Copy? Right!

Книжные издательства, специализирующиеся на выпуске паранаучной литературы для «широкого круга» интеллектуалов, продолжают испытывать терпение порядком уже «закаленного» и, казалось бы, ко всему приученного читателя, подбрасывая ему все новые и новые поводы для расстройства.

Вышедшая в издательстве «Книжный Дом» (Минск, 2008) монография Ирины Белоус и Елены Хомич, посвященная исследованию философии американского прагматиста Ричарда Рорти, служит замечательной иллюстрацией того типа паранаучной литературы, которая, будучи рассчитана на самого невзыскательного и «доверчивого» читателя, приобрела в последние годы необычайно широкое распространение в России (и не только). К низкому качеству научных изданий (отсутствию комментариев и примечаний, тематических или хотя бы именных указателей, библиографии и т.д.) все мы давно привыкли. Никого не удивляют уже и ставшие обычным делом типографские опечатки, неточности в цитировании и терминологические огрехи (профессионализм корректоров и научных редакторов, как правило, оставляет желать лучшего). Однако издательства, специализирующиеся на «серьезной литературе», не останавливаются на достигнутом: словно испытывая терпение порядком уже «закаленного» и ко всему приученного читателя, они продолжают то и дело подбрасывать ему все новые и новые поводы для расстройства.

Первое, что обращает на себя внимание в книге Белоус и Хомич, - это чистота подстраничника. В научно-исследовательской работе, изобилующей цитатами, нет ни одной ссылки на первоисточник, ни одной сноски или маргиналии! Видимо, авторы решили, что их уникальный труд позволит любому читателю, даже самому взыскательному и дотошному, сформировать исчерпывающее представление о предмете исследования – философии Рорти «как она есть», так что потребности в дальнейшем, более углубленном и содержательном изучении материала (в том числе – сопоставлении выводов и оценок с аргументами других исследователей) ни у кого возникнуть не должно. Разумеется, ни издателя, ни членов редакционной коллегии серии «Мыслители ХХ столетия» этот «мелкий недочет» претендующего на научность исследования Белоус и Хомич не смутил.

Однако, продолжив знакомство с книгой, я обнаружил кое-что по-настоящему интересное. При более внимательном ее изучении, где-то на пятой-шестой странице, у меня вдруг возникло странное ощущение, что я читаю… свой собственный текст. Семь лет назад в московском издательстве УРСС вышла моя книга «Неопрагматизм Ричарда Рорти», впоследствии (в 2006 году) переизданная. Наряду с работами известного специалиста в области американской философии, доктора философских наук Нины Юлиной, это было одно из первых в России исследований творчества Рорти (главным образом, его «зрелого», постаналитического периода). Так вот, из этой моей старой работы и еще одной монографии Н.Юлиной в книгу наших белорусских коллег перекочевали не то что отдельные фрагменты, а целые главы. Дочитав книгу до конца, я убедился, что три четверти ее содержания – чистой воды плагиат.

В свое время теоретики постструктурализма выдвинули тезис о «смерти автора». Смысл произведения, утверждали они, никогда не совпадает с интенцией сочинителя и не укладывается в заданные им рамки. «Автору следовало бы умереть, закончив книгу. Чтобы не становиться на пути текста», - писал У.Эко. Видимо, Хомич и Белоус поняли это очень буквально. Презрев элементарные нормы научной этики, они самым грубым и бесцеремонным образом выдали чужое за свое. Однако я должен разочаровать белорусских коллег: авторы, которых они мысленно похоронили, все-таки живы и продолжают не только писать, но и читать книги, написанные (а иногда, как выясняется, переписанные) другими.

Белоус и Хомич начинают свою книгу с изложения историко-философских идей Рорти. Достаточно материала на эту тему «авторы» обнаружили у Н.Юлиной: первые 30 страниц их работы составляют, главным образом, прямые заимствования из ее монографии «Постмодернистский прагматизм Р.Рорти» (1998). Текст Юлиной кое-где «разбавлен» вставками из других источников: «Новейшего философского словаря» (Мн., 1998) – с. 10-11, вышеупомянутой книги «Неопрагматизм Рорти», опубликованной в 2001 году (с. 20-22), и моей же статьи в философском журнале «Логос» (1999, N6) – с. 26-27.

Разделавшись с историографией, «авторы» переходят к критике сциентизма и философии языка. Вторая и третья главы книги (с. 33-69) – почти исключительно выдержки из «Неопрагматизма Рорти», изъятые из разных частей книги (в том числе сносок) и без всякой логики переставленные местами. Разбор основных произведений Рорти («Философия и зеркало природы» и «Случайность, ирония и солидарность») в четвертой и пятой главах начинается с перепечатки моих рецензий, опубликованных в журнале «История философии» (2000, N5), – с. 69-72, 111-114. Все остальное – «сборная солянка» из фрагментов моих работ, выходивших в разное время в разных изданиях в конце 90-х – начале 2000-х годов (с. 90-111, 153-154, 179-184), а также сочинений все той же Н.Юлиной, В.Руднева и других авторов.

Поскольку вся книга Хомич и Белоус представляет собой компиляцию множества разрозненных текстов, анализировать ее содержание нет смысла. «Авторы» явно не утруждали себя редактурой и даже особо не вчитывались в исходный материал: они просто «подгоняли» один отрывок к другому, не обращая внимания на логику изложения и последовательность развития мысли. Отсюда – многочисленные повторы и несуразности. Так, на странице 151 цитируется статья Рорти «Солидарность или объективность?» в переводе А.Грицанова (как всегда, без ссылки), а через три страницы – та же цитата, но уже в переводе Н.Юлиной. Фрагмент из «Неопрагматизма Ричарда Рорти», включенный «авторами» в главу «Философия и зеркало природы» (с. 90-111), базируется на анализе вовсе не «Зеркала» (1979 года издания), а преимущественно более поздних текстов Рорти, относящихся к 80-90-м годам.

По непонятным причинам (возможно, чтобы «запутать следы» или сделать книгу более удобоваримой, т.е. доступной широкой аудитории) Хомич и Белоус изъяли из первоисточника – текстов их российских коллег – все иностранные термины и идиомы. Цензуру не прошли la grande epoque Деррида, Geistesgeschichte Гегеля, quest for certainty Дьюи, Bildung Гадамера, edifying philosophy Рорти и еще полтора-два десятка английских, французских и немецких оборотов. Зато «авторы» услужливо разъяснили читателю, что С.Кьеркегор – «выдающийся датский мыслитель первой половины ХIХ века» (как будто это для кого-то секрет), «История западной философии» – «фундаментальный текст Б.Рассела», прагматизм – «философское учение, рассматривающее деятельность в качестве определяющего свойства человеческой сущности». Кроме того, в книге Белоус и Хомич любознательный читатель может найти определения таких «сложных» понятий, как доксография, нарратив, дискурс и некоторых других широко распространенных в научной литературе терминов.

Остается добавить, что все материалы, использованные ушлыми сочинителями, имеются в открытом доступе в Интернете. Чтобы найти источник заимствования, достаточно задать в поиске любую фразу или предложение из соответствующего фрагмента книги. Печатные тексты о Рорти, не представленные в сети, Хомич и Белоус проигнорировали.

У издательства «Книжный Дом» – далекоидущие и весьма амбициозные планы. За январь-февраль 2008 года уже вышли восемь книг из серии «Мыслители ХХ столетия». «Компанию» Рорти составили Ницше, Шпенглер, Ясперс, Делез, Фуко, Деррида и Бодрийяр. На подходе – Гуссерль, Тейяр де Шарден, Фромм и Хайдеггер. Всего же серия будет состоять из 50-ти томов.

Не берусь судить о качестве уже вышедших и готовящихся к изданию монографий – с продукцией «Книжного Дома» (к сожалению или к счастью) я знаком только по «Ричарду Рорти». Хочется верить, что эта книга – пусть вопиющее и из ряда вон выходящее, но все-таки исключение. А если наоборот, тогда встает резонный вопрос: как понимать размещенную на обороте титульного листа всех изданий «Книжного Дома» запись, грозно предупреждающую о недопустимости «выпуска произведения либо использования отдельных его частей без разрешения правообладателя»? Как неудачную шутку?

Кандидат философских наук Игорь Джохадзе