"Русский марш" состоится при любой погоде

«Подземный» вариант проведения акции 4 ноября должен быть лишь инструментом давления на московские власти. В ином случае использование метро для массового сбора людей может привести к самым тяжелым последствиям.

Проведение «Русского марша-2006» находится под угрозой. Эта угроза вызвана действиями московских властей, которые под надуманными предлогами запретили намеченную акцию. Запрет является нарушением действующего законодательства и прав человека в том числе конституционных прав граждан РФ на свободу митингов и демонстраций, поскольку политическое шествие, по российским законам, имеет чисто заявительный характер. Тем не менее, факт остается фактом: московские власти «Русский марш» запретили.

Я был и продолжаю оставаться сторонником тезиса, высказанного на этапе подготовки акции: «Русский марш» должен состояться при любой погоде.

Во вторник стало известно, что организаторы марша предложили его потенциальным участникам собраться 4 ноября в вестибюле станции метро «Комсомольская-кольцевая», с тем, чтобы затем оттуда по Кольцевой линии метрополитена впоследствии выдвигаться к месту проведения митинга по маршруту, который им будет объявлен уже на месте сбора.

Я понимаю организаторов: это предложение является методом давления на правительство Москвы, ставящим его перед «вилкой» цугцвангового характера. Власть оказывается перед выбором: перекрыть важнейший транспортный узел в районе трех вокзалов или даже всю Кольцевую линию метро – или поддаться на давление организаторов марша и разрешить его проведение.
В первом случае московские власти будут выглядеть идиотами, введшими по ничтожному поводу, по сути, военное положение в Москве; во втором случае власти будут выглядеть слабыми и поддавшимися на силовое давление.

Я высоко оцениваю политическую мысль организаторов «Русского марша», лежащую в основе этого решения, вместе с тем, оно кажется мне непродуманным. В его основе лежит презумпция двух пунктов:

1. При том, что власти Москвы являются нарушителями закона и необоснованно запрещают шествие, они в то же время являются абсолютно законопослушными – и значит никаких провокаций ни от них, ни со стороны спецслужб не последует.
2. Так называемые «антифа» либо столь же порядочные люди, либо так нас боятся, что тоже ни в коем случае не будут устраивать провокаций.

Но принятие этих двух положений со стороны организаторов акции представляется мне ни на чем не основанным.

Хотя вестибюль «Комсомольской-кольцевой» действительно очень большой, и есть еще переходы, ведущие на «Комсомольскую-радиальную», все-таки не стоит забывать, что метро – источник повышенной опасности, и достаточно любому подонку или провокатору бросить дымовую шашку, распылить баллончик со слезоточивым газом или зажечь фальшфайер, – и мы совершенно не гарантированы от возможности подземной «Ходынки».

Если решение о запрете шествия не будет изменено, члены Общественного совета в поддержку «Русского марша» будут присутствовать на «Комсомольской», и в этом случае наличие депутатов Госдумы и других уважаемы лиц может послужить хоть какой-то гарантией безопасности. Члены совета будут следить за тем, чтобы и участники акции, и представители власти вели себя в рамках закона, будут удалять провокаторов – пьяных или лиц с нацистской символикой. Но даже в этом случае план собрать участников акции в подземных вестибюлях метро мне представляется очень рискованным.

Что можно сделать в создавшейся ситуации?

Партии национального возрождения "Народная воля" дано разрешение на митинг, посвященный Дню народного единства, в 12-00 – у памятника Льву Толстому в сквере Девичьего поля на Пироговке. Ранее лидер этой партии, вице-спикер Госдумы Сергей Бабурин высказался в поддержку «Русского марша», а член «Народной воли», депутат Госдумы Виктор Алкснис является председателем Общественного совета в поддержку «Русского марша». Поэтому лично я пойду к месту разрешенного митинга у памятника Льву Толстому и призываю всех желающих отметить праздник – спокойно проследовать туда от станции метро «Парк культуры».

Да, власти согласовали «Народной воле» митинг с участием 500 человек, и превышение заявленной цифры влечет штраф для заявителей. Мы готовы его заплатить – скинемся, нас много. Но никто не может запретить даже десяти тысячам человек, даже с плакатами, пройти на митинг, который разрешен властями.

Разумеется, любителям «экстрима» и тем, кто готов рисковать, невозможно запретить собраться в метро «Комсомольская». Но женщин, детей, пожилых людей, лиц без должной физической подготовки, со слабым здоровьем, я призываю ни в коем случае туда не идти. В случае, если события пойдут по наихудшему силовому варианту, там может произойти такое, за что нам потом долго будет не отмыться.

Надо также четко понимать, что ответственность за предложенный вариант сбора в метро несет не Общественный совет, состоящий из депутатов Госдумы, нескольких героев Советского Союза и России, а также деятелей культуры. Этот Совет является не организатором акции, а всего лишь органом в поддержку «Русского марша».
Организационной структурой «Русского марша» в Москве является Московский штаб (оргкомитет), состоящий из трех человек – Александра Белова (ДПНИ), Владимира Тора и некоего Владимира КПР (кто стоит за этим псевдонимом, мне не известно).

Зато я знаю, что Александр Белов несколько раз говорил о том, что он берет на себя личную ответственность за предстоящую акцию, включая вариант с метро. Хотя я не согласен с этим предложением, подчеркну, что Белов – мужественный и достойный человек, и я надеюсь, что у него всё получится.
Но все же я надеюсь, что «подземный» вариант останется всего лишь инструментом политического давления на мэрию, которое в итоге увенчается успехом. И либо власти дадут разрешение на сбор участников «Русского марша» в районе «Комсомольской» с последующим шествием в центр, либо предложат другой маршрут движения.

Но пока такого решения нет, я призываю всех, – кроме тех, кто чувствует себя абсолютно ответственным и решительным – на «Комсомольскую» 4 ноября не идти, а прийти к памятнику Льву Толстому.

Виктор Милитарев,
координатор Центра общественных связей "Русского общественного движения"