«2+2» = ПРОрыв?

Политика Вашингтона в отношении России строится на принципе «проводить сотрудничество, выгодное только для США». Встреча «2+2» в Москве по вопросу ПРО лишний раз доказала это. Российским дипломатам предстоит еще очень много потрудиться, чтобы доказать, какую потенциальную угрозу представляют планы по развертыванию ПРО в Европе.

В пятницу в Москве состоялись переговоры России и США в формате «2+2», в которых приняли участие главы внешнеполитических и военных ведомств двух стран - Сергей Лавров - Кондолиза Райс, Анатолий Сердюков - Роберт Гейтс. Как и предсказывали эксперты, сторонам не удалось договориться по принципиальным вопросам противоракетной обороны (ПРО) и развертывания ядерного оружия. Между тем стороны декларировали свою готовность к продолжению обсуждения этих тем и договорились сделать формат «2+2» постоянно действующим. Пока не ясно, приведет ли такой постоянный формат к прорыву в области ПРО.

По итогам переговоров министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что стороны по-прежнему расходятся «в оценке характера угрозы ракетного распространения». Кроме того, по словам министра, в Москве считают, что для повышения эффективности совместной работы между российскими и американскими специалистами, «необходимо, чтобы планы по развертыванию третьего позиционного района в Европе были бы заморожены».

На той же итоговой пресс-конференции госсекретарь США Кондолиза Райс высказалась менее дипломатично. Со всей прямотой она заявила, что «по вопросам противоракетной обороны, а также по развертыванию ядерных боеголовок согласия достигнуто не было». Она подчеркнула, что США будут и дальше продолжать переговоры с Польшей и Чехией по размещению элементов ПРО.

Итак, США не намерены отказываться от плана развертывания «третьего ПРО» и не согласны с тем, что РЛС в азербайджанской Габале, может полностью заменить РЛС в Чехии. Вместе с тем, на переговоры в Москву американцы приехали со своими предложениями. Правда, так и не ясно до конца, в чем же заключались эти предложения. Сергей Лавров их не раскрыл, а Кондолиза Райс на конкретный вопрос американского журналиста ответила очень загадочно, точнее, никак не ответила. «Мы надеемся, что нам удастся довести до российской стороны суть системы ПРО, а также суть той ракетной угрозы, с которой мы сталкиваемся и против которой мы стремимся развернуть эту систему», - повторила она слова старой песни с «заигранной» пластинки. «Мы продолжаем работу в отношении Польши и Чехии», - добавила Райс, но пообещала, что «теперь в рамках этой работы мы включим в  предстоящее обсуждение вопросов и российские озабоченности».

Ответ министра обороны Роберта Гейтса на тот же вопрос был чуть более конкретным, однако и он прозвучал неубедительно. «Был целый ряд предложений, который предполагал обеспечение режима прозрачности. В частности, предполагается присутствие на объектах представителей обеих сторон и, если речь идет о третьей стороне, то и представителей третьей стороны. Кроме того, нам хотелось бы успокоить российскую сторону относительно того, что предполагаемое в ближайшее время развертывание объектов в Польше и Чехии не будет представлять угрозу для России. Для этого мы хотим разработать совместные меры, чтобы заверить российскую сторону, что этого не произойдет», - сказал Гейтс.

Если отбросить в сторону «шелуху» дипломатических словес, то похоже, что стороны остались при своих мнениях. И все же говорить о том, что переговоры прошли впустую, не стоит. Россия и США, по словам Лаврова, подтвердили общее желание «выйти на ситуацию, при которой, когда адаптированный договор об обычных вооруженных силах в Европе вступит в силу, можно было решить целый ряд закономерных вопросов, касающийся его (договора) жизнеспособности». Также стороны условились «сделать все», чтобы в кратчайший срок разработать последующий режим действия (после декабря 2009 года) договора о стратегических наступательных вооружениях (СНВ-1). Еще одним достижением явилось то, что РФ и США пригласили все страны присоединиться к Договору о сокращении  ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Наконец, дипломатам и военным удалось достичь согласия о «полезности и эффективности» формата «2+2» и договориться, что встречи в этом формате будут проводиться на регулярной основе. Следующий раунд должен состояться через полгода в Вашингтоне.

Ожидается, что за это время эксперты с обеих сторон выработают новые подходы к проблемам, а главное - проведут работу по анализу и определению критериев угроз, с которыми нужно вести совместную борьбу. Как считает Сергей Лавров, «если удастся выработать такие критерии, то станет ясно, что в третьем позиционном районе, как он был изначально задуман, нет необходимости».

Очевидно, что за полгода до проведения следующей встречи «2+2» США не изменят свою точку зрения ни по ПРО, ни по ДОВСЕ, ни по многим другим вопросам. Однако тот же срок позволит России подготовить и принять «адекватные ответные меры» на действия США. Похоже, что до сих пор у Москвы, несмотря на громкие заявления, нет четкого понимания того, какими должны быть эти самые «адекватные меры». Пока совершенно ясно одно: нельзя позволить снова втянуть страну в гонку вооружений, что может произойти, если в качестве «ассиметричных ответных мер» Москва примет решение о выходе из РМСД и ДОВСЕ. Что же остается? Согласиться на противоракеты в Польше и радар в Чехии,  разместив в ответ российские ракеты, например, на Кубе, а радар в Венесуэле? Вряд ли это будет верным решением.

С  учетом того, что политика Вашингтона в отношении России строится на принципе «не обрывать связи, но проводить сотрудничество, выгодное только для США», российским дипломатам предстоит еще очень много потрудиться, чтобы доказать заокеанским партнерам, какую потенциальную угрозу для России представляют планы по развертыванию ПРО в Европе.

Дмитрий Пановкин