Зачем США новый договор по СНВ?

Россия и США ведут переговоры относительно Договора о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1), срок действия которого истекает в 2009 г. Для США этот договор может быть одним из инструментов в борьбе за удержание мирового лидерства и, в том числе, за контроль над российскими ядерными арсеналами.

Вот уже около полугода Россия и США ведут негромкие переговоры о возможном подписании нового или продлении старого Договора о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1), срок действия которого истекает 5 декабря 2009 г.

Договор был подписан 31 июля 1991 г. в Москве президентом СССР Михаилом Горбачевым и президентом США Джорджем Бушем-старшим и вступил в силу 5 декабря 1994 г. – через несколько лет после распада СССР. К нему присоединились три неядерных государства - Белоруссия, Казахстан и Украина. Эксперты оценивают СНВ-1 как важный шаг к обеспечению паритета между стратегическими ядерными силами двух стран, а также как позитивные перемены в философии ядерного сдерживания и нераспространения.

Исторический экскурс

Договор СНВ-1 устанавливал равные ограничения на количество боезарядов и средств их доставки, а также на вес баллистических ракет. Это вообще был первый в «ядерной» истории договор такого типа.

В нем оговаривалось, что каждая из сторон не может иметь более 1600 средств доставки ядерных боезарядов - развернутых межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет (БР), подводных лодок и тяжелых бомбардировщиков. Лимит боеголовок составлял 6000, причем конкретно оговаривалось, на каких средствах доставки они будут развернуты. Львиная их доля припадала на МБР и БР.

К Договору прилагалось несколько протоколов и соглашений – об инспекциях и деятельности по взаимному непрерывному наблюдению за его выполнением. И это было беспрецедентно. Договор заключался на 15 лет с возможной пролонгацией еще на 5 – при обоюдном желании сторон.

6 декабря 2001 г. Россия и США заявили миру, что выполнили обязательства по Договору СНВ-1. По данным военных экспертов, обе страны пришли к финишу даже с перевыполнением плана: у России было 1136 носителей и 5518 боезарядов, у США — 1237 стратегических носителей с размещенными на них 5948 ядерными боезарядами.

СНВ в обмен на ПРО?

Весной 1995 г. на Конференции ООН по продлению Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) американцы в дружеских и неофициальных беседах с членами официальной российской делегации пытались продвинуть идею о том, чтобы Билл Клинтон и Борис Ельцин выступили с совместным официальным заявлением о новых переговорах относительно сокращения и ограничения стратегических наступательных вооружений (Клинтон тогда как раз собирался в Москву на празднование 50-летия Победы). Хотя к этому времени ни Конгресс США, ни российская Дума не ратифицировали подписанный в 1993 г. Борисом Ельциным и «другом Биллом» Договор СНВ-2.

Уже тогда было известно, что США планируют развернуть национальную систему ПРО, но вся их деятельность в этом направлении, естественно, упиралась в Договор по ПРО. Тогда еще речь не шла о выходе из него, а всего лишь о поправках, с которыми согласились бы русские, и которые позволили бы США и лицо сохранить, и действовать по собственному плану. По оценкам аналитиков, перед Клинтоном и Госдепом стояла тогда проблема: как разменять с Москвой нужные США поправки к Договору по ПРО на новый Договор СНВ-3? Вся хитрость, видимо, заключалась в том, что Россия обуславливала ратификацию Договора СНВ-2 невыходом США из Договора ПРО. Тогда роль своеобразий страховки и должен был сыграть СНВ-3, к которому стремились американцы, еще даже не успев ратифицировать СНВ-2.

Согласно Договору СНВ-2, «потолок» боезарядов с обеих сторон составлял 3000-3500 единиц. Российская «красная» Дума с возмущением восприняла этот, как называли его патриоты, «договор о разоружении», а военные эксперты указывали на целый ряд преимуществ, которые он давал американцам. И, надо заметить, совсем не без основания. Как утверждал генерал-полковник в отставке Виктор Есин, выполнение этого Договора с учетом ограничений на наземную составляющую российских стратегических ядерных сил (СЯС) привело бы к тому, «что к концу 2010 г. в их боевом составе насчитывалось бы чуть более 1500 ядерных боезарядов». «США же планировали иметь на стратегических носителях ядерного оружия максимально разрешенное Договором СНВ-2 количество ядерных боезарядов — 3500 единиц», - подчеркивал генерал.

Кроме того, некоторые российские эксперты, работающие с оборонными структурами США, считают, что и без выполнения этого Договора Россия к 2010 г. сможет предъявить боевом составе СЯС не более 800 ядерных боезарядов.

Несмотря на то, что Конгресс США ратифицировал СНВ-2 в 1996 г., а российская Дума – в 2000-м, Договор так и не заработал. После выхода в 2002 г. США из Договора по ПРО Россия, соответственно, также вышла из Договора СНВ-2.

Политический размен «ядерных» договоров состоялся, но не совсем так, как планировали в Пентагоне. Вместо Договора СНВ-3, при котором предусматривалось 2000 - 2500 боеголовок для каждой стороны, в мае 2002 г. президенты Владимир Путин и Джордж Буш-младший подписали Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП) (на Западе он более известен как Московский договор). У этого Договора иная задача - он ограничивает количество ядерных боеголовок, стоящих на боевом дежурстве, до 1700-2200 для каждой из сторон. Срок его действия истекает 31 декабря 2012 г. По многим причинам этот Договор считают декоративным, больше рассчитанным на публику, которая борется за мир во всем мире. Но для России, по оценкам экспертов, он значительно выгоднее, нежели не состоявшийся СНВ-2.

Жизнь после СНВ-1

Впервые официально вопрос о продлении СНВ-1 был поставлен на петербургском саммите. Здесь, по словам помощника российского президента Сергея Приходько, Путин и Буш «дали поручение экспертам провести обзор договора (СНВ-1 – А.Я.) с тем, чтобы определить, что можно было бы взять из него для будущей договоренности». Предполагалось, что оба президента продолжат обмен мнениями на сей счет на встрече в Кеннебанкпорте, и, возможно, по комплексу вопросов ядерного нераспространения и ограничения будет принят даже какой-то документ. Но этого не произошло.

Однако, судя по заявлению министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова и госсекретаря США Кондолизы Райс, консультации продолжаются: «Россия и Соединенные Штаты вновь заявляют о своем намерении осуществлять сокращения стратегических наступательных вооружений до минимально возможного уровня, отвечающего требованиям обеспечения их национальной безопасности и союзническим обязательствам».

Похоже, президент Буш-младший придерживается тактики своего визави Клинтона: новый СНВ должен помочь смягчить позицию России и западной общественности по отношению к США после того, как американцы вышли из Договора по ПРО и двинулись с ней вглубь Европы, к границам РФ. Позиция США теперь может выглядеть более гибкой: вот видите, вы нас ругаете за ПРО, а мы готовы сокращать и ограничивать наши наступательные вооружения.

Но проблема для обеих стран (и это стало очевидно после того, как переговорщики от общих мест перешли к конкретике) заключается теперь в подходах к продлению Договора СНВ-1.

На днях начальник Международно-договорного управления Минобороны РФ генерал-лейтенант Евгений Бужинский заявил журналистам, что нынешний Договор довольно громоздкий, у него много различных положений, и российская сторона предложила США сделать более простой и облегченный вариант СНВ. «В новом Договоре, - сказал генерал, - необходимо зафиксировать уровни носителей и боезарядов, он должен предусматривать ограничения на размещение стратегических наступательных сил только на своей национальной территории». Иными словами, СНВ не могут быть размещены нигде, кроме как на территориях высоких договаривающихся сторон.

Ответ генералу последовал незамедлительно. Несколько дней назад 30 конгрессменов США направили Джорджу Бушу письмо, призывая его продлить срок действия Договора СНВ-1. Письмо было написано и обнародовано в печати ради одной, но самой важной фразы: «Мы просим, чтобы вы тщательно рассмотрели возможность продлить действие Договора СНВ-1 в его нынешней форме для того, чтобы позволить вашему преемнику и преемнику президента Путина провести переговоры о заключении нового юридически обязательного соглашения, которое обеспечит еще более значительное, проверяемое сокращение ядерных сил каждой из стран»». Ключевые слова здесь – «продлить действие Договора СНВ-1 в его нынешней форме».

Фраза эта проходит лейтмотивом через все письмо: «В то же время, мы обеспокоены тем, что оба правительства не достигли согласия продлить СНВ-1 в его нынешней форме…». Новый договор, настаивают американские законодатели, обязательно должен оставить «проверочные меры» в силе. То есть американцам понравилось инспектировать российские военные объекты, и они хотят это делать и дальше.

Интересно, что при всем пафосе письма, его авторы вовсе не исключают, что новый договор может быть и не продлен. На этот случай они просят, «чтобы разведывательное сообщество предоставило конгрессу оценку наших возможностей по мониторингу ядерных сил России в отсутствие СНВ-1». И это уже неприкрытый намек Москве на возможности – в случае чего - американской ПРО.

Заинтересованность американцев в сохранении прежних условий (прежде всего – инспекций для верификации договора) при подготовке нового СНВ понятна. Ведь в том же, например, Договоре о СНП, который будет действовать еще более 5 лет – до 2012 г., - не прописаны взаимные проверки. А именно это больше всего интересует Вашингтон.

Интересно, что на днях, параллельно с консультациями по СНВ, администрация Буша объявила о стратегии США в области ядерных вооружений. Особое внимание в ней предполагается уделить разработке и развертыванию ядерной боеголовки нового поколения (Relaible Replacement Warhead). «Ястребы» США с нетерпением ждут термоядерный заряд с неограниченным сроком хранения.

В документе, подписанном госсекретарем Кондолизой Райс, министром обороны Робертом Гейтсом и министром энергетики Сэмюэлем Бодманом, задекларировано: «Политикой данной администрации является достижение эффективного стратегического сдерживания при самых низких уровнях ядерных вооружений в соответствии с нашей национальной безопасностью и нашими обязательствами перед союзниками».

«Администрация полагает, - подчеркивается в нем, - что оперативные силы в размере от 1700 до 2200 стратегических боеголовок, будучи меньшими, чем наш арсенал времен холодной войны, по-прежнему будут оставаться достаточным потенциалом для достижения этих целей (национальной безопасности – А.Я.)». Похоже, что именно эти «потолки» США собираются предложить России в новом СНВ. Следует заметить, что они несколько ниже тех, что были согласованы для несостоявшегося Договора СНВ-3, но точно совпадают с теми, что разрешены к боевому дежурству по Договору СНП.

Судя по нарастающей активности официальных лиц США вокруг нового СНВ, а также по волне информации в американских СМИ, новый договор может рассматриваться США как один из приоритетных инструментов в борьбе за удержание мирового лидерства, которое включает в себя, в том числе, контроль над российскими ядерными арсеналами.

Алла Ярошинская