СЕГ: Балтия боится остаться без транзита газа

Соглашение о строительстве газопровода по дну Балтийского моря вызывает возражения соседей России, через территорию которых сейчас идет транзит российского газа, и в первую очередь - стран Балтии и Польши.

Главы трех крупнейших энергетических концернов Европы - 'Газпрома', BASF и E.ON - 8 сентября в Берлине подписали соглашение об условиях реализации проекта строительства Североевропейского газопровода (СЕГ), трасса которого пройдет по дну Балтийского моря. Соглашение, которое, по оценке британской 'Гардиан', 'потенциально может изменить всю геополитическую обстановку в Европе', вызвало возражения некоторых соседей России, через территорию которых сейчас идет транзит российского газа, и в первую очередь - стран Балтии и Польши.

СЕГ - это состоящий из двух параллельных ниток газопровод протяженностью около 1189 км, который должен пройти от бухты Портовая (район Выборга) до побережья Германии (район Грайфсвальд). Общая пропускная способность СЕГ составит 55 млрд куб. м газа в год. Первую нитку газопровода мощностью 27,5 млрд куб. м планируется ввести в строй уже в 2010 году. В перспективе планируется проложить ветку через Нидерланды до Великобритании. Кроме ключевого газопровода предполагаются также отводы в Швецию, Финляндию и Калининградскую область. И тогда общая протяженность СЕГ составит более 3000 км.

Сооружение первой очереди подводной газовой магистрали обойдется в $2,5 млрд. Опорной сырьевой базой СЕГ определено Южно-Русское месторождение природного газа (ЯНАО), запасы которого оцениваются более чем в триллион кубометров. К тому же трубопровод можно будет догружать газом и других производителей. Суммарные инвестиции в транспортную инфраструктуру и разработку месторождения только на первом этапе составят $6,2-6,8 млрд. Деньги огромные даже для 'Газпрома', и неудивительно, что российская монополия решила привлечь к реализации проекта крупных потребителей газа в Западной Европе.

Этот проект возник отнюдь не спонтанно. Идея прокладки газопровода, минуя территории третьих стран, прорабатывалась 8 лет, начиная с 1997 года. Именно тогда были начаты изыскания, доказавшие техническую возможность и экономическую эффективность этого мегапроекта. К тому же у 'Газпрома' наработан опыт прокладки газопровода по морскому дну - в конце 2002 года был сдан в эксплуатацию газопровод 'Голубой поток', трубы которого проходят по дну Черного моря.

Экономическая выгода этого проекта для 'Газпрома' очевидна: исчезает необходимость транзитных платежей, угрозы экономического шантажа со стороны фирм и стран-транзитчиков и, наконец, опасность банального воровства газа из трубопровода. Кроме того, отпадает надобность продавать голубое топливо странам, через которые идет его транзит, по заниженным ценам (сейчас это около $90 за 1000 кубометров газа при среднерыночной цене $140-160). Существенным плюсом является и то, что вовлечение в реализацию проекта крупнейших энергетических концернов уменьшает риски российского концерна, обеспечивает необходимое финансирование и делает 'Газпром' (в соответствии с соглашением) совладельцем их бизнеса, включая газораспределительные сети в Германии. По оценкам экспертов, при полной загрузке газопровода инвестиции в его сооружение окупятся за два-три года. Уже в первый год эксплуатации СЕГ выручка составит порядка $4 млрд.

Выигрывает от реализации этого проекта и российское государство, которое получает возможность не только дифференцировать инфраструктурные возможности в поставках энергоресурсов, но также противостоять экономическому шантажу стран, осуществляющих транзит, и со своей стороны получить дополнительные экономические рычаги давления на страны охваченные (или неохваченные) газопроводом. Выгоден этот проект и европейским странам - получателям газа, поскольку очевидно обеспечивает надежность импорта газа - в случае осложнений в транзитных странах не будет нарушения режима поставок, как это уже имело место с Украиной и Белоруссией.

По оценкам специалистов, к 2010-2015 году Европа станет крупнейшим потребителем газа из-за истощения своих месторождений и дальнейшего роста спроса. Вот почему британский министр энергетики Малькольм Уикс, выражая превалирующее мнение европейцев, заявил вскоре после подписания соглашения, что стабильность энергетических поставок для Европы на ближайшие десятилетия будет зависеть от отношений с Россией.

Чего боятся в Балтии?

На состоявшемся в сентябре в Петербурге заседании дискуссионного клуба Балтийского исследовательского центра, посвященном 50-летию установления дипотношений между Россией и Германией, выступившему на мероприятии руководителю отдела России МИД Германии Рольфу Велбертсу пришлось выслушать немало упреков в адрес ФРГ со стороны Генерального консула Латвии в Петербурге в связи с соглашением по СЕГ. Фактически латвийским дипломатом были озвучены три главные причины, вызывающие негативную реакцию у наших соседей: политическая, экологическая и экономическая.

Политическая причина. Многие деятели в странах Балтии и Польше склонны рассматривать строительство газопровода в обход их территории как асимметричный политический ответ России на политику этих стран в отношении Российской Федерации. Свое негативное отношение к СЕГ высказали бывший президент Эстонии Леннарт Мери и нынешний эстонский министр иностранных дел Юхан Партс. Экс-президент намекнул, что 'расширение экономической зоны в Финском заливе - в руках Эстонии и Финляндии. И определенные экономические ограничения гарантировали бы всем странам Балтийского моря участие и пользу от строительства газопровода'. А глава МИД квалифицировал соглашение по СЕГ как 'некорректное', поскольку Россия и Германия не проконсультировались с другими странами Балтийского моря.

Наиболее жесткие заявления сделали литовские политики. Премьер-министр Альгирдас Бразаускас подчеркнул, что Балтийское море - общее достояние, а не собственность одного или двух государств, и выразил мнение, что создание СЕГ отдаст страны Балтии и Польшу 'на милость России'. Член Европарламента от Литвы Витаутас Ландсбергис эмоционально убеждает, что 'этот новый альянс немцев и русских был спланирован для изменения политической карты Европы', в результате чего Москва сможет манипулировать политикой Балтийских стран, используя монопольные цены на газ.

В качестве основной причины противодействия прокладке газопровода по дну Балтийского моря его противники выдвигают экологическую причину. По их мнению, существует реальная угроза экологической катастрофы, из-за того, что во время прокладки газопровода по морскому дну строители могут 'наступить' на немецкие химические боеприпасы, захороненные союзниками на Балтике после окончания Второй мировой войны. Для противодействия созданию СЕГ его противники намерены использовать в частности структуру ПАСЕ (но, что показательно, не ЕС, где страны-получатели российского газа их не поддерживают).

Представитель Литвы в Парламентской Ассамблее ЕС инициировал принятие резолюции 'О возможной угрозе экосистеме Балтийского моря в связи с захороненным на его дне во время Второй мировой войны химическим оружием', которую поддержали 24 парламентария, представляющие 14 государств. Но вот что интересно: до сих пор на неоднократные предупреждения ученых-экологов (в том числе и российских) об опасности химбоеприпасов на дне Балтики политики предпочитали не реагировать. В частности они спокойно восприняли проект прокладки электрокабеля и газопровода между Финляндией и Эстонией. Однако на сооружение СЕГ отреагировали шантажом экологической катастрофы.

Кстати, на эти странным образом совпадающие 'экологические озабоченности' обратил внимание и Президент Владимир Путин, отметив определенную закономерность в том, что на ряд крупных российских проектов (восточный нефтепровод, проект 'ЛУКОЙЛа' на Каспии) предпринимались 'атаки' по экологической линии.

Обвинения в антиэкологичности проекта СЕГ отвергают не только в России, но и на Западе. Так член Еврокомиссии по внешним связям Бенита Ферреро-Вальднер отметила, что 'данный проект внесет огромный вклад в осуществление экологически безопасных поставок газа в ЕС'. Кстати, это заявление литовские политики тут же назвали 'невзвешенным' и 'поспешным'. А германский посол в Москве Юрген Шмид напомнил противникам СЕГ: 'Эта тема обсуждалась более двух лет назад на уровне ЕС, когда была принята энергетическая программа, в которой указывался этот проект. В середине 2003 года была дана позитивная оценка строительству этого газопровода'.

Понятно, что за резко отрицательным отношением руководителей и политиков стран Балтии и Польши к проекту СЕГ стоит экономическая причина. Они рассчитывали, что газопровод пойдет по их территории, и они смогут получать значительный доход от транзита российского газа. Сейчас 'Газпром' вынужден платить в среднем около $25 за каждую тысячу кубометров экспортируемого газа. Кроме того, исчезает возможность получать газ по пониженным ценам для транзитных стран. Немаловажно и то, что транзит гарантировал им энергетическую безопасность, поставку российских энергоносителей и, в то же время, давал определенные экономические рычаги давления на Россию.

Конечно, в соглашении СЕГ присутствуют и политические, и экономические элементы. Однако, как подчеркнули на совместной пресс-конференции в Берлине Шредер и Путин, проект нового трубопровода ни против кого не нацелен, открыт для вступления в него третьей стороны и служит целям энергетического альянса между ЕС и Россией.

Андрей Ермаков, эксперт Балтийского исследовательского центра