"Мусульмане - это болевая точка"

О своем отношении к ситуации в информационном пространстве Северного Кавказа и к деятельности западных фондов корреспонденту «Росбалт-Юга» рассказал секретарь Международного Евразийского движения, председатель Евразийского союза молодежи Павел Зарифуллин.

О своем отношении к ситуации в информационном пространстве Северного Кавказа, к деятельности западных фондов, требованиям об избрании глав регионов и к Исламскому комитету России корреспонденту «Росбалт-Юга» рассказал секретарь Международного Евразийского движения, председатель Евразийского союза молодежи Павел Зарифуллин.

- Как Вы оцениваете нынешнюю обстановку в информационном пространстве относительно Северного Кавказа? В частности, интересует Ваше мнение о недавних заявлениях Исламского комитета России Гейдара Джемаля по поводу «многочисленных репрессий в адрес активных последователей ислама».

- Гейдар Джахидович – талантливый писатель, философ, традиционалист, и этим интересен. Но посмотрите, с какого момента он начал делать политические заявления ультимативного характера! Не так давно, около месяца назад, была создана, фактически, Борисом Березовским так называемая «национальная ассамблея», в которую вошли Эдуард Лимонов, Гарри Каспаров, Михаил Касьянов и, в том числе, Гейдар Джемаль. Пока он занимался писательством и философией, его заявления были либо безобидны, либо не имели яркого политического колорита. Но когда он включился в западную сеть и стал в ней работать – что же он должен был делать? Конечно, его использовали, взяли в эту национальную ассамблею для того, чтобы он со своим авторитетом высказывал мысли, которые необходимы западным фондам для организации на Северном Кавказе и вообще в России нового витка межнациональной напряженности.

Второй момент: очень любопытно, что требование избрания глав регионов, с которым также выступил Джемаль, по времени совпадает с заявлением Минтимера Шаймиева о том же самом. Такие вещи не происходят просто так. В окружении Шаймиева всегда была группа людей, ориентированных на западные фонды и ведущих сетевые войны против России. Они в 90-е годы реально планировали отделение Татарстана от России. И все к этому было готово. Если бы в Чечне и Дагестане произошло то, что было предотвращено во время похода Басаева на Дагестан, Татарстан бы отделился. Эти люди – группа Рафаэля Хакимова, советника Шаймиева, который работал с зарубежными фондами: с Макартурами, с турецкими и саудовскими фондами. Несмотря на то, что под очень жестким силовым давлением из Москвы Хакимов был не так давно снят, ничего не изменилось. Он перестал быть официальным советником. Но неофициальным-то он быть не перестал. И мнения, которые господствуют у Шаймиева, далеки от общепринятых.

Вообще сегодня Западу опять интересно пропагандировать межнациональную рознь. И они это делают через своих спикеров, таких как Джемаль, с одной стороны. Но с другой стороны, допустим, Александр Белов (Поткин), лидер ДПНИ, говорит то же самое, только по-другому. При этом оба они оба работают, фактически, на западные фонды. И Нафигулла Аширов, который находится в той же струе.

- Сопредседатель Совета муфтиев России? Это тот самый, который недавно предлагал национальные гетто в стране создавать?

Да, все это якобы радикальные мусульмане. А ведь на самом деле в исламском комитете Джемаля несколько человек. Ну, он сам, секретарша и повар-азербайджанец. Но Джемаль говорит о том, что он представляет исламское сообщество и говорит от имени Мусульманской уммы, что совершенно неправомерно. Но мнения-то расходятся. Вы же о них говорите, вы же о них спрашиваете? То есть уже люди задумываются: вот, мусульмане требуют равноправия. Но с другой стороны, Александр Поткин, у которого в организации было 10 качков, которые уже разбежались, объявляет от имени русского народа о том, что стоит за миллионами скинхедов, которых тоже нет, на самом деле. Я сколько ходил по Москве – ни одного не видел. Это тоже виртуальная игра. То есть кураторы сетевой войны, реальные офицеры западных спецслужб дергают за ниточки какие-то: Джемаль, Поткин или люди в окружении Шаймиева – и получают реальный информационный всплеск. Теперь все будут обсуждать, что же сказал Джемаль. Но в политическом плане Джемаль – полный ноль. А вот в информационном…

- Но суть его высказываний ведь исходит из каких-то объективных предпосылок?

- По поводу сути этих заявлений. Безусловно, они совершенно неприемлемы. Во-первых, потому что избирать сейчас губернаторов в принципе нереально, учитывая тот геополитический вызов, с которым сталкивается Россия. Не случайно Владимир Путин отменил эти выборы после Беслана, когда понял, что против России ведется реальная война. Ведь мы были в комиссии по Беслану. И практически уже раскрыты данные о том, что Беслан был организован британской разведкой «МИ-6» через своих агентов Басаева и Березовского. Естественно, об этом не объявляют открыто: если бы объявили, Россия тут же должна была бы начать войну с Англией. Немедленно. За то, что они сделали, по большому счету, Лондон надо просто разбомбить. Вот после этого были отменены выборы губернаторов. Не случайно. Потому, что России нужна была консолидация, в России должна была прекратиться вражда, установиться единый порядок.

Раз против этого выступают представители национальной ассамблеи, заметьте, не просто Джемаль, а представители ассамблеи, организованной Западом, то, значит, это болевая точка, на которую они хотят нажать и опять начать все снова. Когда они объявляют, что мусульмане у нас в опасности, это мне напоминает крики Поткина: «Русские в опасности! Русских убивают! Я хожу русский, в меня все плюют! Что же делать? Надо браться за топоры и рубить чурок!» На самом деле это тоже элемент информационной игры. Но игры страшной, которая ведет к фундаментальным последствиям.

- Вместе с Джемалем на днях выступал Магомед Хазбиев, это лидер так называемого ингушского национального митинга, который призывает вернуть к руководству республикой Руслана Аушева. Что Вы думаете по этому поводу?

- После Чечни в Ингушетию переместилось максимально влияние западных фондов. Когда Кадыров стал их жестко выкидывать из Чечни – они все переместились в соседнюю Ингушетию. Они и раньше там были, но занимались, в основном, мониторинговой деятельностью. Сейчас они занимаются взрывами и поджогами. Сейчас западные специалисты в режиме «онлайн» проводят наладку сети: «А вот что будет, если взорвать тоннель в Дагестане? А вот что будет, если Красный Крест приедет и раздаст какие-то медикаменты? Что будет, если пригласить на море, в Турцию, балкарских детей и поработать там с ними?». Вот они и смотрят: «А что будет, если в Ингушетии начать убивать русских учителей?» Ведь это рациональная, очень логичная вещь, в стиле всех разведывательных операций.

Что будет? А будет то, что русские ехать туда побоятся, не станут. А это расшатывание одного из важнейших факторов стабильности на Кавказе. Завтра то же самое может начать снова у Кадырова происходить. Ведь настолько Северный Кавказ прошпигован западными сетями, структурами и коррумпированными чиновниками, что взорвать ситуацию в любой республике сегодня не сложно. Это может быть и в Краснодарском крае завтра. Сейчас заговорили о том, что шапсуги претендуют на Красную поляну. Они там жили давно спокойно, но как только зашла речь об Олимпиаде – тут вспомнили про Великую Черкесию немедленно! Если мы знаем о том, что в русском отделе Конгресса США работают 600 человек, то мы этому не удивимся. Завтра будет другая ситуация: выяснится, что турки-месхетинцы, которые якобы официально уехали в США, и иеговисты вместе с ними, оказывается, скупили все земли вдоль стратегических ЛЭПов, и об этом все знают. Потом, когда надо будет, этих ЛЭПов не останется. Я не говорю, что турки-месхетинцы плохие или свидетели Иеговы плохие. Но плохи мы, российское гражданское общество и российская власть, что мы не работаем с турками-месхетинцами и иеговистами реально, не перевербовываем их на свою сторону. То же самое в Ингушетии. Я думаю, это тестовый прогон взрыва ситуации на всем Северном Кавказе, чтобы по эффекту домину рухнуло все вообще.

- То есть объективно возвращение Аушева к власти не является целью?

- Я думаю, нет. Вообще, когда американцам нужно будет взорвать юг России, то же самое произойдет в Калмыкии, то же самое произойдет в Астраханской области, в Кабардино-Балкарии, в Карачаево-Черкесии и в Краснодарском крае, и в Ростовской области.

- А каким образом, по-вашему, в такой ситуации России нужно выстраивать отношения с ближайшими соседями на Кавказе?

- Пока Россия не будет реально геополитически контролировать Грузию и Азербайджан, будут ли они независимыми de facto или нет, не важно, – Кавказ будет оставаться в опасности. Нет же независимых Грузии и Азербайджана. Они не зависимы от России, но это не значит, что они не зависят от кого-то еще. Баку зависит от Лондона, Тбилиси – от Вашингтона. Пока Россия не возьмет Грузию и Азербайцджан под свой реальный геополитический контроль, неважно, будем ли мы их расчленять, купируем или поставим там пророссийские правительства – это состояние ни войны – ни мира на Северном Кавказе будет продолжаться.

Беседовала Юлия Болдырева