Россия под прицелом Запада

Запад продолжает искать в речи Владимира Путина на Мюнхенской конференции по безопасности тайный смысл и „азиатское коварство”. На самом же деле, российский президент просто был честен. А вот в коварстве, скорее, можно подозревать Европу и США.

Запад продолжает искать в речи Владимира Путина на Мюнхенской конференции по безопасности какой-то тайный смысл и, конечно, „азиатское коварство”. Но, возможно, президент России просто откровенно высказал все, что у него наболело и накипело - то, что касается не только (а может, и не столько) России, сколько безопасности всего мира. Для этого и был использован неофициальный формат международной конференции.

Как Запад "кинул" Горбачева

Во внешней политике вопрос доверия всегда остается одним из главных. И на самом деле лейтмотив нетрадиционно прямолинейного для западного истэблишмента выступления Владимира Путина заключается именно в этом – лидеры бывшего СССР в эпоху перестройки и гласности, а затем и постсоветская Россия доверились странам западной демократии, полагаясь на их заверения в вечной любви и дружбе. Заверения эти, правда, были устными, а потребовать материального подтверждения в виде международных договоров со вполне осязаемыми подписями и печатями, со взаимными обязательствами и, образно говоря, штрафами и пенями, казалось как-то неудобно.

Это было не так уж давно. В 1990 г. Михаил Горбачев принимал на своей родине в Ставропольском крае канцлера ФРГ Гельмута Коля. Друг Гельмут передал советскому лидеру большой привет от «Большой семерки» и заверения лично от Буша-старшего в том, что США «хотят, чтобы Горбачев имел успех», и что до конца года он получит ответ на обращение к Бушу по вопросу об экономическом и финансовом сотрудничестве Запада с Советским Союзом. (Многие высокопоставленные американские политики того времени в своих мемуарах подсмеиваются над доверчивостью «Горби», говоря о том, что США вовсе не собирались оказывать помощь СССР.) В своих воспоминаниях о том времени Горбачев пишет, что канцлер пригласил его посетить Германию. «Тем самым, — и сегодня уверен Горбачев, — мы скрепляли нашу политическую дружбу личными обязательствами быть верными данному слову, включали политику в эмоциональную составляющую».

Очень быстро выяснилось, что «данное слово» и «эмоциональная составляющая», не подкрепленные никакими серьезными международными документами, ничего хорошего национальной безопасности СССР не принесли. Более того (сегодня это уже очевидно, и об этом в Мюнхене говорил с обидой Путин), от этого страдает и нынешняя Россия.

18 мая 1990 г. госсекретарь США Джеймс Бейкер в Москве, накануне поездки Горбачева в Вашингтон, заверял, что политика администрации США «не направлена на то, чтобы оторвать Восточную Европу от Советского Союза». И как бы доверительно признавался: «Прежде у нас была такая линия. Но сегодня мы заинтересованы в том, чтобы построить стабильную Европу и сделать это вместе с вами». «Бейкер, - вспоминает Михаил Горбачев, - обещал начать постепенно реконструкцию НАТО, придавая ей все больший характер политической организации». Он обещал, что «будет осуществлен пересмотр военной доктрины НАТО». На встрече с Горбачевым в Белом доме Буш-старший лишь еще раз повторил слова госсекретаря..

На переговорах с президентом СССР о будущем Европы после объединения двух Германий президент Франции Миттеран также старался успокоить Горбачева. Он заявил, что согласен я тем, что оба военных блока - Варшавский договор и НАТО – «должны эволюционировать в сторону политизации, изменить военные доктрины и войти между собой в контакт». И даже высказал мнение, что «лучше бы их вообще распустить». И «распустили» - Варшавский договор вскоре после этого почил в бозе.

Естественно, тогда ни о каком расширении НАТО на Восток никто и не заикался. Западные лидеры, напротив, убеждали Горбачева в самых лучших чувствах и намерениях, искусно играя на его самолюбии, называя не иначе, как великим реформатором, вершителем мировой истории.

После падения Берлинской стены, упразднения Варшавского договора, ликвидации СЭВа и начала вывода российских войск из Западной Европы, а особенно - после провала ГКЧП искусная игра Запада в кошки-мышки с дышащим на ладан СССР продолжалась. 27 сентября 1991 г. Буш-старший во всеуслышание заявил, что США готовы сократить и полностью ликвидировать некоторые виды тактического оружия, вывезти с Западной Европы на свою территорию и уничтожить все артиллерийские снаряды и боеголовки тактических ракет, снять все тактическое ядерное оружие с надводных кораблей и морской авиации на суше. Горбачев не остался в долгу, заявив 5 октября 1991 г., что СССР также готов радикально сократить тактическое ядерное оружие.

Это были, так сказать, односторонние игры доброй воли, в которых СССР (а затем и Россия), включив в политику «эмоциональную составляющую» предельного доверия Западу, неукоснительно выполнили все обязательства. Советское тактическое ядерное оружие было в рекордные сроки выведено не только с территорий стран бывших членов Варшавского договора, но и с территории Украины, Казахстана и Белоруссии. При этом в семи странах НАТО до сих пор находится, по данным экспертов, от 120 до 450 атомных бомб, принадлежащих США. Хотя это - прямое насилие над Договором о нераспространении ядерного оружия.

За месяц до августа 1991 г. и после того, как на саммите в Лондоне «Большая семерка» отказала «коммунистическому нищему» в финансовой поддержке, Буш-страший сказал своему помощнику Скроуфорду (цитата его книге мемуаров): «Этот парень (Горбачев) был словно оглушен взрывом, разве не так? Забавно, а ведь он сам лучше всего себя рекламировал... Я удивлен, уж не потерял ли он ощущение действительности?» Это прозвучало как приговор.

Михаил Горбачев, неискушенный в международных политических играх, уверенный в своей миссии изменить миропорядок, заставив его двигаться в направлении «нового мышления», в тот исторический момент не подумал ни о каком юридически правомочном документе, который бы закрепил на все клятвенные обещания западных лидеров. Упразднение всех военных блоков и их баз в Европе, нераспространение ядерного оружия на ее территории и вывод ядерного оружия США, создание новой архитектуры европейской и мировой безопасности с учетом новых геополитических реалий и, главное, ощутимая финансовая помощь – все это осталось лишь словами.

В общем, СССР просто «кинули». А военно-политический альянс НАТО не только не упразднен, но уже и на подходе к Бресту. Об этом, собственно, и говорил Путин в Мюнхене. Его желание напомнить Западу обо всех невыполненных обещаниях вполне естественно. И также естественно, что это напоминание весьма неприятно Европе и США.

Новой войны не миновать?

Сразу после распада СССР Пентагон начал проводить тихий зондаж среди бывших «восточных братьев» России, ставших в очередь в НАТО, на предмет их готовности принять американское ядерное оружие. Российскую дипломатию, впрочем, заверяли, что «речь идет всего лишь об инфраструктуре».

Верхом цинизма стала новейшая доктрина НАТО, в срочном порядке принятая в дни празднования его 50-летия (как раз накануне бомбардировок Югославии) и позволяющая этому военному блоку атаковать без решения ООН любую страну, которая покажется НАТО подозрительной.

И вот теперь министр обороны США Роберт Гейтс, защищая новый военный бюджет США на 2008 г. (всего планируется выделить $716,5 млрд: $481млрд на текущие расходы и еще $245 млрд - на войну в Ираке и Афганистане), заявил: ”Нам необходим весь спектр военных средств, включая как наземные силы, способные воевать с большими армиями, так и мобильные части специального назначения, способные бороться с угрозой терроризма, поскольку мы не знаем, что произойдет в таких странах, как Россия, Китай, Северная Корея, Иран и других".

Выступая на слушаниях в Комитете по вооруженным силам палаты представителей Конгресса США, министр развил свою мысль в этом направлении, ничуть не заботясь о том, как она будет вопринята в мире: „Кроме ведения войны с глобальным терроризмом, мы должны противостоять угрозам, с которыми сталкиваются США из-за ядерных амбиций Ирана и Северной Кореи и нечеткими позициями таких стран, как Россия и Китай, которые к тому же занимаются наращиванием вооружения”.

То есть США должны быть готовы к войне с Россией. В ближайшие четыре года Пентагон планирует увеличить численность военнослужащих армии (сухопутных войск) и корпуса морской пехоты на 92 тысячи. В общей сложности к 2012 году в сухопутных войсках будет служить 547,4 тысячи человек. Численность морской пехоты составит 200 тысяч.

Гейтса активно поддержал председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Питер Пейс, который скупо озвучил возможные сценарии будущих военных конфликтов – от тихоокеанских до ближневосточных.

Все эти заявления были сделаны на фоне перемещения из Перл-Харбора к берегам Камчатки крупнейшего в мире американского плавучего радара системы противоракетной обороны. По мнению российских экспертов, эта самая большая в мире РЛС (стоимостью $815 млн) будет передавать данные на Аляску и в Калифорнию, где уже установлены 16 первых ракет-перехватчиков. Она будет задействована и для передачи данных на военную базу в Европе (которую еще предстоит построить), где к 2012 г. будут развернуты 10 противоракет.

В общем, получается, дружба дружбой, а США на всякий случай возьмут Россию на мушку. И это при том, что в их «Стратегии национальной безопасности» утверждается: «США и Россия более не являются стратегическими противниками». США стремятся закончить все испытания своей системы ПРО в этом году, чтобы как она можно быстрее заработала. Американское руководство, нимало не смущаясь, объясняет, что эта ПРО вовсе не касается России, а направлена против «стран-изгоев» - Северной Кореи и Ирана. Ну, кто в это поверит?

«Наши специалисты не считают, что системы ПРО, разворачиваемые в странах Восточной Европы, нацелены на предотвращение угрозы, исходящей со стороны Ирана либо каких-то террористов, - сказал Владимир Путин на пресс-конференции в Кремле. – Траектории полетов ракет, которые могут запускаться с иранской территории, нам тоже хорошо известны. Поэтому такие аргументы нам кажутся несостоятельными. И это имеет к нам прямое отношение, и будет вызывать соответствующую реакцию. Этот ответ будет асимметричным, но в высшей степени эффективным».

Откровенные заявления российского президента о демократии в теории и на практике, о сползании мира в пропасть конфронтации из-за амбиций одного государства, о подталкивании, в том числе и России, к новой гонке вооружений, привели западных лидеров и СМИ едва ли не в обморочное состояние. Русская душа для Запада, где всегда преобладала двойная мораль и тройные стандарты, - воистину потемки. Распадающийся СССР и неокрепшая Россия вызывали у Запада умиление и жалость. Нынешняя Россия - с развивающейся экономикой, управляемая умным и сильным президентом - вызывает ожесточенную ярость.

Многие российские политологи сомневаются, что Путину следовало так резко и откровенно выставлять счет Европе и США - как бы хуже не вышло. Не выйдет. Хотя бы потому, что нет ничего хуже пустых обещаний и камня за пазухой. Зато Россия теперь точно знает, что с такими друзьями и врагов не надо.

Алла Ярошинская