Каспий сдвинули с мертвой точки

В Тегеране завершился второй каспийский саммит. Как заявил президент РФ Владимир Путин, на саммите достигнуты положительные результаты: стороны сдвинулись «с мертвой точки» в определении статуса Каспия. Но впереди у Путина еще более важные переговоры – он будет обсуждать с Махмудом Ахмадинежадом иранскую ядерную программу.

В Тегеране завершился второй каспийский саммит. Он подвел итоги работы, проделанной после проведения первой встречи глав прикаспийских государств в пятистороннем формате (Россия, Азербайджан, Иран, Казахстан и Туркмения) в Ашхабаде в апреле 2002 года. Также в Тегеране были намечены пути для расширения дальнейшего сотрудничества. Следующий саммит пройдет в 2008 году в Баку.

По итогам саммита лидеры пяти прикаспийских государств подписали совместную декларацию. В документе говорится, что прибрежные государства обладают суверенными правами в отношении Каспийского моря и его ресурсов. "До определения нового правового статуса Каспия в его акватории должны действовать согласованные на основе реализации их суверенных прав режимы судоходства, рыболовства и плавания судов исключительно под флагами прикаспийских стран", - отмечается в декларации.

Кроме того, на саммите достигнута договоренность о проведении на регулярной основе встреч глав прикаспийских государств, а в период между ними - встреч министров иностранных дел и уполномоченных экспертов для рассмотрения всего комплекса вопросов, связанных с Каспийским морем. Стороны признали, что "состояние природной среды Каспийского моря, его осетровой популяции требует принятия незамедлительных совместных усилий для предотвращения нежелательных экологических последствий".

Как считает старший научный сотрудник Института востоковедения Академии наук, профессор Владимир Сажин, "декларация станет важным документом - вехой на длинном и сложном пути решения главных проблем Каспия". В интервью "Росбалту" Сажин отметил, что в отношениях пяти государств вопрос о статусе Каспия является ключевым. "Если раньше этот вопрос регулировался соглашениями 1921 и 1941 годов между РСФСР, а затем СССР и Ираном, то распад СССР и появление еще трех государств в этом регионе инициировало новые проблемы, которые решают представители этих пяти государств на протяжении вот уже шестнадцати лет", - отметил эксперт. Он добавил, что "для России это сейчас уже не самая большая проблема, поскольку она имеет договоры с Азербайджаном и Казахстаном".

Напомним, что за время, прошедшее после первого саммита, были разработаны протоколы к соглашению между Россией и Казахстаном о разграничении дна северной части Каспийского моря. Подписаны российско-азербайджанское соглашение о разграничении сопредельных участков дна Каспийского моря от 23 сентября 2002 года, трехстороннее соглашение России, Азербайджана и Казахстана о точке стыка линий разграничения сопредельных участков дна Каспийского моря от 14 мая 2003 года. Эти документы подвели договорно-правовую базу под разработку и добычу полезных ископаемых в северной части дна Каспия.

Однако аналогичных договоренностей по южной части Каспия в треугольнике между Азербайджаном, Ираном и Туркменистаном достичь пока не удалось. Это препятствует решению вопросов недропользования на всем Каспии и тормозит пятистороннее согласование соответствующих положений конвенции о правовом статусе Каспийского моря в целом. Как отметил Сажин, "несмотря на то что принятая в Тегеране декларация наметила дальнейшие перспективы в этом плане, проблема статуса Каспия вряд ли будет в ближайшее время решена. Этот вопрос рассчитан на долгие и долгие годы переговоров".

Президент России Владимир Путин доволен итогами саммита лидеров. На пресс-конференции по окончании встречи российский лидер заявил, что "стороны достигли положительных результатов". "Мы сдвинулись в решении основного вопроса - статуса Каспийского моря, - отметил Путин. - Пока такой статус не будет окончательно определен, мы договорились руководствоваться существующими правовыми нормами".

Путин отметил, что лидеры Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркмении договорились провести экономическую конференцию летом следующего года в Москве.
"Саммит прошел успешно, у всех глав государств есть заинтересованность в вопросах, которые были предложены к рассмотрению на саммите", - заключил российский президент.

Комитет сотрудничества прикаспийских стран (Россия, Иран, Азербайджан, Казахстан и Туркменистан) был сформирован в 1992 году.

Иран, которому принадлежит 13% береговой полосы Каспия, настаивает на равном делении шельфа и дна Каспийского моря (по 20% каждому из пяти прикаспийских государств). Но Россия, Казахстан и Азербайджан против этого предложения. Они заключили между собой соглашения, которые отдают им контроль над 64% моря в его северной части, провели равноотстоящие от своих берегов линии по Каспию и де-факто используют шельф и дно как свои национальные секторы. Поверхность и толща воды находятся в общем пользовании. Иран не признает эти договоренности. Позиция прежнего руководства Туркмении была близка к иранской.

Еще одной важной вехой на пути достижения стабильности в регионе станут переговоры Владимира Путина с иранским коллегой Махмудом Ахмадинежадом. Основными темами, как ожидается, станут ядерная программа Ирана и завершение осуществляемого российскими специалистами строительства Бушерской атомной электростанции.

Поездка Путина в Иран - первый визит главы российского государства в эту страну за последние более чем 60 лет. Президент России также первый из руководителей государств стран "большой восьмерки", который посетил Иран с 1979 года. Накануне визита Путина в Тегеран в ряде российских СМИ появились сообщения, что на него в Иране готовится покушение. Якобы для покушения на главу российского государства подготовлено несколько групп смертников. В пресс-службе Кремля отказались комментировать эту информацию, а официальный представитель МИД Ирана Мохаммад Али Хоссейни назвал эти сообщения беспочвенными и сказал, что визит Путина в Тегеран пройдет в нормальных условиях". "Эти сообщения являются частью психологической войны, развязанной врагами (Ирана), в целях нанести ущерб ирано-российским отношениям", - заявил Хоссейни.

Перед поездкой в ИРИ российский президент провел ряд встреч. Путин принимал в Москве президента Франции Николя Саркози: одной из центральных тем их беседы была иранская ядерная программа. На следующий день Путин беседовал с госсекретарем США Кондолизой Райс и министром обороны США Робертом Гейтсом, в ходе переговоров также говорилось о проблеме иранского атома. В Висбадене он обсуждал с канцлером ФРГ Ангелой Меркель ту же проблему.

То есть Путин получил из первых рук основных переговорщиков самые свежие мнения по иранской ядерной программе. Таким образом, на предстоящей встрече с Ахмадинежадом, российский президент "перекинет мост высокого уровня" между Ираном и внешним миром. Это очень важно для недопущения возникновения дополнительных угроз договору о нераспространении ядерного оружия, который, как утверждают некоторые специалисты, уже начинает "потрескивать" из-за политики Ирана и некоторых арабских государств, которые заявили о том, что готовы разрабатывать ядерные программы.

Как считает Сажин, "Путин предпримет все усилия для того, чтобы убедить Иран быть более открытым перед МАГАТЭ".

На пресс-конференции 10 октября после переговоров с президентом Франции Николя Саркози Владимир Путин заявил, что у России нет данных о военной направленности иранских ядерных программ. Поэтому, по его словам, Москва исходит из того, что у Ирана нет планов создания ядерного оружия. В то же время, сказал Путин, Россия разделяет озабоченности международного сообщества и считает, что иранские ядерные программы должны быть прозрачными и транспарентными.

"Путин абсолютно прав, говоря, что сейчас угрозы от Ирана нет, - сказал Сажин, - но в перспективе может наступить такой день, когда мирная программа примет форму программы двойного назначения. В этом случае, если на то будет политическое решение, до момента создания бомбы останется несколько месяцев". "Эти вопросы нужно выяснить как можно скорее. Поэтому встреча Путина и Ахмадинежада очень важна, возможно, даже большей важности, чем саммит по Каспию", - считает эксперт.