другая тотальная беда правящего режима - скудость кадров'.

Александр Собянин также относит к ошибкам Аскара Акаева многочисленные промахи во внутренней политике. В частности, разделение единой Ошской области на три самостоятельных - Баткенскую, Джалал-Абадскую и Ошскую. 'Это была попытка раздробить южную элиту, - говорит эксперт. - В результате она стала неуправляемой, и немалая часть политической жизни перешла на неформальный уровень'. Президент Киргизии недооценил разницу между Севером и Югом как в плане экономики, так и стоящих перед страной вызовов. 'Это два разных общества, - поясняет Собянин. - Экономические различия даже важнее культурных. Север исторически включен в оборот Чуйской долины Казахстана и тяготеет к Южному Уралу и Сибири, тогда как Юг ориентирован на Ферганскую долину Узбекистана и китайский Синьцзян'. 'Вся элита республики рекрутируется из северян, а все вызовы Киргизии идут с Юга', - заключает политолог.

Угрозы и вызовы России завязаны на Ош

Все интересы России в Киргизии также связаны с Югом, убежден Александр Собянин. В соседнем Таджикистане размещен самый крупный воинский контингент РФ за пределами страны - 201-я дивизия, а также по крайней мере трехтысячная российская погрангруппа. Автодорога Бишкек-Ош-Хорог - единственная связующая с Таджикистаном транспортная артерия, не контролируемая американцами и не зависящая от стабильности в Узбекистане. 'Эта дорога находится сейчас под полным контролем российских военных, - отмечает Собянин. - Однако происходящее в Киргизии поможет США выполнить стоящие перед этим государством военные задачи'. Прежде всего это - размещение в Оше американских войск и получение доступа в Алайскую долину, то есть выхода на Таджикистан. 'Аскар Акаев отказывался от всего этого, потому что не мог игнорировать российский фактор, - говорит Александр Собянин. - Если его убрать, эти вопросы можно решить'.

На этом направлении России угрожает и геоэкономический вызов. Известный проект строительства китайско-киргизской железной дороги предполагает постройку полотна из Кашгара в Джелал-Абад, далее на Иссык-Куль, и соединение с казахстанской 'железкой'. Когда он будет реализован, Киргизия наконец получит нормальное транспортное сообщение. Однако китайцам дорога требуется только до Джелал-Абада. Затем строительство под любым предлогом будет свернуто. Китаю нужна 'тропа' в Ферганскую долину, которая до установления советской власти была тесно связана с Кашгаром. Пекин планирует вхождение в экономику Узбекистана и Таджикистана. Понятно, что это совсем не в интересах Москвы. Кроме того, указал Александр Собянин, есть опасения, что железная дорога Кашгар - Джелал-Абад будет узкоколейной. 'Это - фактически отрыв Центральной Азии от России, - констатирует эксперт. - Появление этой дороги сделает Китай полноценным игроком в регионе, которыми сейчас являются лишь Россия и США'.

Для полноты картины следует рассмотреть исламистский вызов России, также 'привязанный' к киргизскому Югу. Там фактически легализована 'Хизб ут-Тахрир' - партия, ставящая своей целью создание всемирного халифата и запрещенная в ряде государств постсоветского пространства, в том числе в России. В конкретно-исторической перспективе ее деятельность направлена главным образом на свержение беспощадного борца с 'хизбутами', президента Узбекистана Ислама Каримова. 'Исламистская угроза опасна для России, если в ходе всей этой работы появится полностью подконтрольный фундаменталистам выход на мусульманские республики Поволжья', - говорит Александр Собянин.

Москва явно недооценивает масштаб всех этих угроз, полагает эксперт. 'История делается на Юге, а российский подход - высокомерно-северный, - удивляется он. - Россия просто следит за тем, что делают США, и непрофессионально копирует их действия'. Острие американской военной машины, расположившейся на базе 'Ганси', направлено против китайского Синьцзяна, а вовсе не Афганистана, отмечает Александр Собянин. Несмотря на это, Россия зачем-то создала в нескольких километрах от американской свою авиабазу 'Кант', тогда как главная угроза РФ исходит именно со стороны Афганистана. 'Мы должны были открыть базу в Оше, где, кстати, в советское время была самая большая погранчасть', - убежден Собянин. Расположенные в этом городе американские 'гуманитарные' организации работают по Таджикистану и Узбекистану. А их российские коллеги отсиживаются в Бишкеке, даже не пытаясь изучать ситуацию 'в поле'.

Смена режима и раскол страны

'В Киргизии, да и вообще в Азии, любое 'мирное неповиновение' как-то очень плавно и совершенно естественно превращается в вооруженный конфликт типа ошской резни конца 80-х, - напоминает Виталий Хлюпин. - Начавшийся внутрикиргизский конфликт остановить если и можно, то жёсткими мерами, хотя момент для этого, похоже, упущен. Вопрос сохранения власти Аскара Акаева на самом деле заключен в проблеме объединения 'обиженных' племен вокруг какой-либо единой кандидатуры'. Сам президент, считает эксперт, сделает ставку на дочь Бермет и 'ее казахское окружение' - мужа Адиля Тойгонбаева. 'Акаев попытается стать верным вассалом сразу двух господ - из Вашингтона и Астаны', - предполагает Виталий Хлюпин. Достаточно серьезное 'силовое' окружение Акаева - глава администрации Карыпкулов, его первый зам Джанузаков, госсекретарь Осмонокулов и другие - 'будут пытаться спустить ситуацию на тормозах, поскольку силовой, а в особенности кровавый разгон оппозиционеров реально может запустить таджикский сценарий гражданской войны'.

'Главная опасность в том, что оппозиционеры почувствовали свою силу - их деяния остаются безнаказанными, - прогнозирует Виталий Хлюпин. - Дисциплины и единого вождя у них нет - зато есть масса полусумасшедших мелких 'вождиков', которые запросто могут напасть на какую-нибудь воинскую часть, и тогда прольется кровь. 70% вероятности, что президент Аскар Акаев удержит ситуацию, заболтает оппозицию в переговорах, параллельно купит часть лидеров, раздаст им подачки... Вероятность того, что начнется хаос, Акаев покинет страну или его вынудят отдать приказ на силовое подавление манифестантов, я оцениваю в 30%'.

Тем временем на границе с Киргизией концентрируются узбекские войска, и 'если начнется разминирование границы, нужно ждать вторжения "миротворческого" контингента Каримова', полагает Вячеслав Смирнов. Повод для этого появится, как только беспорядки коснутся узбекских районов Киргизии. 'Узбеки составляют около 40 процентов населения юга и не хотят повторения Ошских погромов 1990 года, - замечает он. - Юг отрезан от севера. В Бишкеке настроены серьезно и захвата власти южанами не позволят. Политика политикой, но перед угрозой с юга северяне объединяются. Что будут делать восставшие, когда на улицах Оша появятся узбекские танки, я не знаю'.

'Неизбежны смена режима в Киргизии и раскол страны, - убежден Александр Собянин. - Однако все интересы России, привязанные к Ошу - центру Памиро-Тянь-Шаньского горного стыка - гораздо важнее того, кто именно станет главой государства после Аскара Акаева'. По его словам, Россия должна осознать свои интересы в регионе и стоящие перед ней вызовы. Понять, что ситуация уже вышла из-под контроля, и сосредоточиться на наиболее важном - чтобы новая власть не пошла на поводу у американцев, в особенности по вопросу создания ими базы в Оше, потому что добиться потом их ухода оттуда будет практически невозможно.

Яна Амелина, ИА 'Росбалт'. Москва