Апгрейт политсистемы

На днях в России вышла в свет книга известного журналиста, члена Общественной палаты РФ Алексея Чадаева 'Путин. Его идеология'. Большинство наблюдателей уже сейчас сходятся в том, что появление такой книги - явление неординарное.

На днях в России вышла в свет книга известного журналиста, редактора отдела политики 'Русского журнала', члена Общественной палаты РФ Алексея Чадаева 'Путин. Его идеология'. О пышной презентации этого издания, организованной 'Единой Россией', в которой, помимо партийных боссов и маститых политологов, принял участие замглавы кремлевской администрации Владислав Сурков, сказано уже немало. Большинство наблюдателей уже сейчас сходятся в том, что появление такой книги - явление неординарное.

Книга Алексея Чадаева 'Путин. Его идеология' состоит из трех частей, введения и заключительной главы. В конце книги - приложения, которые состоят из сборника Посланий президента РФ и авторского осмысления их структуры. В аннотации к книге отмечается, что это издание стало попыткой разобраться в идеологии главы государства.

Чем же так примечательна работа Чадаева, которую многие журналисты уже окрестили чуть ли не официальным манифестом власти? Хотя бы тем, что она - первая в своем роде. Попытки системно и объективно проанализировать политическое мировоззрение и риторику Владимира Путина, его плюсы и минусы, его роль в становлении современной России до Чадаева в российской политологии никто не предпринимал.

В то же время, как заявил 'Росбалту' сам автор, первоначально он не ставил перед собой задачу написать именно книгу. 'Книга, на самом деле, родилась из моего собственного справочника, который я составлял для себя, - говорит Чадаев. - В какой-то момент я осознал, что если не понимаю, что происходит, какие решения принимаются и что делает власть, в чем ее логика, то, значит, мне пора менять работу, я больше не могу работать политическим журналистом. Поэтому я занялся реконструкцией. Там, в книге, есть некое приложение к посланиям президента за 2004-2005 годы, такая смысловая реконструкция, - вот эта часть делалась тогда, когда еще никакого замысла книги не было'.

Этот процесс реконструкции, попытка понять и проанализировать процессы, происходящие в стране в последние годы, стали для Чадаева методом выявления идеологии Путина, системы ценностей, которой он верен, и в рамках которой он действует.
'Я исследовал идеологическую доктрину Путина на основе его посланий Федеральному Собранию 2004 и 2005 годов, - продолжает Чадаев. - Говоря научным языком, постарался дешифровать роль субъекта власти по совокупности его публичных выступлений. И сделал это для того, чтобы показать, какие формулы целей и ценностей находятся за формулами задач и средств. Для меня важно, что идеология - это система ценностей, а источник идеологии находится в системе ценностей. Ценности определяются через ценностные формулы'.

По словам автора, он выявил три основные формулы путинской идеологии: суверенитет, демократия и качество жизни. 'Задача Путина - создание такой системы, в рамках которой русский народ сам сможет решать вопрос о власти, - считает Чадаев. - Решение этого вопроса может и не включать в себя сменяемость власти любой ценой каждые четыре года или ротацию партий у власти и в оппозиции. Но принципиально, чтобы в решении участвовало и согласилось с его результатами большинство граждан. И воля этого большинства была бы главным и единственным основанием политического режима, безотносительно любой внешней легитимизации, прохождения тестов на 'соответствие стандартам' и т.п.'.

Определив таким образом ключевые постулаты политической философии Путина, выявив суть его идеологии, а фактически - идеологии российской власти, Чадаев пришел к убеждению, что идеологию в современной России объяснять трудно, но необходимо: именно в ней заложено зерно роста общества и власти. 'Трудно объяснять людям, что им нужно что-то, без чего они до сих пор обходились, - поясняет автор. - Это тем более трудно, потому что недавно страна пережила опыт распада. Но именно это и является источником развития: как только это удается объяснить критической группе людей, возникает новая индустрия, новое пространство роста". "Когда становится ясна идеология власти, у ее сторонников больше не возникает вопросов 'что мы отстаиваем', а оппоненты понимают, против чего они борются, - продолжает Чадаев. - Это 'up-grade' современной политической системы России, ее модернизация'.

Стоит отметить еще один важный аспект работы Чадаева - анализ системных ограничений в российской политике, обусловленных узкими временными рамками, в которых вынужден действовать Владимир Путин, лимитом кадров и ресурсов, находящихся в его распоряжении. 'Идея книги - сделать более понятной логику действий и бездействий российской власти, - говорит Чадаев. - Я анализировал, что говорит и что не говорит президент. Я говорил о системных ограничениях в политике, которые формируют политический курс России'.

Выявление идеологии власти и, тем более, ее разъяснение - задача действительно непростая. Сам Чадаев уверен, что 'основным ограничением опубличивания идеологии является то, что открыто предъявленные ценности сегодня очень сложно защитить'. Именно поэтому, по его словам, 'мы много лет вынуждены задавать вопрос "Who is Mr Putin?" - это естественная стратегия защиты'.

В свою очередь, известный тележурналист Михаил Леонтьев заявил 'Росбалту', что 'по очень многим объективным причинам нынешняя власть должна как можно меньше обозначать свою конкретную идеологию'. 'И Путин с этим не торопился, - считает Леонтьев. - Но идеология уже сформирована, что делает своевременным появление такой книги. Года три назад такая попытка свелась бы либо к гаданию на кофейной гуще, либо приняла форму сюрреалистического памфлета. Теперь некоторые вещи ясны и очевидны. Они не исчерпываются идеологией, но они есть. Есть некая фактура, по которой можно определить вектор мировоззрения президента. Эта книга - плод добросовестной работы и глубокого анализа'.

Схожего мнения придерживается президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский, написавший предисловие к книге Чадаева. Выступая на презентации, он, в частности, заявил, что 'эта книга - единственный формат, из которого можно что-то понять в современной политике'. Президент ФЭП согласен с тем, что с поставленной задачей автор успешно справился. Павловский подчеркивает, что Чадаев написал книгу о логике изобретения демократической идеологии в России, и книга объективно объясняет, что внес Путин в облик России'.

Книгу Чадаева похвалил и Владислав Сурков, сказав что 'она своевременна, и в ней сделана попытка серьезного анализа политического устройства России'. По мнению высокопоставленного кремлевского чиновника, 'автор достойно и глубоко ответил на очень глупенькие и очень ехидненькие вопросы о том, чем может помочь борьбе с терроризмом введение пропорциональной системы выборов депутатов Госдумы, новой процедуры наделения полномочиями глав субъектов Федерации и образование Общественной палаты'. 'Для меня важно, что Чадаеву удалось выделить три основные категории публичной политики президента Путина: демократия как способ развития свободной личности, суверенитет как способ развития свободной нации, и материальное благополучие как социально-экономическое измерение все той же свободы', - заявил Сурков.

Секретарь президиума Генсовета 'Единой России' Вячеслав Володин, открывавший в минувший четверг презентацию книги, назвал ее появление 'первым шагом на тернистом пути - объяснения политики реформ'. По мнению экспертов, для единороссов эта книга будет весьма полезна: теперь партийным лидерам и их пиарщикам не придется 'изобретать свой идеологический велосипед', а можно будет воспользоваться работой Чадаева. Как отметил сам Володин, 'эта книга, написанная в трудном жанре 'политической философии', будет востребована активом партии'.

Возможно, и не только партактивом. Член Общественной палаты РФ, руководитель проекта 'Медиакратия' Александр Школьник считает, что книга 'Путин. Его идеология' будет интересна молодежи. По мнению Глеба Павловского, ее потенциальный читатель - всё политическое сообщество. Политолог уверен, что 'книга может стать хорошим пособием не только для уже зрелых политиков, но и для подготовки новых кадров к серьезной политической работе'.
Сам же автор считает, что 'не было бы большого греха, если бы власть озаботилась созданием книг для учебных заведений, где разъясняла бы идейные основы российской политической системы'. 'Вряд ли моя книга соответствует этой задаче. Она все-таки написана довольно зубодробительным языком и предназначена скорее для учителей, чем для учеников, и не как руководство к действию, а как повод к размышлению', - говорит Чадаев.

Однако в адрес автора книги уже летят и критические стрелы. Так, политолог Станислав Белковский заявил, 'что появление подобных верноподданнических творений, написанных добровольно и охотно, свидетельствует о сильнейшем моральном кризисе в обществе'.
Впрочем, Чадаев не отрицает, что согласовывал книгу 'наверху', в частности с Глебом Павловским, который 'помогал с редактированием'. По словам же главы ФЭП, о содержании книги в Кремле не знали до ее публикации. В свою очередь, Владислав Сурков в одном из интервью заявил, что он сам и президент 'не во всем согласны с автором'.

При этом стоит отметить, что, по мнению большинства экспертов, книга 'Путин. Его идеология' претендует на объективность: она высвечивает сильные и слабые стороны российского лидера, говорит о возможностях и проблемах сегодняшней власти, дает глубокий анализ ситуации в России. Ее появление симптоматично, считает Михаил Леонтьев: 'Обществу нужно знать, что происходит в стране, и нужна пища для размышления о том, что будет дальше'.

Илья Карлинский, ИА 'Росбалт'. Москва