Россия - Белоруссия: союз не по любви?

Ровно 10 лет назад официально вступил в силу Договор об образовании Сообщества России и Белоруссии, подписанный Борисом Ельциным и Александром Лукашенко. К моменту юбилея процесс российско-белорусской интеграции явно зашел в тупик.

Ровно 10 лет назад официально вступил в силу Договор об образовании Сообщества России и Белоруссии, подписанный Борисом Ельциным и Александром Лукашенко в апреле 1996 года. Ратификация этого документа парламентами двух стран дала старт процессу российско-белорусской интеграции, который к исходу второго и началу третьего срока президента Лукашенко, по мнению большинства наблюдателей, явно зашел в тупик.
Встречи на высшем уровне, сессии Парламентского собрания и заседания Госсовета Союза России и Белоруссии проводятся не реже нескольких раз в год, однако конкретных и давно ожидаемых решений (о союзной Конституции, введении единой валюты, урегулировании спора вокруг "Белтрансгаза") почему-то не принимается. Дальше ритуальных деклараций о готовности активизировать интеграцию и "крепить дружбу братских народов" дело не движется.

Россия никак не может определить свои приоритеты в отношении Белоруссии, которой, в свою очередь, выгодна эта неопределенность, позволяющая получать дешевые энергоносители и торговые преференции. Кроме того, Кремль оказывает Лукашенко политическую поддержку в его затянувшемся противостоянии Западу, который безуспешно пытается свергнуть "последнего диктатора" Европы. В контексте обострившейся в последние годы конкуренции с США и ЕС на постсоветском пространстве Москва вынуждена "опекать" Лукашенко как самого последовательного и надежного сторонника России среди лидеров стран СНГ.

По-прежнему остаются неясными перспективы принятия основного закона Союзного государства - Конституционного акта. Маловероятно, что обещанный Павлом Бородиным референдум по этому вопросу состоится до конца года: окончательный вариант документа до сих пор не утвержден Высшим советом российско-белорусского альянса. В 1996 году, накануне выборов президента России, вопрос о принятии Конституционного акта был более чем актуален. Этот шаг давал шанс Ельцину реабилитироваться в глазах общества за решения, принятые в Беловежской пуще и приведшие к распаду СССР. Возможность апеллировать к теме Союза России и Белоруссии "работала" на создание образа Ельцина как объединителя "русских земель". Однако для Путина это не актуально: в глазах россиян он не отвечает за развал СССР, а с имиджем патриота-державника у него и так все в порядке.

Не сдвинулся с мертвой точки и проект создания общей валюты Союзного государства. Детально продуманный план, предполагавший введение в Белоруссии российского рубля, оказался неприемлемым для Минска в силу идеологической и ценностной несовместимости экономической политики обеих стран. Государственная собственность Белоруссии системно не способна интегрироваться с частной собственностью в России. Похоже, Минск вообще исключает саму идею взаимного проникновения капиталов. Президент Лукашенко выступает против нахождения эмиссионного центра единой валюты в Москве, что, по его мнению, равнозначно потере экономической самостоятельности Белоруссии.

Противоречия между Москвой и Минском особенно обострились после заявления руководства "Газпрома" о переходе с 2007 года на поставки газа в Белоруссию по рыночным ценам. Белорусское руководство в ответ заявило, что это будет означать фактический разрыв союзных отношений, прозрачно намекнуло на возможные проблемы с транзитом энергоносителей и на то, что за свои услуги в сфере военного партнерства с РФ (например, в объединенной системе ПВО и ПРО двух стран) также может потребовать заплатить по полной.

Однако позиция «Газпрома» пока что непоколебима: дотирование белорусской экономики за счет низких цен на российское топливо вскоре будет прекращено. Окончательное решение на этот счет будет приниматься, конечно, в Кремле. И не исключено, что РФ и Белоруссия скоро окажутся в состоянии «газовой войны» по аналогии с российско-украинским кризисом начала 2006 года.

Многие в России считают, что идеальным вариантом интеграции для обеих стран было бы вхождение шести белорусских областей в состав РФ (на правах "Минского федерального округа", как предлагает Жириновский). Проблема лишь в том, что в самой Белоруссии эта идея не пользуется популярностью ни у властей, ни у граждан. Лукашенко не раз категорически заявлял о неприемлемости такой "интеграции": потеря государственного суверенитета - слишком дорогая цена за дружбу с Россией, считает он. Однако рецепт интеграции, подходящий для Лукашенко (сохранение экономических льгот со стороны РФ вкупе с отказом Москвы от влияния на политику Минска), не устраивает Россию. Так что вопрос о цене, которую готовы заплатить за Союз обе стороны, остается открытым.

Итоги 10-летия интеграции и перспективы строительства Союзного государства "Росбалт" попросил прокомментировать российских политиков и экспертов.

Андрей Савельев, заместитель председателя комитета Госдумы по делам СНГ:
- С приходом к власти Владимира Путина российско-белорусская интеграция была фактически свернута. По прошествии 10-ти лет отмечать, собственно говоря, нечего: Союзное государство существует лишь на бумаге, большинство положений договора не исполняются, он уже основательно подзабыт. В отношениях с Белоруссией Россия теперь занимает позицию "энергетического диктатора", и подход здесь не менее жесткий, чем в отношении прибалтийских республик, Молдовы и других "недружественных" государств. Убежден, что реальное продвижение к Союзному государству может начаться только после смены власти в Кремле и коренного пересмотра российской внешней политики.

Константин Затулин, депутат Госдумы, директор Института стран СНГ:
- Принятие Конституционного акта откладывается потому, что этот ожидаемый в обоих государствах шаг по наполнению Союза реальным содержанием не в интересах нынешнего руководства Белоруссии - Лукашенко и его окружения. Они не доверяют России, опасаются, что в результате объединения потеряют свои посты и государственные привилегии. Если бы не этот субъективный момент, Конституционный акт был бы давно принят.

Дмитрий Орлов, генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций:
- Союз России и Белоруссии в значительной степени носит виртуальный характер. Такие базовые атрибуты государственности, как единые органы власти, общая национальная валюта и т.д., по сей день не созданы. Лукашенко пытается играть с Путиным в игру равных, заявляя о неприемлемости для Белоруссии вхождения в состав России на правах субъекта Федерации (или нескольких субъектов). В этой роли он совершенно не устраивает Россию. Здравомыслящие политики в обеих странах понимают, что интеграция возможна только путем поглощения Белоруссии Россией. Пока Лукашенко остается президентом, эту задачу решить не удастся.

Евгений Минченко, директор Международного института политической экспертизы:
- Для создания нового государства требуется единая воля, а ее-то и нет. Я имею в виду ситуацию в высшем руководстве России, где можно насчитать, как минимум, пять групп влияния, и у каждой из них - своя концепция интеграции с Белоруссией. Поэтому в ближайшее время никакого объединения РФ и Белоруссии не произойдет.

Александр Дугин, лидер Евразийского движения, директор Центра политических экспертиз:
- Подписание в 1996 году договора об образовании Сообщества России и Белоруссии явилось событием исторического значения, обозначившим поворот от дезинтеграции к интеграции, от распада к созиданию, от потери наших геополитических позиций к их отвоевыванию. Конечно, было бы нечестно сказать, что все у нас получилось. До сих пор Белоруссия не вошла в рублевую зону, нет окончательной ясности с таможенным союзом и с будущей ценой на газ, экспортируемый из России, очевидны серьезные межличностные противоречия во взаимоотношениях президентов Путина и Лукашенко. Однако, хотя содержательно РФ и Белоруссия и не стали пока единым государством, юридически они являются им уже 10 лет, и это большой успех.

Игорь Джохадзе, ИА "Росбалт". Москва

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru