"Хизб ут-Тахрир": исламский экстремизм или исламская политика?

Организация, признанная в России и некоторых других странах террористической, с этим статусом не согласна. По мнению некоторых, мирная политическая партия оказалась удобной мишенью для мнимых борцов с терроризмом.

В последнее время в Интернете стали активно распространяться заявления исламистской организации 'Хизб ут-Тахрир аль-Ислами' (Исламская партия освобождения), которая в России и некоторых других странах признана террористической. Представители организации настоятельно требуют восстановить легальный статус 'Хизб ут-Тахрир' и прекратить 'преследования' ее членов. 'Росбалт' решил разобраться, что же это за организация, почему она была признана террористической и, что самое главное, почему она молчала о своих бедах более двух лет.

Начав проповедовать перед жителями Мекки в 613 году, Мухаммад вряд ли предполагал, что пройдет 200 лет и Халифат, государство, созданное его наместниками, раскинется от Атлантики до границ Ирана и от границ Индии до дельты Нила. А когда в 1953 году в Иерусалиме шариатский судья Такиуддин ан-Набхани основал Партию исламского освобождения (Хизб ут-Тахрир аль-Ислами), он видел в перспективе именно теократический Халифат. По его мысли, туда должны были бы со временем войти все мусульманские страны. Он и подумать не мог, что пройдет каких-нибудь 50 лет, и его партия будет запрещена в далекой, холодной России, будучи уже запрещенной в странах победившего ислама, таких, как Саудовская Аравия, Иран и Пакистан.

В 50-е годы идеи возрождения Халифата выглядели еще не такими утопичными, как сейчас. В 1958 году в Объединенную арабскую республику слились (до 1961 года) Египет и Сирия. Объединяющим началом были арабский национализм и авторитет Насера. Что до ан-Набхани, то он предлагал объединение стран в стремлении жить по законам шариата. Когда же он умер (1977 год), новый глава партии, палестинец Абдулл Зуллум, несколько развил учение предшественника. Теперь члены "Хизб ут-Тахрир" уже планировали строить мировой халифат через джихад. Вскоре после этого плачевно завершился первый период деятельности организации. 'Хизб ут-Тахрир' была разгромлена ливийцами. Это показывает, что 'Исламская партия освобождения' даже в арабском мире не всем приходилась по вкусу. Позже организация пережила второй период 'расцвета', и опять (как и в первый период) ее деятельность была сосредоточена в арабском мире. Третий раз 'Хизб ут-Тахрир' возродилась из пепла в середине 90-х.

В настоящее время духовным лидером организации является Ата Ибн Халиль Абу Рашта. Из слов его речи, посвященной наступлению священного месяца Рамадана, можно понять, к чему должны стремиться члены партии:
"Рамадан наступает сегодня, встречая Халифат разрушенным". "Он наступает, в то время как наиболее важные земли мусульман колонизированы: Палестина, Ирак, Афганистан, Чечня, Кашмир, Кипр и Южный Судан. Мусульман много, но их число не имеет значения и счета, поскольку нет Халифата, заботящегося об их делах, защищающего их единства, за которым они могли бы сражаться и защищать себя".
"Он наступает, хотя мусульмане, за исключением тех, кого благословил Аллах, соблюдают обычаи, не разрешенные Аллахом".
"Что касается мусульманских правителей, они продали землю и ее народ. Они замостили путь перед неверными, идущими занять мусульманские страны, и они позорно следовали курсу Запада, особенно Америки. Они предали Аллаха, его Посланника и верующих".

Несмотря на свои амбиции, в либеральной Западной Европе "Хизб ут-Тахрир" сопротивления не встретила. Во многих западноевропейских странах были открыты представительства организации, а в Лондоне расположилась штаб-квартира ее европейского филиала.

Третий период деятельности 'Хизб ут-Тахрир' характерен тем, что на этот раз активная деятельность организации сосредоточена в Средней Азии и даже в исламском регионе Китая Син Цзянь. Активисты 'Исламской партии освобождения' приобретали множество сторонников там, где происходил (и происходит) так называемый исламский ренессанс, где исторически исповедовавшие ислам народы массово стремились к своей религии. Активисты организации объясняли людям, что, соблюдение законов шариата - путь к решению социальных, политических и экономических проблем. В закладываемой новой идеологии есть и утопические постулаты, такие, как построение халифата, но то, что идея утопическая, - это мало кого интересует. Главное - кинуть идею в массы, объяснив: так можно решить все проблемы. Политологи - специалисты по исламу видят в организации 'Хизб ут-Тахрир аль-Ислами' вариант политизации ислама. Идеология распространяется, с тем чтобы потом использовать ее в политических целях.

Руководителям мусульманских республик бывшего СССР, еще недавно объединенных идеей строительства коммунизма, не хотелось объединяться снова, пускай и через исламскую идею, и передавать власть халифу. "Хизб ут-Тахрир" было отказано в регистрации, и она стала существовать вне закона. Власти Узбекистана возлагают на "Хизб ут-Тахрир" ответственность за несколько взрывов административных зданий в Ташкенте. В Казахстане еще в 1998 году впервые было зафиксировано нелегальное распространение листовок и брошюр, подписанных партией "Хизб ут-Тахрир". В Узбекистане, Таджикистане и Киргизии в 2000-2001 годах арестовывались сотни сторонников "Хизб ут-Тахрир". Между тем, члены организации стали выявляться и в России.

В Москве деятельность "Хизб ут-Тахрир" также расценили как опасную и решили запретить. Имея немало проблем на Северном Кавказе, руководство страны посчитало, что если до народов региона будут доносить идею создания Халифата - хорошего будет мало. Почвой для идей "Хизб ут-Тахрир" могли бы стать и Татарстан, и Башкирия (в последующем именно там выявляли сторонников организации). Что там федеральным властям - самим президентам республик вряд ли хотелось бы передать власть избранному наместнику Пророка. В итоге в России за "Партию исламского освобождения" взялись не менее серьезно, чем в мусульманских республиках бывшего союза.

14 февраля 2003 года Верховный суд РФ признал террористическими 15 организаций, среди которых оказалась и "Хизб ут-Тахрир". Деятельность этих организаций на территории Российской Федерации была запрещена. В докладе центра "Мемориал", посвященном процессам по делу сторонников организации, можно найти выдержку из решения Верховного Суда:
'Партия исламского освобождения' ('Хизб ут-тахрир аль-Ислами') - организация, которая имеет целью устранение неисламских правительств и установление исламского правления во всемирном масштабе путем воссоздания 'Всемирного исламского Халифата', первоначально в регионах с преимущественно мусульманским населением, включая Россию и страны СНГ. Основные формы деятельности: воинствующая исламистская пропаганда, сочетаемая с нетерпимостью к другим религиям; активная вербовка сторонников, целенаправленная работа по внесению раскола в общество (прежде всего пропагандистская с мощным финансовым подкреплением). В ряде государств Ближнего Востока и СНГ (Узбекистан) запрещена законом'.

Отметим, что, по мнению правозащитников, в мотивировочной части текста решения отсутствуют какие-либо данные о террористической деятельности 'Хизб ут-тахрир' - в соответствии с определением терроризма, данным в Уголовном Кодексе РФ и Федеральном Законе РФ 'О борьбе с терроризмом' от 03.07.98. Правозащитники заявляют, что оспорить это решение до последнего времени было практически невозможно, поскольку оно не было опубликовано, и Верховный Суд РФ игнорировал неоднократные запросы о предоставлении его текста.

По мнению директора Программы мониторинга прав человека в Центральной Азии Виталия Пономарева, решение Верховного Суда России было, во-первых, политической уступкой союзному Узбекистану. В своем заявлении, распространенном в Интернете, правозащитник утверждает, что сотни граждан этой страны, принадлежащие к 'Хизб ут-тахрир', бежали в Россию и страны СНГ, спасаясь от репрессий. Как считает Пономарев, в ситуации, когда российские спецслужбы подвергались нарастающей критике за неспособность эффективно противостоять терроризму, борьбу с терроризмом стали вести не путем раскрытия законспирированных радикальных групп, готовящих акты насилия, а арестовывая десятки членов запрещенной ненасильственной 'террористической организации'.

Прав он или нет, но в 2003 году было объявлено, что в Москве задержан 121 сторонник 'Хизб ут-Тахрир'. Члены организации в обращении, разосланном позже журналистам, утверждали, что за исключением одного человека, все задержанные были освобождены, но власти об этом умолчали, как и о том, что этот один был в итоге осужден за нарушение паспортного режима. Затем были аресты в Нижнем Новгороде, Тюмени, Набережных Челнах, Альметьевске и Самаре.

Самое громкое дело по поводу деятельности "Хизб ут-Тахрир" в России слушалось в ноябре 2004 года. Тогда, 11 ноября 2004 года Мосгорсуд приговорил члена организации Юсупа Касымахунова к 8 годам лишения свободы, а его гражданскую супругу Анну Дроздовскую - к 4,5 годам по статьям 205-1 (склонение к участию в террористической организации) и 210 (организация преступного сообщества). Верховный суд РФ оставил в силе этот приговор. Однако, по мнению члена Комитета "Гражданское содействие" Елены Рябининой, которая представляла на кассации интересы Касымахунова, обвинения были полностью сфабрикованы. По словам правозащитницы, Касымахунов никогда не скрывал, что принадлежит к "Хизб ут-Тахрир", но он ничего не знал о том, что организация признана террористической. Рябинина также сообщила, что во время следствия к ее подзащитному приходили сотрудники узбекских спецслужб, которые уговаривали его дать показания о людях, не имеющих отношения к его организации. Они угрожали, что иначе его жену и дочь вывезут в Узбекистан. Опасаясь за их жизнь, Касымахунов дал нужные показания. По словам Виталия Пономарева, во время процесса обвиняемых в принадлежности к 'Хизб ут-Тахрир', судья В.Усов заявил: 'Вероятно, эта организация, действительно, утопическая, но, наверное, даже правозащитники понимают, что я вынужден руководствоваться решением Верховного Суда'.

Осенью 2004 года аресты приняли массовый характер. По мнению правозащитников, они стали ответом на упреки в неэффективной работе спецслужб, прозвучавшие после бесланской трагедии. К 1 января 2005 года уголовные дела в отношении подлинных и мнимых членов 'Хизб ут-Тахрир' были возбуждены не менее чем в 7 регионах РФ: Башкортостане, Татарстане, Удмуртии, Московской, Нижегородской, Самарской и Тюменской областях, возможно, также в Чувашии, Ульяновской и Челябинской областях. Общее число задержанных в ходе межведомственных спецопераций против 'Хизб ут-Тахрир' превысило 100 человек (некоторые из них позднее были освобождены под подписку о невыезде или выступали в качестве свидетелей). Ко многим задержанным и даже свидетелям, по утверждению правозащитников, применялись пытки. Первые суды начались в феврале 2005 года.

Согласно информации, имеющейся у правозащитников, отмечает Виталий Пономарев, членами террористической организации правоохранительные органы во многих случаях считали не только тех, кто вступил в 'Хизб ут-Тахрир', пройдя соответствующую процедуру, но и тех мусульман, кто изучал литературу этой организации, не вступая в нее.

Интересно, что задерживаемые сторонники "Хизб ут-Тахрир" могли на самом деле совсем не быть членами разветвленной, законспирированной организации. Например, республиканская прокуратура Удмуртии в декабре 2004 возбудила уголовное дело по факту распространения листовок "Хизб ут-Тахрир" в Ижевске. В деле фигурировали два жителя Ижевска, в чьих квартирах при обыске были изъяты различные пропагандистские материалы запрещенной организации. Судебное решение по делу еще ожидается. Следствие, однако, установило, что фигуранты не связаны с зарубежными центрами организацией, а незаконной агитацией занимались только в соборной мечети и на одном из рынков Ижевска.

С декабря 2004 члены "Хизб ут-Тахрир" начали обращаться к общественности и СМИ. В своих письмах они всячески протестуют против того, чтобы их организацию считали террористической. Члены "Хизб ут-Тахрир" не соглашаются с тем, как Верховный суд определил их цели и форму деятельности, утверждая, что ни им, ни правозащитным организациям не предоставили основание решения о запрете деятельности "Хизб ут-Тахрир". По их словам, партия работает на установление Халифата лишь в странах исламского мира, а ее деятельность в России и Европе ограничена разъяснением ислама как системы жизни. В обращениях заявляется, что партия - политическое и идеологическое сплочение, и с момента образования определила свой метод, как абсолютно исключающий насильственные действия. "Ни в арабском мире, где непосредственно зарождалась эта партия, ни в остальных регионах мира никто не обвинял Хизб-ут-Тахрир в применении силы, и более чем за пятидесятилетнюю деятельность не было предоставлено даже малейшего доказательства причастности хотя бы к одному теракту", - утверждается в обращении.

Протест против терроризма со стороны членов "Хизб ут-Тахрир" действительно звучал - правда, не в России. Например, в Джакарте около тысячи членов партии провели в марте 2003 года митинг под лозунгом: "Ислам отвергает терроризм!". Это было реакцией на теракт у посольства Австралии в Джакарте, произошедший в октябре 2002. Тогда погибли 9 человек и около 180 были ранены. Ответственность за теракт взяла на себя группировка "Джамаа Исламия", связанная с "Аль-Каидой".

Если сопоставить заявления российских членов "Хизб ут-Тахрир" и слова из речи верховного лидера партии, получается неувязка на счет Чечни. Но ожидать от россиян, мыслящих себя членами легальной политической партии, призывов к передаче части территории России Халифату, по меньшей мере, сложно. Также сложно представить себе Саудовскую Аравию или Пакистан, где легально существует партия, лидер которой проклинает руководство страны за сотрудничество с США.

За комментарием о том, чем же так угрожает России 'Хизб ут-Тахрир аль-Ислами', что ее объявили террористической, 'Росбалт' обратился к экспертам Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Начальник Управления противодействия вызовам и угрозам Олег Глухарев заявил, что признанная террористической организация пытается выглядеть политической. По его мнению, организация всегда может заявить, что ее преследуют не как экстремистское движение, а просто как политическую оппозицию. В качестве исторического примера он привел организацию 'Братья мусульмане', которая запрещалась, а потом снова становилась легальной в Египте. 'Братья мусульмане' старались, будучи экстремистами, выглядеть политиками, но, по его мнению, партия, чтобы быть именно политической, должна объединять как верующих, так и не верующих.

Эксперт ОДКБ, пожелавший остаться неназванным, объяснил, за что именно российский Верховный суд причислил 'Хизб ут-Тахрир' к террористическим организациям. По его словам, организация хоть и не пытается насильственным путем свергнуть действующий строй, ставит его законное существование под сомнение своей пропагандистской деятельностью, а потому от нее исходит угроза. Политизируя ислам, члены организации настраивают мусульман на то, что, введя законы шариата, можно решить все государственные проблемы. Исходя из того, что Верховный суд РФ назвал организацию террористической, она будет считаться таковой в России. Аналогичная ситуация сложилась в Средней Азии. При этом в международном масштабе 'Хизб ут-Тахрир' может не считаться террористической, потому что еще не выработано общемирового определения террористической организации.

В заключение, интересуясь перспективами утопичных идей построения халифата, мы обратились за комментарием к известному петербургскому востоковеду, автору книги 'Ислам классический', Михаилу Родионову. По его мнению, сегодня построить Халифат таким, каким его видели праведные халифы, и таким, каким он получился у Омейядов и Аббасидов, невозможно, потому что мы живем уже в другом мире. 'Если строить именно политический Халифат, то насилие на каком-то этапе неизбежно. Нынешние лидеры в нынешних условиях могут действительно не хотеть насилия, или могут просто декларировать, что оно неприемлемо. Но и лидеры, и условия меняются. Говорить сегодня о Халифате можно лишь как о Халифате духовном, а не политическом, и такой Халифат, наверное, необходим мусульманам. Речь должна идти о духовном, а не о политическом единстве', - сказал он. По словам востоковеда, административные и законодательные запреты вряд ли решат проблему. Как показывает опыт, в таких случаях люди уходят в подполье, и происходит радикализация движения.

Максим Василенко, ИА 'Росбалт'