ЕС раздирают на части

На карте Европы может появиться новый очаг сепаратизма - о желании создать очередное независимое государство заявили жители польского воеводства Силезия. Многие из них не ощущают себя поляками, считая, что силезцы – совершенно отдельный народ.

На карте Европы может появиться новый очаг сепаратизма - о желании создать очередное независимое государство заявили жители польского воеводства Силезия. Многие из них не ощущают себя поляками, считая, что силезцы – совершенно отдельный народ.

Премьер-министр Польши Дональд Туск получил недавно неожиданное послание из Силезии: жители этой провинции потребовали от польского правительства автономии. Силезцы полагают себя отдельным народом и возмущаются тем, что им отказано в правах, предоставляемых национальным меньшинствам польской Конституцией. Собственно, Силезия (по крайней мере, та ее часть, которая принадлежала Польше) до 1939 года в самом деле пользовалась широкой автономией: силезский Сейм решал все вопросы финансовой политики, правопорядка, культуры, оставляя Варшаве лишь оборону и внешнюю политику.

Однако обусловлена эта самостоятельность, как утверждают историки, была не тем, что силезцы являются отдельным этносом, а тем, что польская Силезия была в основном заселена этническими немцами – им, как национальному меньшинству в составе Польской республики, и были предоставлены положенные конституционные права. После окончания Второй мировой войны, когда силезские немцы были изгнаны с польской территории (акт, по сей день считающийся в Германии неправомерным), Силезия была заселена поляками из других воеводств и потеряла права автономии.

Тем не менее, результаты последней переписи населения показали, что людей, считающих себя силезцами, в Польше почти 200 тыс., а количество являющихся таковыми, но не афиширующих этот факт, может превышать миллион человек. Несмотря на то, что польские власти так же, как и до войны, отказываются признавать существование силезского этноса, настроены «шлензаки» (самоназвание новоявленного «малого народа») весьма решительно. Не дожидаясь ответа от Варшавы, они отправили иск о защите своих прав в Европейский суд по правам человека, и, по мнению некоторых юристов, у них есть все шансы выиграть дело.

В Европе существуют подобные прецеденты - достаточно вспомнить хотя бы тех же каталанцев и галисийцев, добившихся у официального Мадрида прав автономии. Если же обращение в суд не поможет, силезцы могут пойти по другому пути создания нового государства - пути, на который в свое время вступили баски, и который до конца прошли косовские албанцы.

Политологи считают, что рост «регионального самосознания» является парадоксом, возникшим в процессе консолидации Евросоюза. Малые народы, желая добиться особых прав, обращаются к официальному Брюсселю через головы своих национальных правительств, и зачастую добиваются таким образом гораздо большего успеха, чем  могли бы рассчитывать, общаясь с руководителями своих стран. Консолидируясь, Европа дробится на части: автономию получили каталанцы, сейчас создать собственное государство готовятся жители Гренландии, о большей самостоятельности заговорили шотландцы, вечно пытаются отделиться корсиканцы…

Интересно, что тенденция эта, в конечном счете, может послужить укреплению Евросоюза как наддержавы нового типа. До сих пор «малые народы», пытающиеся получить собственные государственные образования в пределах ЕС силовым путем, встречали решительный отпор, в то время как те, кто мирно просил о независимости, как правило, получали если и не государственность, то уж, как минимум, автономные национальные анклавы. Поэтому не исключено, что Евросоюз в ближайшем будущем может превратиться на карте в большое одеяло, состоящее из множества маленьких лоскутков. Европа наций, о которой заявлял в своей знаменитой речи первый послевоенный министр иностранных дел Франции Робер Шуман, рискует превратиться в Европу регионов. И управлять ей будет все сложнее.

Борис Альтнер