"Система двойных стандартов должна быть изжита"

Руководители непризнанных постсоветских республик с интересом ожидают появления "косовского прецедента", но не считают, что России следует оглядываться на Косово. 'Это всего лишь один из факторов решения проблемы', - уверен президент Абхазии Сергей Багапш.

Слова президента РФ Владимира Путина об универсальности косовского варианта решения проблем непризнанных государств, вселило надежду в жителей Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья и Нагорного Карабаха, которые вот уже 17 лет ожидают решения своей судьбы. Впрочем, руководители этих республик не считают, что России следует оглядываться на Косово. 'Это всего лишь один из факторов решения проблемы', - заявил в интервью 'Росбалту' президент Абхазии Сергей Багапш.

- Сергей Васильевич, если Косовская проблема передается в ООН, и эта организация принимает решение о самостоятельном статусе Косово, что последует за этим для непризнанных постсоветских республик, и последует ли вообще?

- Могу предполагать: Россия и другие республики на следующий день должны признать Абхазию. Если разбираться в предыстории всех конфликтов, у Абхазии больше всего прав быть независимым государством. У нас была своя государственность. К тому же, мы были не автономной республикой, а союзной - с 1921 по 1931 год. Исторический опыт становления и развития государственности у Абхазии был и есть.
Владимир Владимирович Путин четко сказал: 'Это будет универсальная модель, по которой все эти конфликты, естественно, будут сниматься'. Западу следует понять, что не существует уникальности решения проблемы одного образования и невозможности применения этого к другим. Система двойных стандартов должна быть изжита. Если международное сообщество не решит проблему, эти раны будут кровоточить постоянно.

- Никакой формат союза Грузии и Абхазии невозможен?

- Исключено. Говорю это как участник всех этих событий. Начиная с 1989 года, я работал первым секретарем Очамчирского райкома КПСС, вплоть до того момента, когда Гамсахурдиа напал на нас. Всё началось с развала Союза. Затем была война. Я неоднократно посещал Тбилиси, меня туда посылал Владислав Ардзинба на переговоры с Шеварднадзе, со всем Госсоветом - Иоселиани, Китовани... Тогда, нас заверили, что при любом раскладе вооруженного вторжения в Абхазию не будет, а будут только переговоры.
14 августа 1992 года мы пришли на заседание парламента Грузии (я был первым заместителем председателя Совета министров Абхазии и депутатом парламента), где обсуждали федеративное устройство Грузии и статус Абхазии в составе Грузии. А они в это время начали бомбить Абхазию.

- Тогда еще можно было всё остановить?

- Конечно, существует повестка дня того заседания, где эти вопросы стоят. Исторический факт. После войны наш парламент тоже предлагал конфедерацию или союзное государство, общее государство. Выход и варианты были. Но нам категорически отвечали - только унитарное государство.

На референдуме 1999 года народ высказался за независимое государство. Сегодня любой руководитель Абхазии - Сергей Багаш или еще кто-то, от того, что высказал народ, не отойдет. Жить как добрые соседи - пожалуйста, рассматривать экономические вопросы - тоже пожалуйста. Может быть, Грузия завтра будет развиваться как Швейцария, и там будет великолепная жизнь, будет демократия развита, права человека будут защищены. Возможно, тогда Абхазия посмотрит и скажет: 'Хорошее государство, давайте объединимся с ними и найдем какие-то точки соприкосновения'. Но сегодня - страна, которая даже не извинилась за содеянное, - о чем с ней говорить?
Вы знаете, что у меня жена грузинка. Грузины - нормальный, хороший народ, они великолепно встречают гостей, поют, танцуют. Правда, республика жила в тепличных условиях в советские времена, начиная со Сталина и Берии. Но, если мы уважаем право Грузии на независимость, на ее отделение от всего и всех, - мы бы хотели, чтобы и наш выбор уважали: абхазов, осетинов. Не Багапш это сказал - это народ заявил.

Есть положение о том, каким должно быть независимое демократическое государство. И Грузия, и Абхазия (и не только они) должны понимать, что быть независимым - это не только привилегия, это обязанность жить по международным правилам. А они жесткие. Это и оппозиционная пресса, и НПО, и уважение законов и норм ООН - это сложные процессы, и выходить на этот уровень тяжело. Но мы свой путь выбрали.
Желательно, чтобы не было вооруженного столкновения. Но если оно будет, мы все равно будем отстаивать нашу независимость.

- Насколько вероятна попытка военного решения абхазской и югоосетинской 'проблем' со стороны Тбилиси?

- Конечно, этого исключать нельзя, но не нужно забывать одну вещь: большинство жителей Южной Осетии и Абхазии имеют российское гражданство. Когда этот вопрос решался, он решался не только из-за пенсий, а потому, что Россия - правопреемница СССР, и всё, что она делает при Путине - это очень большой стимул для нас, и дорогого стоит. Я бы хотел посмотреть на то государство, которое будет сидеть сложа руки, когда его граждан начинают бить. Агрессия в отношении нас взорвет всю ситуацию, весь Северный Кавказ, приднестровцы не останутся в стороне, карабахцы - все будут воевать против Грузии.
Нельзя допустить такого развития событий.

- Известно, что главы непризнанных республик регулярно встречаются между собой. О чем говорится на этих встречах?

- Да, мы очень часто встречаемся. Нами подписаны различные договора. В одном из документов записано, что в случае малейшей агрессии против одной из стран, мы оказываем помощь. Если это начнется в Южной Осетии, мы выходим из всяких переговорных процессов и начинаем готовиться к войне. Мы прекрасно понимаем тактику грузин: вначале будет Осетия, затем Абхазия... Лучше все-таки разговаривать. Все войны начинаются на поле сражения, а заканчиваются за столом переговоров.

У Грузии есть уникальный шанс, в особенности, у Саакашвили - у него руки не запятнаны в крови, получил образование на Западе, демократ, сеет демократию, начиная с Прибалтики, Украины, Молдавии. Но нельзя быть демократом во внешней политике и недемократом во внутренней. У него есть шанс войти в историю как человек, который признал Абхазию, и тогда мы будем жить рядом, мы будем встречаться, мы ведь жили долгие годы вместе.

- Как решаются сейчас вопросы беженцев? Грузинская сторона говорит, что часть беженцев до сих пор не может вернуться в места постоянного проживания...

- Они решаются, и довольно успешно. На сегодняшний день в Гальский район Абхазии вернулось в одностороннем порядке более 56 тысяч человек. В другие районы люди тоже возвращаются. Мы все вместе строим единое государство. Кому это не нравится - тот может не возвращаться.

- Существует ряд проектов, ориентированных на общее экономическое пространство Грузии и Абхазии...

- Есть очень много интересных проектов. Например, энергетический. После войны и Грузии, и Абхазии нужно было электричество, и мы разделили объемы производимой электроэнергии: 60% забирает Грузия, 40% Абхазия. Давайте закреплять это договором! - 'Нет, только на словах'.
Давайте развивать железнодорожное сообщение: это выгодно югу России, это выгодно Грузии (больше всего по ее территории идет дорога), это выгодно Армении. Это проект, который уходит дальше на Турцию и Иран, это чистый бизнес-проект. Не надо привносить сюда политику. Давайте начнем с этого! Но у них сразу возник другой вопрос: как будет называться дорога? Мы будем искать название, которое устроит обе стороны.
12-15 лет специалисты разных уровней встречаются на Ингурской ГЭС. Приезжают грузины, наши едут туда, то есть, контакты завязываются через экономические вопросы. В восстановлении ГЭС участвуют немцы, заинтересовано РАО 'ЕЭС России'. Даже шел разговор о создании СП, но в последний момент Грузия отказалась, посчитав, что лучше договориться на Западе, и взяли деньги в Евробанке. Сегодня станция остановлена полностью, там ведутся работы.

- Абхазия как-то пострадала от запрета на ввоз в Россию грузинских вин?

- Да. На наших винах были акцизные марки с грузинским кодом, поскольку мы - непризнанная республика, своего кода у нас нет. Но, думаю, в ближайшее время эти вопросы будут сняты.

- Иностранцы действительно могут теперь посещать Абхазию?

- Конечно. Имея на руках многократную визу, теперь спокойно можно пересекать нашу границу. К нам сейчас могут ехать и наши соотечественники, живущие за границей, у нас ведь большая диаспора за рубежом.

Беседовала Мадина Шавлохова, специально для ИА 'Росбалт'. Москва