Перевозчики протестуют вместе с пассажирами

Вице-президент Ассоциации независимых перевозчиков Санкт-Петербурга Андрей Колосов уверен, что попытки Смольного реформировать общественный транспорт в городе приведут лишь к росту цен и снижению качества услуг.

Общественный транспорт Петербурга переживает сегодня смутное время. Уже не раз говорилось о том, что условия прошедшего недавно конкурса по распределению маршрутов городского транспорта были составлены таким образом, что с рынка вытеснялись практически все частные перевозчики. Теперь и арбитражный суд Санкт-Петербурга признал: документация по конкурсу была составлена с нарушениями антимонопольного законодательства.
Малые и средние перевозчики, чувствуя давление, ищут справедливости не только в суде, но и выходят протестовать на улицы. У них нет своего профсоюза, и организационную функцию берет на себя Ассоциация независимых перевозчиков Санкт-Петербурга. Корреспондент 'Росбалта' побеседовал с вице-президентом Ассоциации, руководителем транспортного предприятия Андреем Колосовым.

- 19 апреля вы совместно с малыми предпринимателями и представителями политических партий провели около Смольного митинг, требуя от властей изменить отношение к малому и среднему бизнесу. Каковы итоги акции, есть ли сигналы от руководства города о том, что вы были услышаны?

- Митинг прошел почти без последствий. За исключением того, что сразу после акции в милицию забрали председателя городского отделения партии 'Яблоко' Максима Резника, исполнительного директора регионального отделения СПС Игоря Кучеренко и президента нашей ассоциации Игоря Калугина, то есть основных организаторов. Мне в этом смысле повезло - так вышло, что я со своими работниками уехал чуть раньше. Задержанные дали в отделении объяснения, и через два часа их отпустили.

- Митинг был санкционирован?

- Получилось следующее. Уведомление мы дали заблаговременно. Из горадминистрации пришел ответ, в котором нам предлагалось провести акцию около ТЮЗа или Финляндского вокзала, поскольку рядом со Смольным митингующие будут мешать проходу граждан. Мы посчитали такое обоснование неубедительным - какая разница, если в любом из указанных мест мы бы мешали одинаково, - и послали второе уведомление. Ответа на него не дождались, то есть формально митинг был несанкционированным.

А проходу граждан мы действительно мешали, но следующим образом. Люди, встречая на пути митинг, не обходили его, а присоединялись. По моим прикидкам, собралось около двух тысяч человек. Резник и Кучеренко потом говорили, что, будучи в милиции, они видели в отчете цифру 1 750 человек. При этом надо учитывать, что милиция, как правило, процентов на 20 занижает количество митингующих. А если бы погода не подвела, собралось бы еще больше.

Мне понравилась реакция бабушек, которые, собственно, к малому бизнесу никакого отношения не имеют, но тоже приходили нас поддержать. Они говорили: вы вот с этими своими транспарантами, с машинами с гробами приходите 1 мая по такому-то адресу, будем митинговать вместе. Так что, возможно, наши акции получат продолжение. Может быть, это будет раньше, чем 1 мая, поскольку власти никак не реагируют на наши протесты.

- В четверг арбитражный суд вынес решение в вашу пользу...

- Свое заявление в арбитражный суд я подал еще в январе. Дело в том, что условия документации по конкурсу на право осуществления пассажирских перевозок, который состоялся в марте, не соответствуют антимонопольному законодательству. Ни одно малое предприятие не может выдержать такие условия конкурса. Более того, не выдержал их и ГУП 'Пассажиравтотранс', который был признан победителем. Если по большим и особо большим автобусам предприятие вписывается в конкурсные условия, то малых и средних машин ему не хватает 829 и 80 соответственно. Но вместо того, чтобы по тем же конкурсным условиям быть снятым с конкурса, ГУП теперь намерено организовывать конкурс на субподряд, чтобы добрать недостающее количество машин.

- Каково ваше отношение к самому факту перекраивания городской маршрутной сети?

- 5 октября прошлого года постановлением правительства маршрутная сеть Санкт-Петербурга была объявлена собственностью города. Однако нигде в реестре госсобственности этой сети я не видел. Кроме того, сеть коммерческих маршрутов, которая создавалась самими предпринимателями, была 'прихватизирована' - иначе не скажешь - городом. Я посылал запрос в прокуратуру, мне ответили, что я имею право работать на своем маршруте, и никто меня не может оттуда выгнать.

Сеть социальных маршрутов создавалась в годы застоя, в довольно урезанном виде она дожила до наших дней. Сейчас из существующих 360 социальных маршрутов 124, в том числе 50 внутригородских, будут сокращать. Коммерческих маршрутов на сегодня 528, под сокращение попадут 207, из них внутригородских 159. В результате городскому транспорту может быть нанесен огромный ущерб.

Последнее серьезное обследование городского пассажиропотока проводилось 8 лет назад. исходя из этих данных власти убирают многие коммерческие маршруты, которые дублируют социальные, и потому признаются невостребованными. Но пусть даже я продублирую, скажем, трамвай - люди-то ездят, маршруты рентабельны, а следовательно, востребованы.
Кроме того, замена 'Газелей' на большие автобусы приведет к перегруженности общественного транспорта.

- Транспортное руководство города утверждает, что это поможет разгрузить улицы.

- Улицы надо разгружать иначе. Сегодня частник регистрирует маршрут, заявляет на него 10 'Газелей', а выпускает значительно больше. Вот раньше были лицензии на маршрут на каждую единицу транспорта, и если выдано на маршрут 10 лицензий, больше 'Газелей' по нему ходить не может. В свете разгрузки улиц логично было бы такие лицензии вернуть. Что касается нагрузки на общественный транспорт, она действительно возрастет. Больших автобусов не так много, и ходить они смогут с интервалом десяти 'Газелей'. Если сегодня 'Газели' ходят в среднем через 5 минут, то автобус будет ходить через 50. Нетрудно представить, что в таком автобусе будет твориться. На самом деле я не понимаю, за что платят наши граждане, когда едут в набитом автобусе.

- Андрей Алексеевич, как вы полагаете, к чему все-таки придет городской транспорт в результате всех сегодняшних пертурбаций?

- Если комитету по транспорту удастся монополизировать рынок, ощутимо вырастут цены. Они и так растут под давлением чиновников. Я с 75-го года в транспорте, и не помню, чтобы тарифы поднимались более чем на 43 процента, как в январе этого года. Трудно предсказать реакцию людей, когда они поймут, что задеты их интересы. Самое противное, что сегодня мы возвращаемся в 94-95 годы, когда были распространены нерыночные методы конкурентной борьбы. Комитет фактически сталкивает лбами старых перевозчиков и тех, кто якобы выиграл конкурс, но никто из перевозчиков со своих маршрутов не уйдет.

Что касается решения арбитражного суда - если следовать логике, теперь результаты конкурса должны быть отменены. В суде на моей стороне очень веско и аргументированно выступил представитель Федеральной антимонопольной службы. Однако пока на этот счет ничего не известно. Думаю, ситуация прояснится после заседания городской конкурсной комиссии.

Беседовал Владимир Чичинов, ИА "Росбалт"