Массовых проявлений ксенофобии в Петербурге нет

О национальной политике города рассказывает председатель Комитета по внешним связям и туризму Правительства Санкт-Петербурга Александр Прохоренко.

Многонациональный состав населения Петербурга создает своеобразную атмосферу Северной столицы. Ее в том числе формируют и многочисленные иностранные учащиеся, которые, к тому же, приносят неплохой доход казне. Поэтому национальная политика в Петербурге - один из важнейших аспектов политики общегородской. Совсем недавно при Комитете по внешним связям и туризму Правительства Санкт-Петербурга были созданы Совет по делам иностранных учащихся и Консультативный совет по делам национально-культурных автономий. О национальной политике города и о предпринимаемых в ее рамках шагах рассказал председатель Комитета Александр Прохоренко.

- Александр Владимирович, с вашей точки зрения, существует ли специфика национальной политики Петербурга? Если существует, то как она проявляется и как соотносится с общегосударственной национальной политикой?

- Говорить о специфике национальной политики Петербурга, наверное, можно. Она в том, что Петербург - один из немногих мегаполисов России, где население представлено очень большим количеством этносов. Помимо русских в Петербурге проживают представители более ста национальностей. Это примерно 15% населения города. Особенность, прежде всего, в том, чтобы улавливать климат межнациональных отношений, отношений между национально-культурными организациями и отношений между представителями титульной нации и этих народов. Наверное, в этом главная особенность - нужно постоянно за этим наблюдать.

Что касается каких-то особенностей, отличающих национальную политику города от официально заявленной национальной политики Российской Федерации, то их нет. Мы следуем в русле федерального законодательства - Конституции РФ, Федерального Закона о национально-культурных автономиях. Речь идет о том, чтобы, с одной стороны, быть твердо уверенными, что все, кто живет в Петербурге, ощущают себя, прежде всего, гражданами Российской Федерации, а с другой стороны, чтобы у представителей различных нетитульных национальностей была возможность не забывать свою этническую родину, свой язык. Нужно давать им возможность не стирать национальные особенности своих характеров и культур, чтобы они чувствовали себя дома, и при этом никто не мешал бы им понимать свое отличие от других.

- Какие планируются меры по оптимизации национальной политики города?

- Мы живем в достаточно непростое время. Национальный вопрос был всегда одним из самых легко возбудимых. Еще Горький говорил, что тонкая корочка интеллигентного отношения к другой нации очень быстро может быть прорвана. Если говорить о перспективах, то главное, о чем нужно заботиться, - это толерантность, нормальное восприятие представителя другой нации. В этой связи бывают сложные повороты, поэтому я не большой сторонник регулярного акцентирования на национальной теме. Вполне нормально, если, например, русский, еврей, казах и туркмен соберутся за чаем и поговорят на свои темы, поскольку они живут вместе и у них есть общие интересы. Но ненормально, если на это будут смотреть с подозрением, сочтя, что, разговаривая вместе, люди разных национальностей непременно решают национальные вопросы.

Это не значит, что национальной проблемы вообще не существует как таковой. После войны, например, межнациональные отношения как бы не существовали. Мы знали, что живем в многонациональной семье народов, что есть 15 республик, и мы вместе только что выиграли тяжелейшую войну, что погибли и русские, и евреи, и казахи, и туркмены, и татары, и чуваши. Поэтому этот вопрос не ставился.
Сейчас атмосфера в стране несколько другая. Распался Советский Союз. Новые элиты приходили к власти в национальных республиках. Часть этих новых элит, особенно на первых порах, недружелюбно высказывалась и в адрес нашего общего прошлого, и в адрес России. Это не могло не находить отражения здесь, в Петербурге, или вообще в России.

К счастью, мы не имеем отчетливо выраженных массовых примеров ксенофобии. Этого нет в Петербурге и, надеюсь, никогда не будет. Но это не означает, что нам не нужно заниматься последовательным и постоянным воспитанием уважительного отношения каждого гражданина нашего сообщества к другому гражданину вообще и, тем более, к гражданину, который отличается от него своей национальной принадлежностью. Это и есть толерантность, и мы сейчас думаем над тем, что называется "программой толерантности".
Лучше всего объяснять с детских лет, чтобы дети с самого начала привыкали к тому, что люди разные, но различие не означает, что отличный от тебя человек "плохой" - он просто другой. Воспитание способности восприятия позитивного в другом является главным в деятельности по организации межнациональных контактов в Петербурге.

- В Петербурге создан Совет по делам учащихся зарубежных государств. Каковы его цели и задачи?

- В советские годы такой совет уже существовал. Он активно работал, помогая зарубежным учащимся быстрее адаптироваться к незнакомой для них обстановке, обрести новых друзей, новые контакты. Он также помогал решать бытовые вопросы - такое тоже имело место. И все эти функции остаются актуальными для сегодняшнего дня. Приехавшему издалека молодому человеку или девушке на первых порах не очень комфортно. Он должен знать, куда ему обратиться, если возникают проблемы и нужна помощь. А сейчас, на фоне усложнения бюрократических процедур, возникают проблемы с регистрацией, с визой, с возможностями перехода из одного ВУЗа в другой, с общежитиями - масса вопросов возникает чисто технических, но они тянут за собой политические.

Что касается проявления грубого, жестокого хулиганства по отношению к иностранным студентам, вплоть до, к сожалению, имеющих место летальных исходов, - это ново для Петербурга. В прошлом тоже были конфликтные ситуации в ВУЗах и особенно в общежитиях. Но тогда эти темы не выходили на улицы. В общежитиях, на фоне иногда неадекватного поведения зарубежных студентов, возникали конфликты бытового характера, но не было национального подтекста. Сегодня же оттенок другой, конечно. Но, как мне кажется, это результат накопившейся в принципе в обществе агрессии. Эта агрессия выплескивается таким образом из-за отсутствия толерантного восприятия людей непохожих. У нас нет пока доказательств того, что ведется специальная охота за вьетнамцами, маврикийцами или арабами. Происходит агрессивная примитивная реакция при виде незнакомого и непохожего. К тому же, если стая чувствует, что живой субъект трепещет, нервничает - мгновенно срабатывает инстинкт, и стая кидается. Здесь происходит именно так.

Иностранных студентов всё время предупреждают: "Будьте осторожны!". Они, выходя на улицы, уже начинают бояться. Мы принимаем определенные меры. Уже есть договоренность с органами внутренних дел об усилении охраны на участках повышенной опасности с этой точки зрения. Усиливается патрулирование прилегающих территорий, дополнительное внимание силовых структур обращено на маршруты передвижения иностранных студентов, например, путь "метро-общежитие". Самим студентам мы пытаемся объяснить, что не нужно провоцировать нападение. Но, конечно, имеющие место факты - это очень нехорошо, и город резко осуждает случаи откровенной жестокости и агрессии. Эти случаи расследуются, и мы заявляем, что все случаи неспровоцированной агрессии будут наказаны по закону.

- Известно, что главной целью Консультативного совета по делам национально-культурных объединений губернатор Валентина Матвиенко обозначила поддержку культурных традиций. Каковы другие формы его деятельности?

- Создавая этот совет, мы хотели организовать своеобразный форум, на котором представители различных национально-культурных образований могли бы встречаться и обмениваться мнениями о том, что вообще происходит в этой сфере. Должен сказать, что не так давно отмечался мусульманский праздник Курбан-байрам, и случилось то, чего никогда не было: муфтий пригласил на этот праздник представителей других конфессий. И практически все откликнулись - пришли и евреи, и православные, и армяне. Все сели за один стол и ели плов. Может, со стороны это могло выглядеть несколько нарочито, но, с другой стороны, почему нет? Люди посидели вместе, что-то обсудили, о чем-то задумались.

Смысл этого Совета - в нормальных человеческих контактах и возможности выразить свое беспокойство, или внести предложение в части мероприятий или национальных праздников, обменяться мнениями относительно того, как воспитывать детей. Чем чаще люди встречаются, и чем лучше они друг друга узнают (особенно представители разных народностей), тем меньше они боятся, потому что боятся обычно неизвестного. Привыкание друг к другу рождает атмосферу доверия, поскольку национальные отношения - это, прежде всего, доверие.
В дополнение к этому Совету мы решим вопрос и о "физическом" центре межнациональных отношений - создадим Дом национальных культур. Решение Валентины Ивановны Матвиенко неизменно - такой Дом появиться должен. Вместе там будут работать и отдыхать представители наших национально-культурных организаций.

- При том, что в городе живут представители примерно 130 национальностей, в совет войдут представители лишь 13-ти. Каким образом будут отражены интересы остальных?

- Мы пригласили в Совет, во-первых, представителей наиболее крупных национально-культурных организаций, а, во-вторых, организаций, уже имеющих некую историю своего существования. Что касается остальных: во-первых, заседания Совета будут открытыми. Мы заранее будем информировать о времени их проведения, и все желающие представители других организаций, конечно, смогут на них присутствовать с правом совещательного голоса. Собственно, сам Совет имеет совещательный характер. Он, по сути дела, является общественной организацией, и декретивного решения принять не может.

Во-вторых, я полагаю, что время от времени, уже по договоренности с самими руководителями национальных организаций, мы будем проводить уже более широкие встречи, приглашая туда представителей всех такого рода организаций. Сложность состоит в том, что в городе представлено более ста национальностей и этносов, а организаций более 250, потому что есть этносы, имеющие в городе несколько организаций. Это создает тонкости, поскольку не всегда эти организации между собой на уровне своих руководителей толерантны. Это приходится учитывать, потому что задача государственной власти, прежде всего, - обеспечить доверие и мир, а в случае возникновения проблем - решать их политическим путем, не доводя до конфликтов.

Беседовал Максим Василенко, ИА "Росбалт"