Абсолютное оружие

Среди минувшей недели стало окончательно ясно – цензура России необходима. Во всяком случае, военная, чтобы секреты и государственные тайны если и просачивались в открытую печать, то только так, как надо, а не как получится.

Среди минувшей недели стало окончательно ясно – цензура в России необходима, как воздух. Во всяком случае, военная, чтобы секреты и государственные тайны не просачивались в открытую печать.

На официальном сайте администрации города Сарова (родины наших ракетно-ядерных сил и их святого покровителя Серафима Саровского) опубликовали сообщение о визите в город командира одноименной подводной лодки. При этом не только сообщалось, что подлодка «Саров» сойдет со стапелей северодвинского завода к концу года, но зачем-то указывались ее тактико-технические характеристики и номер проекта, который мы не станем тут повторять, дабы не разгласить лишнего. Сообразив, что делают, с сайта информацию вскоре сняли. Но это радостное сообщение уже было широко растиражировано местными газетами, когда выяснилось, что проект совершено секретный. Ни в пресс-службе ВМФ, ни в ЦКБ «Рубин» журналистам, естественно, не подтвердили даже факт существования такой разработки. Но информация уже была вброшена, и кто-то проговорился, что речь идет об установках новых атомных реакторов на бывших дизельных субмаринах, что значительно увеличивает срок их службы. Начали всплывать и другие подробности. Эта история убедительно доказывает, что коварному врагу, будь это НАТО, международные террористы или эстонские националисты, не обязательно тратиться на наем подлых шпионов – достаточно уметь читать.

Для защиты от подобных казусов есть только одно оружие, правда, абсолютное – цензура. Вспомните, как хорошо было в Советском Союзе: при редакциях служили тихие серые человечки, которые и в политику-то не лезли, просто следили, чтобы не дай бог не был упомянут в статье номер или месторасположение воинской части. По большому счету, российскому читателю не обязательно знать о существовании не только субмарины «Саров», но и самого города Сарова. В СССР, кстати, никто и не знал – для таких мест использовались всяческие эвфемизмы вроде «Арзамас-16» или «Челябинск-66». Врагу оставалось лишь строить догадки на песке или нанимать шпионов, которых наши спецслужбы успешно разоблачали. И все были при деле: и цензоры, и коварный враг, и контрразведка, и даже, вплоть до позорного расстрела, шпионы. Кому, скажите, было от этого хуже?

Подобный подход к секретной военной информации освящен веками. Что, Архимед публиковал свои чертежи зеркальных установок для сожжения кораблей? Или Кортес спешил поделиться с ацтеками устройством мушкета? А Леонардо да Винчи, чей чертеж вертолета вообще пролежал в архивах до появления Сикорского? В старину понимали толк в секретности и не имели привычки «звонить» о своих изобретениях на каждом углу. А вот американский демократ полковник Кольт не скрывал своего изобретения от публики – много ли хорошего из этого вышло? Нам есть с кого брать пример, и наверняка еще живы сотрудники организации, стыдливо именовавшейся в СССР «Главлит», чтобы поделиться опытом с новым поколением цензоров.

Опыт этот необходим, потому что даже в тех случаях, когда журналисты честно хотят похвастаться, они частенько забывают о секретности. Вот продемонстрировали среди недели новую отечественную разработку, справедливо названную «папой всех бомб». Ну показали по телевизору, как здорово «папа» взорвался. Зачем лишние подробности? Сразу маловеры и нытики начинают злопыхательствовать: мол, ничего нового в вакуумном взрыве нет, да доставить этот боеприпас до врага трудно, да широко разрекламированные нанотехнологии тут в общем-то ни при чем... А ведь хорошую штуку сделали – большая и бабахает здорово. Стоит ли давать горе-комментаторам лишнюю пищу для ума? Была бы военная цензура, так сообщения о новом оружии вновь стали бы простыми и ясными, как в добрые старые советские времена.

«Российскими учеными-оборонщиками по поручению политиков-наступальщиков разработано новейшее оружие – установка «Всемхана». При изготовлении «Всемханы» использованы достижения передовых нанотехнологий в области военного кораблестроения, самолетовождения, ракетозапускания и солдатокалечения. Испытания «Всемханы» успешно проведены на N-ском полигоне, установка поражает воображение до тысячи наблюдателей. Генеральный конструктор профессор И-ов после банкета чувствует себя нормально». И пусть супостаты гадают, что из себя представляет эта штуковина – новый самолет вертикального падения, непотопляемую подводную лодку, ракету «земля-небо» или специально обученную свору зараженных бешенством крыс. Ибо нечего сообщать заранее врагу все секреты, особенно через прессу!

Хороший пример того, что подобное психологическое воздействие гораздо сильнее, убедительно продемонстрировал в свое время доктор Геббельс. Все до сих пор гадают, что он имел в виду, говоря о фашистском «оружии возмездия». Может, его и вовсе не было, а гул уже шестьдесят лет стоит. Наша пропаганда, увы, не поспевает пока за нуждами стремительно развивающейся страны. А ведь именно она должна быть, пользуясь новейшей терминологией, старшим братом всего телевидения, дедушкой газет, тестем радиовещания и деверем информационных агентств. Но мы учимся, и государственная пропагандистская машина, опирающаяся на дружеское плечо цензуры, станет, наконец, абсолютным оружием XXI века.

Человек Среды