Белорусское дело польских шпионов

В Минске начался суд по делу о «польских шпионах». С самого начала в этом деле было больше вопросов, чем ответов. Во-первых, трудно поверить, что офицер продал родину «за бутылку водки», во-вторых, непонятно, зачем КГБ понадобилась громкая огласка.

В Белоруссии начался суд над группой граждан, подозреваемых в сотрудничестве с военной разведкой Польши. Уголовное дело, возбужденное по статье 356-й части 1-й УК  Белоруссии (измена государству в форме шпионажа), будет рассматривать военная коллегия Верховного суда. Судебные слушания в интересах обеспечения охраны государственных секретов будут проходить в закрытом режиме.


КГБ уполномочен заявить... 

О резидентах, работавших в Белоруссии на польскую разведку, стало известно в июле. По телевидению выступил зампред КГБ Белоруссии Виктор Вегера, объявивший, что на территории страны раскрыта сеть резидентов польской военной разведки, в которую входили четверо военнослужащих белорусской армии и офицер Вооруженных сил России.

В целом о подозреваемых известно немного. Согласно обнародованным КГБ сведениям,  главой сети  являлся офицер ВВС и войск ПВО Белоруссии Владимир Русскин. В группу также входили начальник разведки штаба одной из зенитно-ракетных бригад майор Виктор Богдан, военнослужащие радиотехнической бригады Корнелюк и Петкевич и российский майор Юреня. Почему не разглашаются полные имена всех «предателей» - остается неясным.

От них польская разведка должна была получить секреты, связанные с военно-стратегическими объектами Белоруссии и России, размещением и количеством средств противовоздушной обороны, в частности комплексов С-300. Но не вышло. Бдительные чекисты накрыли агентуру.

Об этом даже снят фильм, который показало Белорусское телевидение. В нем Русскин поведал историю своего «падения». Его, мол, завербовали во время неудачной поездки в Польшу. Польские таможенники тормознули белорусского офицера на границе из-за нарушений правил транспортировки товаров. Вез майор в Польшу водку – больше нормы, что угрожало депортацией и многолетним запретом на въезд, а также конфискацией личного автомобиля. Сотрудники польской разведки предложили «замять дело» в обмен на сотрудничество. Русскин согласился, сколотил из военнослужащих группу, добывавшую секретные сведения о ВВС и ПВО, которые записывались на флэш-карту. В автомобиле, на котором эта информация переправлялась в Польшу, были оборудованы тайники, в числе которых – контейнер внутри огнетушителя.

Ошибки резидентов

Увы, эти меры предосторожности не помогли. «При попытке вывоза за границу закрытых сведений по военной тематике в январе этого года с поличным задержан резидент польских спецслужб, - так рассказал о финале этой истории президент Белоруссии Александр Лукашенко. -  У него изъяты электронные носители, содержащие информацию о системе охраны воздушного пространства Союзного государства Белоруссии и России на западном направлении и ряд других сведений". Белорусский лидер поблагодарил чекистов за раскрытие этой агентурной сети. "Спасибо контрразведчикам за эту прекрасную работу", - заявил Лукашенко.

Шпионские истории всегда привлекают внимание СМИ и общественности, поэтому и «дело польских шпионов» в Белоруссии вызывает повышенный интерес. Бросается в глаза, как отмечают наблюдатели, что в шпионаже опять замешана Варшава. Дело в том, что, согласно белорусским официальным источникам, именно Польша из всех соседей Белоруссии активнее всего интересуется ее государственными секретами. На сей счет в последние годы государственные печатные и электронные СМИ Белоруссии распространили множество материалов. 

Например, по мнению правительственной газеты «Республика», активность Варшавы «в организации разведывательно-подрывной деятельности» вызвана установками, которые Польша получает от госдепартамента США. «Для Варшавы вмешательство во внутренние дела Белоруссии на всех уровнях стало уже своего рода нормой», - подчеркивает издание. Такая «агрессивная политика, проводимая польским руководством и их эмиссарами от спецслужб в отношении Белоруссии, позволяет им надеяться на получение своей доли «зеленых ценностей» из выделяемых заокеанскими «ревнителями демократии» миллионов».

В документальном фильме «Агент 590» от имени анонимного сотрудника КГБ обвинения в адрес Варшавы связываются с деятельностью польского посольства в Минске, на базе которого якобы «достаточно длительное время действует резидентура национальных спецслужб». В 2004 году белорусские чекисты «в момент получения материалов, составляющих государственную тайну Белоруссии», задержали военного атташе посольства полковника Казимижа Витащика, который затем был депортирован из страны.

Как считают в Минске, польские спецслужбы с помощью своих дипломатов, политиков, журналистов, священнослужителей создали широкую агентурную сеть в Белоруссии из числа гражданского населения, прежде всего из представителей оппозиции, польского меньшинства, которые «за чашкой кофе» выбалтывают ценную информацию. А сейчас разведка соседней страны добралась и до белорусских военнослужащих – гораздо более ценных агентов.

А был ли Штирлиц?

Впрочем, у многих в Белоруссии это шпионское дело вызывает сомнения. «Я достаточно критически отношусь к информации о "шпионском скандале" и разоблачению польских шпионов в Белоруссии», - высказал мнение по этому поводу гродненский журналист, корреспондент Gazety Wyborczej Анджей Почобут. - Ну, просто я не верю в то, что человек за 10 бутылок водки может продать Родину! Тем более кадровый военный, офицер».

Военный эксперт негосударственной газеты «Белорусы и рынок» Александр Алесин удивлен не самим фактом шпионажа, а тем, что этому делу придана такая публичность. «Вполне вероятно, что на самом деле нашли настоящих шпионов, - отметил Алесин. - Естественно, что военные разведки пытаются узнать о разных тайнах. Все понимают, что противоположная сторона должна собрать информацию, чтобы увериться, что здесь не имеют никаких вражеских замыслов. Однако работают они всегда тихо. Поэтому и кажется странным то, что этот факт был публично озвучен. Мне кажется, это политический демарш».

Смущает факт публичной огласки «шпионского дела» и руководителя Агентства журналистских расследований при Белорусской ассоциации журналистов Сергея Сацука. «Приблизительно 80% случаев, когда задерживаются шпионы, огласке не предаются, - отмечает он. - Такая практика существует во всех странах. Например, тот факт, что этих шпионов задержали еще в январе этого года, говорит о том, что белорусское государство пыталось договориться с польским. По тому же Моничу, к примеру, которого задержали как белорусского шпиона литовские власти по наводке польских спецслужб». (В январе этого года Литва выдала польским властям гражданина Белоруссии Сергея Монича, который подозревался в шпионаже против Польши и был задержан на литовской территории – «Росбалт»).

А нам все равно!

Разумеется, следят за этим делом и в Польше. Редактор газеты Rzeczpospolita Петр Костинский полагает, что оснований для организации «шпионского скандала» белорусы могли иметь немало. «Во-первых, это могло быть ответом на дело белорусского шпиона, который был задержан в прошлом году в Литве и обвинялся в шпионаже против Польши (Монича – «Росбалт»), - пояснил он. - Может быть, связано с системой противоракетной защиты, которая все-таки появится в Польше». 

Но внимание официальной Варшавы к этому делу пока минимальное. Например, советник польского премьер-министра Ярослава Качиньского по восточным вопросам Мариуш Машкевич заявил по этому поводу, что уже давно не удивляется подобным шагам белорусской стороны. «Кажется, что белорусов хотят запугать, чтобы они вообще с иностранцами не контактировали», - пояснил он. По его словам, польские власти вообще не собираются реагировать на это дело.

Михал Дашук