СЕГ спасет Польшу

Новое правительство Польши в отношении к СЕГ пока идет по стопам прежнего кабинета, выступавшего против проекта. Но именно СЕГ способен решить задачу по диверсификации поставок энергоносителей, о которой так печется Варшава.

Северо-европейский газопровод (СЕГ или Nord Stream) еще долго будет одним из центральных пунктов в энергетической повестке дня современной Европы. Страсти по СЕГ не только не утихают, но, наоборот, с приближением начала работ по его реализации только набирают обороты. Этому способствует истерия в странах, видящих в СЕГ серьезнейшую угрозу своим национальным интересам. Одним из самых ожесточенных противников СЕГ была и остается Польша, ставшая инициатором кампании, направленной на срыв проекта даже ценой собственной выгоды. Первоначальная реакция Польши на новые немецкие предложения по поводу СЕГ, сулящие полякам немалые дивиденды, только подтверждает это.

Строго говоря, новыми эти предложения не являются: это конкретизированная старая инициатива. Суть ее заключается в немецком предложении сделать для Польши специальный отвод от Nord Stream, который соединил бы газораспределительные системы Польши и Германии. В этом случае Польша сможет получить доступ к газовым сетям своих партнеров, если вдруг кошмарный сон польских политиков станет явью и газ будет использоваться в качестве инструмента политического давления с Востока. Немецкое предложение вполне отвечает желанию Польши диверсифицировать пути доставки энергоносителей.

Причем реализация этого проекта может помочь полякам решить серьезную проблему, с которой они уже столкнулись в своем стремлении диверсифицировать поставки: как доставлять газ со своего норвежского месторождения. Напомним, что в этом году Польша все-таки получила желанный норвежский газ. PGNiG (государственный концерн, который контролирует поставку энергоресурсов) заключил сделку с американским концерном ExxonMobile, получив 15% акций компании, которая обладает правом добывать газ на норвежском месторождении. Его прогнозируемый объем составляет 35 млрд кубометров газа, а польская часть — порядка 5-6 млрд кубометров. При этом годовое потребление газа в Польше доходит до 14 млрд кубометров. Мизерные объемы приобретенного газа делают проблему его доставки весьма серьезной: строить газопровод нерентабельно, а осуществлять поставки в виде сжиженного газа – дорого и трудоемко.

И вот Германия предлагает решение этой проблемы. Детализируя свое предложение, немецкая сторона разъясняет, что во время строительства СЕГ фирма WINGAS (совместное предприятие «Газпрома» и BASF) будет строить наземную газораспределительную систему, а наличие отвода к Польше сделает подключение к западноевропейской сети возможным через присоединение к газопроводу OPAL. Его должен начать строить в будущем году  немецкий концерн Wintershall (дочерняя компания BASF) для доставки российского газа с Балтийского моря вдоль польско-немецкой границы на юг Германии.

Ответ на свои предложения немцы предполагают услышать от нового польского правительства, которое, похоже, как и предыдущее, будет во главу угла ставить вопрос о диверсификации поставок энергоносителей. Представитель еще предыдущего правительства - пресс-секретарь МИД Роберт Шанявский, отвечая на эти предложения, заявил, что СЕГ противоречит интересам Польши. «Нам необходимо диверсифицировать поставки, и этот первоочередной интерес Польши не полностью учитывается при проекте строительства этого газопровода. Поэтому наша позиция должны остаться неизменной», - говорил он.

Но  именно включение в систему СЕГ позволит Польше реально диверсифицировать снабжение газом, дав возможность доставлять газ с месторождений Северного моря! И основной вопрос теперь заключается в том, изменит ли новое правительство Туска свое отношение к этому проекту в свете немецких инициатив.

К сожалению, можно констатировать, что пока этого не произошло. Новый премьер-министр Польши Дональд Туск публично назвал строительство СЕГ  «плохим решением». А в прошедшую пятницу на пост министра иностранных дел Польши был назначен Радослав Сикорский, полтора года назад сравнивший Nord Stream с пактом Молотова-Риббентропа. Таким образом, пока мало что говорит о том, что Польша изменит свою позицию по поводу СЕГ: слишком большие дивиденды приносит польскому руководству пропагандируемый образ «русской угрозы».

Правда, в правительстве Туска есть люди, которые реалистичнее смотрят на проблемы, связанные с энергобезопасностью страны. Так, министр экономики и глава Крестьянской партии Вальдемар Павляк в одном из своих интервью заметил, что главное в проблеме энергобезопасности – это не диверсификация снабжения, а возможность опираться на собственные ресурсы, сделав акцент на необходимости разработки и внедрения альтернативных источников энергии. При этом он ни словом не упомянул о постоянной фобии польской элиты – зависимости от энергоресурсов России, дав понять, что не считает это серьезной проблемой. Если в Польше возобладает такой «крестьянский» реализм, то, возможно, постепенно будет меняться и отношение к СЕГ, и восприятие России в целом.

Алексей Тимофеев