«Дело Литвиненко» затронуло даже кинематограф

Фильм «Очарование зла» Михаила Козакова не выходит в российский прокат из-за параллелей с «делом Литвиненко». По крайней мере, так считает сам режиссер.

Михаил Козаков - один из немногих артистов, выступающих с поэтическими вечерами. На этой неделе он читал Пушкина в Лондоне. Легендарный актер театра и кино, режисеер многих фильмов, среди которых «Покровские ворота», поделился с корреспондентом «Росбалта» планами на жизнь.

- Михаил Михаилович, что вас привело в Лондон?

- В Лондон меня привезла продюсер Лена Загревская. Это некоммерческое мероприятие, в рамках которого я буду выступать в недавно открывшемся культурном центре «Пушкин-Хаус». Поэтический вечер называется «Пушкин...и о нем». После Лондона меня ждут 11 городов США, где я дам 13 концертов, и 4 концерта в Израиле.

- Что вы считаете самым важным на данный момент в своей профессиональной жизни?

- Сейчас самое главное – это ожидание выхода в эфир шестисерийного фильма «Очарование зла». Это фильм о российских парижских эмигрантах, в 1930-е годы работавших на НКВД: Сергей Эфрон, Вера Гучкова, Константин Родзевич и другие. Хочется, чтобы когда ты что-то сделал и вложил свои силы, и не только свои, но и сорока актеров и оператора, наконец-то появилось на свет. В фильме играют прекрасные актеры. Марину Цветаеву сыграла Галина Тюнина. Это те актеры, которые, как у нас говорят, не «смылились» - не снимались в сериалах. Задействован там и мой сын Кирилл. Он играет чекиста Кривицкого, который отказался от своей родины, отказался от сотрудничества с ГПУ, и его свои же в Америке довели до самоубийства.

Именно из-за этой сюжетной линии, я подозреваю, фильм никак не выйдет на экраны. Слишком большие параллели с «делом Литвиненко» - свои убивают своего, а это одна из самых популярных версий. Мне канал «Россия», купивший фильм с самого начала, ничего не объясняет. Это вроде как их право – показать, когда сочтут нужным. Его уже показали по RTVi, так как он был снят на деньги Владимира Гусинского, фильм вышел в Америке на DVD. А вот в России все никак. Но надеюсь, что в феврале его увидят и российские зрители. Пока что этот фильм повторяет судьбу «Покровских ворот», пролежавших год на полке.

- А какие планы на будущее?

- Я сейчас работаю с Александром Шлепьяновым над новым фильмом. Есть такой документальный роман Виктора Левашова «История одного убийства» об убийстве великого еврейского актера Соломона Михоэлса. Это история и о Михоэлсе, и о Палестине, где было создано государство Израиль, и о Крыме. Объяснить вкратце довольно сложно. Эта работа для меня очень и очень важна. Если все состоится, то в результате будет шестисерийный фильм. Я буду задействован как режиссер, а не как актер – так же, как и в «Очаровании зла».

- Снимаетесь ли вы  сейчас в кино?

- Да, снимаюсь, в эпизодах в основном, чтобы подзаработать, потому что для моего возраста интересных ролей, к сожалению, не так уж и много. В скором времени лечу на сьемки в Камбоджу. Из последних – роль в фильме «Сотворение любви». Это еврейская тема про тридцатые годы, роль удалась хорошо в отличие от нескольких предыдущих, которыми я был недоволен. Материал был чудным, но режиссер сделал фильм на 40 минут длиннее, не хотел помощи в монтаже и, в результате, выстрелил мимо. И у меня такие «выстрелы мимо» бывают, когда роль удается, а режиссер не дотягивает. А в кино закон – если получается, то получается все, а если не получается, то не получается ничего.

- Вы много гастролируете с поэтическими вечерами. Насколько это для вас важно?

- Вы знаете, я знаком с поэзией с детства – в моем доме читала свои стихи Ахматова, позднее я дружил с Левитанским, Самойловым, Тарковским, Окуджавой, знал Высоцкого, был знаком с Бродским. Еще ребенком в войну я читал стихи раненым в госпиталях. Бабушка по маминой линии дружила с Есениным, поддерживала его. Расскажу вам одну историю. Однажды моя мама должна была сопровождать Есенина на его концерт в Ленинграде. Концерт предстоял тяжелым – между московской школой и ленинградской было большое противостояние. В мамино задание входило довести его до зала трезвым. Однако по пути Сергей Александрович сказал маме нараспев, глядя в витрину: «Смотрите, кааакиие красииивые штиблеееты». И испарился. Когда он появился снова, то был уже навеселе. Когда они пришли в зал, там все свистели. Есенин поднялся на сцену и пьяный начал повторять одну и туже фразу: «Я тут с девочкой шел, нет, ну какие у вас красивые штиблееееты, нет, ну какие красивые штиблеееты», а зал свистит, кричит, а он все повторяет и повторяет, но в какой-то момент вскакивает на стол и начинает резко и трезво читать свои стихи. Это была победа.

Я придаю поэтическим концертам большое значение, потому что это любимая часть моей профессии. Да, не игра в театре, не игра в кино, а именно поэтические концерты. У меня большая программа – есть индивидуальные выступления, есть с оркестрами, с певцами и певицами, с джазменами, как, например, с Игорем Бутманом «Дуэт для голоса и саксофона» на стихи Бродского. Этот дуэт мы даже возили за границу, есть еще Тютчев с оркестром «Эрмитаж». Сейчас мне удалось достать деньги и я буду делать еще одну работу по Иосифу Бродскому – это некая Lanterna Magica, когда используются тени, фото- и видеоизображение, музыка, звук, стихи и проза Иосифа Александровича. Задействованы поющий и играющий актер Владимир Кочан, певица и актриса Анастасия Модестова.

Также я выпускаю DVD, на которых читаю различные произведения: Лермонтов, «Мастер и Маргарита», «Пиковая дама», последними стали «Руслан и Людмила» - сам еще не слышал в записи. Это работы, которые не будут иметь такого успеха, как «Покровские ворота», как «Здравствуйте, я Ваша тетя», но в России живет столько народа… Конечно, было бы еще лучше, если бы я делал это в Китае. Но вот этот процент - а Бродский говорил, что только 1 процент любит поэзию - был, есть и будет. Он есть в Тюмени, есть в Новосибирске, есть в Астане, есть в моем любимом Нижнем Новгороде, ну а про Ленинград я вообще не говорю, да и в Москве много. Есть этот процент и в Израиле, и в Германии – во всех местах, где живут русскоязычные люди. На одном из концертов мне парень сказал фразу, которая мне очень понравилась: «Вы с Пушкиным колоссально свингуете».

Недавно у меня вышел двухтомник мемуаров. Это такая книга, которую я пишу всю жизнь – все добавляю, добавляю... Воспоминания, эссе... Правда, цену ему назначили довольно высокую для России – 600 рублей, но люди покупают. Тщеславие мое удовлетворено, но вот сказать то же самое про материальное состояние не могу – мой гонорар был 4 тысячи долларов, и это еще считается хорошо, потому что некоторым ничего не платят, а некоторым еще и самим доплачивать приходится.

- В одном из интервью вы назвали себя моряком без судна. Однако по тому, что вы рассказываете, есть ощущение, что и судно есть, и целая команда...

- Нет, судна, в смысле театра, у меня до сих пор нет. Я - как колобок, или больше как джокер. Сначала я играл в разных театрах – в театре им. Маяковского, Современнике, МХАТ у Ефремова, Бронная у Эфроса, потом Ленком, потом Тель-авив и Камерный театр, потом опять Москва и театр Моссовета, где я сыграл две любимых роли – Шейлока и короля Лира. Кстати, 27 января по каналу «Культура» пройдет премьера телеверсии спектакля «Король Лир», в котором я играю главную роль. Телеверсию делали специально для канала, снимали пятью камерами.

Потом я играл в разных странах, причем в Израиле на иврите. Создал Антрепризу Михаила Козакова, но она лопнула, так как не было театра, а зданий бродвейского типа в Москве до сих пор нет. Была особая история с Театром Наций, где 17 лет шла стройка (а я убежден, что каждая стройка - это для кого-то возможность «навариться»), а сейчас его отдали Евгению Миронову. Наверняка с ним будет работать Кирилл Серебрянников, и они освоят эту площадку. Президент России Владимир Путин хорошо к нему относится, Женя был одним из его доверенных лиц на выборах, как и Аркадий Райкин, которому тоже что-то строят. Да и дай бог.

Беседовала Юлия Нетесова, Лондон