Кендрик Уайт, оптимист и экономист

Об открытии в Ростове-на-Дону представительства американской инвестиционно-консалтинговой компании Marchmont Capital Partners ИА "Росбалт-Юг" рассказал генеральный директор компании Кендрик Уайт.

«Инвестиции» - самое модное слово нашего времени. Не оставляет равнодушным ни солидного бизнесмена, ни бедного студента. Один мечтает вложить кучу денег в прибыльный проект, другой – этот самый проект создать. Инвестиции – это то, что ждет Сочи и так нелюбимый ростовчанами Краснодар. Этой осенью в Ростове-на-Дону открыла свое представительство американская инвестиционно-консалтинговая компания Marchmont Capital Partners, а вместе с этим – информационно-аналитический бюллетень «Инвестиционный путеводитель по России Marchmont». Об этом мы беседуем с генеральным директором компании Кендриком Уайтом.

- Скажите, почему Вы открываете свое отделение в Ростове, а не в Сочи или Краснодаре, ведь именно туда сейчас идут все инвестиции?

- Сейчас наша команда работает над созданием региональной сети. Штаб-квартира компании находится в Нижнем Новгороде, а представительства Marchmont работают в Новосибирске, Екатеринбурге, и вот – в Ростове. В следующем году планируем открыть офисы в Санкт-Петербурге и Владивостоке. Мне предлагали начать с Сочи, но я отказался. Понятно, что этот город стал местом проведения Олимпиады. Я поздравляю Россию с победой, это очень хорошо! Но Ростов – это столица ЮФО, а моя политика – двигаться от центра в регионы. Из Ростова мы планируем идти в Краснодар и Сочи. Надо работать со столицей региона, общаться с региональной властью. Это первый шаг. Надо познакомиться, рассказать, кто мы и что такое Marchmont Capital Partners. Это фундамент.

- А не опасаетесь ли Вы российского психологического барьера, ведь очень многие не любят иностранцев и американцев в частности?

- Я уже 15 лет живу в России, у меня русская жена. Но с русской культурой я познакомился еще в Америке. Моя мать художница, она более 20 лет давала уроки русским эмигрантам. Одна из учениц, Татьяна, была для нее особенно важна. Она часто приходила к нам в гости. Мы жили во Флориде, это было время самого разгара «холодной войны». В школе была сильная пропаганда против СССР. Нам объясняли, как вести себя во время тревоги, если ядерные ракеты полетят с Кубы. Какие глупости! Но дома я видел чудесную, красивую женщину. Татьяна была очень интеллигентной, и это не вязалось с тем, что нам рассказывали в школе о русских. Я - американец, патриот, но я видел, что она прекрасный человек. Я не мог понять, откуда такой конфликт между Россией и Америкой. В 14 лет я принял решение стать экономистом, чтобы разобраться в этом вопросе. 

В университете темой моей дипломной работы было: «Где ошибся Маркс». Позже специализировался в экономике России и Китая. По окончании учебы я стал банкиром, получил первую в жизни зарплату, работал в Чикаго и учился по программе MBA - международные финансы.

В начале 90х годов я прочитал книгу Григория Явлинского «Окно возможностей». Там была изложена программа «500 дней» и предлагалось провести эксперимент в Нижнем Новгороде. Я читал и думал: «Изменить экономику России за 500 дней, это же невозможно! Нужно 20-30 лет!» Я решил, что должен ехать в Нижний Новгород. У меня ведь очень редкая для Америки специализация: я понимал структуру Госплана, систему работы. Я узнал, что одна американская программа сотрудничает с Борисом Немцовым и Григорием Явлинским и занимается строительством Центра поддержки малого и среднего бизнеса в Нижнем Новгороде. И приехал. Потом была работа в PriceWaterhouseCoopers. В Нижнем Новгороде я нашел любовь всей моей жизни, и снова - работа, карьера. Возможно, это длинный ответ… Я американец и люблю свою страну, но Россию я тоже очень люблю. Я вижу силу этой культуры и люблю русский язык.

- Рассказываете ли Вы на страницах журнала о государственных инвестиционных проектах?

- Да, конечно! Мы рассказывали о программе губернатора Нижегородской области Валерия Шанцева «Город 2020». У нас отличные отношения и с властями Новосибирска и Екатеринбурга. Опять же, почему мы здесь, в Ростове? Мы выбираем самые прогрессивные места. И я уверен, когда администрация Ростовской области познакомится с нашей программой, они увидят, что это очень полезная пиар-программа, которая показывает возможность инвестиций в регион. Нам интересно показывать как государственные, так и негосударственные проекты. Интересные для ЕБРР, IFC, других банков. Наш журнал рассматривает развитость 24 экономических секторов региональной экономики и подробно рассказывает о каждом. Даем подробную статистику. Мы не касаемся политики. Мы просто показываем объективную информацию об экономике региона, об инфраструктурах в сфере образования. В Нижнем Новгороде, например, 180 тыс. студентов. В Екатеринбурге – 210 тыс. Для инвесторов это очень важно. Они посмотрят и скажут: «О, очень много умных людей!» Мы стараемся показывать факторы, которые убедят инвестора прийти именно в Ростовскую, а не в другую область. В Нижнем Новгороде очень сильный автомобильный сектор. А здесь – сильный сектор пищевой промышленности.

- В чем, по-вашему, заключается миссия журнала? Для Вас это социальная миссия или бизнес?

- Москва привлекла уже достаточно инвестиций. Много иностранного и российского капитала. Я уверен, что следующая волна инвестиций в России – это региональная экономика. Это будет более выгодно с точки зрения бизнеса, и скорость развития будет более высокая. Marchmont Capital Partners – компания, работающая в двух направлениях. Одно -  private investment, занимается корпоративными финансами. Я работаю с крупными компаниями как независимый директор, помогаю им составлять бизнес-планы по западным стандартам, занимаюсь привлечением инвестиций - от $10 до 50 млн. Сейчас я участвую в нескольких российских проектах. Второе – медиакомпания, задача которой - снизить барьер риска, помочь процессу инвестиций. Потому что я хочу помочь России создать более привлекательный имидж. Сейчас он не самый лучший. Почему? Я не знаю, кто это оплачивает, но сейчас очень много негативного пиара направлено против России. Много лет создавался образ России как страны, которая нуждается в помощи. Ведь развал СССР воспринимался как банкротство. И многие политики, как, например, Клинтон, говорили: надо помочь России, техникой, товарами, сделать еще дешевле кредит… Но за последние 4 года произошла реструктуризация, и сейчас Россия стала сильной, очень сильной. И Путин успешно руководит всеми процессами. Сегодня Россия – 4-я страна мира по долларовому запасу. Это чудо, это здорово! Экономический прирост составляет 6-7%, может быть 8% в год!

И Россия не только стала сильней, она стала агрессивней, что естественно. Например, Путин 4 года назад сказал: «Мы будем контролировать 51% природных ресурсов». Но конечно, British Petroleum не очень этому рад, как и другие западные компании. Поэтому и идет негативный пиар: «Россия - хулиган». Иностранцам трудно понять: Россия – сильная или слабая? Богатая или бедная? Люди не понимают и боятся. Они ничего не знают о региональной экономике России. Если спросить у бизнесмена из Чикаго или Франкфурта: «Что вы знаете о Нижнем Новгороде?», они не смогут ответить. Для них это как «черный ящик». Где взять информацию на английском языке об этом городе? В Америке любой город активно занимается самопиаром. И мы в Marchmont решили сделать медиа-бизнес по привлечению инвесторов, и не только иностранных. В Нижнем Новгороде, например, тоже очень много богатых людей, которые ищут, куда инвестировать средства. Они не хотят вкладывать деньги в банк. Они лучше найдут разумного бизнес-партнера в Ростове-на-Дону или Новосибирске. Поэтому журнал выходит на двух языках. Но журнал – это бизнес. И он существует за счет рекламы.

- В России постоянно появляются необычные бизнес-проекты, но проблема в том, что люди боятся вкладывать в них деньги. Как Вы считаете, возможно ли переломить эту ситуацию?

- На мой взгляд, проблема в том, что очень многие российские компании не знают, как правильно себя подать. Крупной московской компании проще – она имеет возможность заплатить деньги за консалтинг. И ей сделают грамотный бизнес-план на английском языке. Для инвестора это бальзам: все понятно, вопросов не возникает. У региональных компаний зачастую нет такой финансовой возможности. И получается, что компания и инвестор говорят на разных языках. Из-за этого и возникает иллюзия «необычного» бизнес-проекта. А на самом деле он просто непонятен инвесторам. Marchmont и должен стать «переводчиком». Мы предлагаем подобные услуги, и гораздо дешевле, чем западные компании. Потому что мы, можно сказать, местные. Мои сотрудники русские, я практически единственный американец в команде.

- Считается, что в предвыборный период компании боятся предпринимать активные бизнес-шаги. Как Вы считаете, это действительно так?

- Да, действительно, президентские выборы – это фактор риска. Но властные структуры  ведут себя очень умно. Они поняли, что если в России будет стабильность в ближайшие 20-30 лет, будет и экономическое развитие. Появится много богатых людей. Поэтому власть не хочет с этим играть, старается контролировать процесс. Так что результат будет стабильный. И мне кажется, умные инвесторы поняли это и не боятся. А тот, кто может испугаться, – мелкий и несерьезный инвестор.

Я вижу мощное развитие во многих секторах экономики. Сейчас самый «горячий» сектор – это недвижимость. Но через 5 лет его место займет сектор инноваций. Нано- и биотехнологии, новое поколение автомобилей. У меня, как у инвестора, в планах в ближайшие 3 года создать на основе Marchmont фонд в $100 млн, который должен будет заниматься инвестициями сумм от $1 до 5 млн. Я оптимист и экономист, и я знаю, что все так и будет. Опытные инвесторы тоже поняли, что России нужны 8 лет спокойного развития. И профессиональное управление финансами со стороны власти. Профессиональное управление образованием страны. За восемь лет Путин добился стабильности страны. И это фундамент. Следующие восемь лет – ключевые для серьезного развития на созданном ранее фундаменте. А когда в России будет больше чем 51% среднего класса, людей, которые сами заработали деньги, не через приватизацию или махинации с недвижимостью, тогда появится возможность для настоящей демократии. И это будет очень хорошо, потому что потом темпы развития могут стать еще мощнее. Я экономист. Я знаю, это правда. Это будет.

Беседовал Михаил Шевцов, ИА «Росбалт-Юг»

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru