Spiegel: Забытое поколение

Изнасилования, похищения, убийства: чеченские дети вот уже много лет живут бок о бок с ужасами войны – и послевоенного времени. Это целое поколение, выросшее со смертью перед глазами, которое сегодня пребывает в невероятной нищете


Забыть экспрессивные слова российского президента Владимира Путина, произнесенные в замке Готторф в Шлезвиге, где он встречался со своим другом Герхардом Шредером, невозможно. Отвечая на вопрос журналиста по поводу ситуации на Кавказе, он прошипел на "кристально чистом" немецком: "Уже три года в Чечне нет никакой войны. Вы спокойно можете отправляться домой. С Рождеством!"

И на самом деле: в Чечне больше нет войны. Нет авианалетов, танков, больше не горят дома на улицах страны. Но остались похищения, изнасилования, аресты и пытки. Дети все еще подрываются на минах, потому что их никто не разминировал. Дети, которые не обеспечены средствами ни на операцию, ни на протезы. Дети, чьи родители погибли или пропали. Дети без крыши над головой, без школы, в которую они могли бы ходить. Дети, больные полиомиелитом, туберкулезом, раком или пневмонией.

Журналистка Андреа Йеска последовала совету Путина. Она отправилась домой. Но там она собрала чемодан и поехала в Чечню, чтобы своими глазами увидеть картину "мирной жизни". То, что предстало перед ее глазами, было страной в условиях чрезвычайного положения, из которой две варварские войны выпили все соки, поскольку российские военнослужащие свирепствовали с той же жестокостью, что и чеченские сепаратисты или отряды смерти, созданные Рамзаном Кадыровым, которого сделал президентом Чечни Владимир Путин.

Целое поколение выросло в Чечне бок о бок со смертью, и судьба 16-летней Якхи не представляет собой ничего особенного: через год после начала второй чеченской кампании в 1999 году русские бомбили ее родную деревню, рассказывает Андреа Йеска в своей новой книге "Забытые дети Чечни", где текст сопровождают фотографии Муссы Садулаева.

Дом обрушился на Якху, ее ногу раздробило обломками. Нога была ампутирована под местной анестезией, за ампутацией последовала гангрена, снова ампутация, пришлось привыкать ходить на протезах. Однако это ничто по сравнению с тем, что пережил ее маленький брат. У 4-летнего малыша был обнаружен рак, и в результате операции по удалению опухоли головного мозга размером с кулак он потерял глаз. Сейчас метастазы угрожают второму глазу. Мать влезла в долги, чтобы отвезти малыша на операцию в Москву. Отец погиб на войне.

Тот факт, что судьба Якхи похожа на судьбы многих других детей, не спасает ее от беспощадности сверстников. Они бросают в нее камни, называют калекой и кричат, чтобы ей отрезали вторую ногу. Якха молчит, она работает в уличной лавке своей матери, зарабатывая деньги для расплаты с кредиторами и для ежедневных нужд. На вопрос о том, чего она хочет в жизни, она отвечает: "Чтобы мама больше не плакала".

Ужасно смотреть на то, сколько родителей замкнулись в своем горе, оплакивают гибель своей нации вместо того, чтобы помочь детям избавиться от страшных воспоминаний, говорит автор книги Йеска в беседе с корреспондентом SPIEGEL ONLINE: "Позади осталось не только военное детство, но и вообще одна война".

Йеска приезжала в Чечню неоднократно. Ее рассказ о лежащей в руинах стране наполнен острым запахом горелой древесины, сырых руин и тлеющей земли. Она видела детей, которые "были заброшены настолько, что даже я не смогла к ним прикоснуться. Их души, отражавшиеся в их глазах, были седыми. Седая пыль из умирающих домов опустилась на их волосы и кожу".

По разным оценкам – все зависит от политического толкования событий – в ходе обеих чеченских войн погибли от 10 до 200 тыс. человек. Новое поколение практически поголовно осталось без отцов, то есть без кормильцев. По оценкам правозащитной организации "Мемориал", около 3500 мужчин были вытащены под покровом ночи из своих постелей или схвачены на улице – после этого их никто не видел. Похищения осуществляли как русские оккупанты, так и "кадыровцы" – личная армия последнего чеченского президента, которая, интегрировавшись в официальные госструктуры, все еще наводит ужас на население.

Европейский суд по правам человека в Страсбурге доказал факты нарушения прав человека в Чечне, виновниками которых были представители российской армии, на основании многочисленных свидетельских показаний. "Я не уверена, что кто-то в Чечне получит законное возмещение ущерба. Но я знаю, что они рады и тому, что наконец кто-то подтвердил: да, то, что с вами случилось, было несправедливостью", – объясняет Йеска.

В течение многих лет чеченцы чувствовали себя брошенными на произвол судьбы из-за того, что мировая общественность повсеместно хранила молчание. "После терактов 11 сентября 2001 года никто не решался говорить о геноциде. Все только вторили путинской мантре об антитеррористической борьбе". В том числе и некоторые серьезные СМИ попали под влияние российской пропаганды, считает журналистка. Сейчас правозащитники надеются на запоздалую справедливость: в настоящее время на рассмотрении в Страсбурге находится еще 200 дел.

Крутой "король Рамзан"

Для многих остается непонятным: сегодня многие чеченцы возлагают надежды именно на стальные плечи 30-летнего президента Рамзана Кадырова – того человека, о котором "Общество народов, находящихся под угрозой" говорит, что "его место на скамье подсудимых трибунала по военным преступлениям, а не во главе государства". В то время как жертвы пыток говорят о том, что Кадыров любил лично присутствовать на пытках пленных, "короля Рамзана", которого также называют "маленьким Саддамом", молодежь считает крутым.

У него четыре жены, в качестве домашнего животного он держит льва, его хобби – это автопарк стоимостью не в один миллион. Он любит воинственные позы и украшает себя фотографиями Майка Тайсона или длинноногих участниц конкурса "Мисс мира". Их он осыпает долларами, а на празднестве в честь своей инаугурации в этом году угощал икрой и шампанским стоимостью полмиллиона евро.

Все это не что иное, как доисторические манеры поведения, когда недостаток образования и неясная жажда мести образуют "весьма нездоровую смесь", считает Йеска. "Вечная вера в мужественность и честь, образ степного волка, который своим оружием убивает великана голиафа, затрудняют жителям Северного Кавказа дорогу к продолжительному миру".

Кадыров находится в очень выгодной позиции: в то время как бывшие "захватчики" оставили после себя опустошенное поле боя, он занимается восстановлением. Грозный, "жемчужина Кавказа", должен возродиться. На фоне множества людей, которые до сих пор живут в разрушенных домах, порой даже без стекол, спросом пользуется все показное: в рамках национальных программ по "созданию оптимизма" строятся новые аэропорты, отделанные мрамором, тут и там виднеются шикарные фасады домов и бульвары, засаженные цветами. Открывают двери кафе, пиццерии и бутики.

"Война без следов" – так звучит для кого-то циничный, а для кого-то священный лозунг, под которым идет возрождение. Реализуется сотня строительных проектов, 1,5 млн квадратных метров жилых площадей должны быть отремонтированы. Как сообщает российское правительство, в этом году будет перечислено в общей сложности 200 млн евро на устранение последствий войны. Остальные деньги поступят из фонда Кадырова. Ходят слухи, что средства фонда – не что иное, как полученные под давлением пожертвования от обычных граждан, а также от тех, кто получил репарационные платежи из Москвы.

Земля до сих пор хранит братские могилы, а также около полумиллиона мин, в ликвидации которых российские власти, по всей вероятности, не заинтересованы. Нужны "сотни людей" для того, чтобы ликвидировать опасное для жизни наследие войны, говорит Зарема Садулаева из чеченской гуманитарной организации "Спасем поколение". Но здесь мало что происходит, и причины лежат как на ладони: Россия сама является производителем мин – по данным Unicef, на ее вооружении находится до 50 млн штук. Соглашение, достигнутое в Оттаве и предусматривающее запрет на использование противопехотных мин, Россия никогда не подписывала.

Но не только мины калечат и убивают людей: как сообщает "Общество народов, находящихся под угрозой", из-за нехватки качественного медицинского обслуживания около половины чеченских детей появляются на свет больными. Туберкулез, рак и инфаркты – вот самые распространенные причины смерти даже среди совсем молодых жителей республики.

Что же станет с этим потерянным, забытым миром поколением? Кто принесет мир в республику? На этот вопрос в книге Андреа Йески отвечает директор школы из поселка Алды: "А как ты думаешь? Мир случится сам по себе? Иди и запомни: мир начинается в твоей голове".

InoPressa