«Итоги»: Сгазили...

ЕС начинает реформу энергетики. Суть ее похожа на то, что делают в России - энергокорпорации должны строиться по сепаратному принципу: те, кто добывает энергоресурсы, не должны заниматься их транспортировкой и продажей. Но в первую очередь реформа направлена против иностранных компаний, а итогом может стать форсированное создание "газового ОПЕК" и поднятие энерготарифов.

Евросоюз огласил принципы энергетического коммунизма: все отнять и поделить!


Сам по себе проект "энергетической директивы", утвержденный на прошлой неделе комиссией Евросоюза, ни для кого откровением не стал: о предстоящей реформе энергетики в ЕС говорили давно. Энергореформы - это вообще веяние времени. Пункт "об энергетической безопасности" стоит в повестке дня любого крупного международного ареопага - саммитов ЕС, "большой восьмерки" и т. п. Собственно Европа опасается не абы кого, а энергетически богатых стран. В первую очередь - России. Любые действия Москвы в энергетической сфере вызывают болезненную реакцию. А еще Запад боится собственных транснациональных энергетических корпораций, бизнес-интересы которых, по мнению чиновников, подчас вступают в противоречие с общеевропейскими. Вот в ЕС и задумали побороться со своей "пятой колонной", а заодно и дать отпор "врагу внешнему".
Евросоюз мечтает, чтобы энергетические корпорации строились по сепаратному принципу: те, кто добывает энергоресурсы, не должны заниматься их транспортировкой и продажей. То есть у газо- и нефтепроводов, линий электропередачи должны быть иные хозяева, нежели у месторождений и тепловых станций. А если кто-то так жить не захочет, то в этом случае Евросоюз назначит внешнего оператора для управления транспортными и распределительными мощностями такой корпорации. В идеале же, по мнению членов Еврокомиссии, следует поделить активы "энергомонстров", чтобы, с одной стороны, повысить конкуренцию на рынке, а с другой - снизить риски.

Все это очень напоминает то, что происходит в российской электроэнергетике. Похоже-то похоже, если бы не одно "но". Ноу-хау нынешней редакции еврореформы: иностранные корпорации, желающие работать в ЕС и приобретать доли в европейских энергокомпаниях, обязаны строиться по аналогичному принципу. А если не захотят - смотреть предыдущий пункт о внешнем управлении европейскими трубами и электросетями.

Понятно, что такая крупная компания, как российский "Газпром", не планирующая менять свою вертикально-интегрированную структуру, не горит желанием взять под козырек по отмашке из Брюсселя. Из этого постулата вытекают два вопроса. Не придется ли "Газпрому" ставить крест на своих амбициозных планах по экспансии на европейский энергетический рынок? Будут ли мегакорпорации нести убытки по уже имеющимся проектам? Так, в частности, что делать с 50-процентным пакетом (минус одна акция) "Газпрома" в Wingas (совместное предприятие с немецкой Wintershall)? Продавать? Ведь новая европейская директива будет, по информации "Итогов", иметь и обратную силу. Wingas не чисто транспортная компания - тут и добыча, и транспортировка по собственным магистральным трубопроводам, и продажа газа (на рынки Германии и Бельгии). Или, может, это как раз и станет тем самым случаем с "внешним управлением"?

"Газпром" пока взял тайм-аут на комментарии. По словам пресс-секретаря председателя правления Сергея Куприянова, необходимы тщательный анализ документа и консультации с ключевыми структурами Евросоюза. Лишь тогда, полагает он, можно будет "предоставить оценку того, как на практике предложенные меры отразятся на надежности поставок, конкурентоспособности европейского энергетического рынка и в конечном итоге на ценах энергоносителей в Европе". "Газпром", по словам г-на Куприянова, уверен, что "его голос будет услышан", ведь как-никак российская компания для ЕС - "надежный поставщик и крупный инвестор".

Многие европейские энергокомпании в выражениях не стесняются. Французская Suez, наметившая объединение с Gaz de France, обозвала директиву ЕС "никуда не годной". Глава ТНК-BP Роберт Дадли заявил "Итогам", что "бизнес в области добычи и транспортировки газа весьма специфичен и сложен, так что чисто технологически не всегда имеется возможность допустить к нему сторонние компании". Другие энергетические игроки также не скрывают своего раздражения, критикуя экономическую целесообразность предлагаемых мер: мол, конкуренция от этого шага лишь ухудшится, цены вырастут, а премиальные позиции в переговорах с зарубежными поставщиками будут потеряны безвозвратно.

Неужели в Брюсселе что-то не просчитали? Ведь предсказать реакцию собственных энергокомпаний еврочиновники явно были в состоянии. Понятно, что Gaz de France, Electricite de France, E.ON, RWE, Endesa и другие сделают через свои лобби все возможное, чтобы проект в таком виде не был одобрен национальными правительствами. Очевидно, что этот процесс займет немало времени, как и все, что создается на наднациональном уровне в Европе. Однако есть два фактора, которые играют против энергокомпаний.

Первый - борьба за власть, которую сегодня ведет обновленный госкапитализм в тех же Германии и Франции со своими монополиями. Совсем неудивительно, что в пику критическим замечаниям корпораций политики склонны если не одобрять, то и не отвергать с порога предложения Еврокомиссии. Да и примеры того, как европейская бюрократия "перемалывала" мегамонополии, имеются.

Второе - это обывательский, а значит, и политический страх. Энергозависимость уже прочно ассоциируется в сознании европейцев чуть ли не с угрозой личной безопасности и потерей политической самостоятельности. Недаром глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу упирал именно на это: мол, директива не направлена против кого-то персонально (читай - России). Просто-де Евросоюзу понадобился механизм противодействия, если вдруг выяснится, что иностранные инвестиции представляют угрозу европейской безопасности. Словом, как ни крути, а получается, что покупатели энергоресурсов предпочли выкрутить руки продавцам. Хотя официальные лица и отрицают взаимосвязь между отказом Эстонии дать разрешение на проведение изыскательных работ в рамках российско-немецкого газотранспортного проекта Nord Stream на шельфе Балтийского моря с директивой Еврокомиссии (обе новости появились практически одновременно), эксперты сходятся во мнении, что в Европе вознамерились проверить крепость российских тылов.

Беда лишь в том, что в политике, как и в физике, действие равно противодействию. Уже понятно, что ответом на европейскую энергодирективу станет форсированное создание "газового ОПЕК" из числа стран, добывающих и транспортирующих голубое топливо. Как результат, европейские энерготарифы поползут вверх. А этого боятся в Брюсселе как черт ладана. Ибо среднестатистический европеец не готов платить за энергобезопасность из своего личного кармана. А с такими настроениями ни евроконституцию не создашь, ни еврообывателя не обогреешь.