Европа рвется на Кавказ

План мирного урегулирования грузино-абхазского конфликта, предложенный Германией, едва ли осуществим, полагают эксперты «Росбалта». Однако определенные дивиденды он принесет – Европа зримо заявит себя как самостоятельного политического игрока на Кавказе, несмотря на мягкое противодействие России.

Главы МИД России и ФРГ Сергей Лавров и Франк-Вальтер Штайнмайер обсудят в пятницу вечером в Москве предложенный Германией новый план урегулирования грузино-абхазского конфликта. В Россию немецкий министр прибудет после посещения Грузии и Абхазии. Ожидается, что Штайнмайер поделится с российским коллегой результатами проведенных на Кавказе переговоров.

Напомним, что МИД Германии в качестве координатора Группы друзей генсека ООН представил трехступенчатый план урегулирования грузино-абхазского конфликта. Первый этап плана предусматривает восстановление доверия между грузинской и абхазской сторонами, подписание ими соглашения о неприменении силы и запуск процесса возвращения грузинских беженцев в места их постоянного проживания в Абхазии. На все это отводится год. Второй этап - начало восстановительных работ на средства, собранные правительством Германии от стран-доноров. Третий этап определяет административно-политический статус Абхазии в составе Грузии.

Одной из сторон конфликта – Грузии - план Штайнмайера, похоже, понравился. После переговоров с главой МИД Германии президент Михаил Саакашвили заявил о «непоколебимой воле» грузинского руководства решить конфликт в Абхазии исключительно мирным путем. Он заметил, что конфликты ХХ века должны решаться в ХХI веке «современными европейскими методами».

Другая сторона конфликта – Абхазия – предложила откорректировать немецкий план. Как заявил в пятницу президент непризнанной республики Сергей Багапш после встречи со Штайнмайером, «мы предложили главе МИД Германии, что необходимо пока включить (в план - "Росбалт") два пункта. Первое - вывод войск из верхней части Кодорского ущелья, затем подписание с Грузией соглашения о невозобновлении военных действий и гарантий безопасности, и далее уже можно вести переговорный процесс».

Багапш подчеркнул, что «Грузия должна выполнять все ранее подписанные соглашения и придерживаться базового Московского соглашения о прекращении огня и разъединении сторон. Возвращение грузинских беженцев в Гальский район Абхазии может быть только после урегулирования конфликта. Но пока конфликт не урегулирован, настаивать на возвращении беженцев в остальные районы Абхазии невозможно, и это может привести к новой войне».

По мнению российских экспертов, немецкий план, конечно, не удастся реализовать, однако он послужит дальнейшему формированию и усилению европейского внешнеполитического вектора в грузино-абхазском урегулировании.

«В подобных заявлениях нет ничего неожиданного», - заявил в интервью «Росбалту»  директор Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Алексей Власов. По его мнению, Евросоюз вырабатывает свою стратегию не только по отношению к непризнанным республикам, но и в целом к  постсоветскому пространству. В настоящий момент происходит процесс формирования самостоятельного внешнеполитического курса, отстаивающего интересы и приоритеты Евросоюза вне зависимости от позиции Вашингтона, полагает эксперт.

«Кроме того, - считает Алексей Власов, - Саакашвили заинтересован в том, чтобы сделать урегулирование грузино-абхазского конфликта международной проблемой, а не замкнутой в рамках постсоветского пространства». «Тогда у него больше шансов управлять ситуацией и влиять на нее: чем больше участников, тем большая вероятность того, что интересы Грузии будут учтены, в отличие от нынешнего положения дел, когда процесс проходит по линии взаимоотношений Москва-Тбилиси», - уверен эксперт.

По мнению Власова, Штайнмайер указал Саакашвили на то, что его агрессивные заявления о возможности силового решения грузино-абхазского или грузино-осетинского конфликта идут вразрез с мирными усилиями, которые предпринимают евроструктуры. «Если Саакашвили идет на это, значит, отчасти он принимает правила игры, которые предлагает ему евробюрократия», - отметил собеседник «Росбалта».

Косвенно это мнение подтверждают слова самого Михаила Саакашвили, который, комментируя интерес, проявляемый в последнее время со стороны ведущих стран Запада и различных международных организаций к урегулированию конфликтов в его стране, заявил, что «именно в Грузии решается судьба нового европейского мирового порядка». По словам Саакашвили, визит в Грузию главы МИД Германии – «продолжение процесса, который начался с визита Кондолизы Райс, - процесса активизации международной дипломатической инициативы».

Мнение Алексея Власова разделил и еще один собеседник «Росбалта» - директор Центра сравнительных политических исследований Института экономики РАН Борис Шмелев. «В рамках политики соседства, которую проводит ЕС на постсоветском пространстве, большое внимание уделяется стабилизации положения на Кавказе. Поэтому переговоры Штайнмайера и Саакашвили, как и проект по урегулированию абхазского вопроса, логично вписываются в общую политическую стратегию Евросоюза», - сказал эксперт.

По его мнению, в настоящий момент «Россия сталкивается на Кавказе с «конкурентом» в лице ЕС, который решает свои геополитические задачи». Вместе с тем Борис Шмелев полагает, что Евросоюз не заинтересован в обострении ситуации на Кавказе, тем более, в войне между Грузией и Абхазией. «Это связано с тем, что Кавказ является своеобразным транзитным коридором для прокачки нефти и газа, который пойдет из Прикаспийского региона в Европу», - отметил он.

Также, по словам директора Центра сравнительных политических исследований, переговоры Штайнмайера с Саакашвили показали, что Евросоюз имеет большое влияние на грузинское руководство. «Саакашвили пытается использовать Запад в своих интересах, но это ему не всегда удается. Видимо, в ходе состоявшихся переговоров Штайнмайер прямо сказал грузинскому президенту о том, что Запад не заинтересован в обострении отношений с Россией», - отметил эксперт.

Он также высказал предположение, что Евросоюз предлагает «определенные и, судя по всему, значительные экономические преференции и Грузии, и Абхазии», которые заинтересованы в тесном экономическом сотрудничестве с Европой. «Это главное и самое мощное средство давления со стороны Евросоюза на Абхазию и Грузию», - отметил он.

В связи с этим Россия должна как можно скорее определить свою линию в отношении Абхазии, поскольку поддержание status quo в регионе больше не соответствует возможностям нашей страны, а также желаниям как Грузии, так и Абхазии, полагает эксперт. «Россия должна определиться: либо предлагать Абхазии четкую и ясную программу развития сотрудничества, признав ее независимость, либо продолжить политику поддержания status quo, которая только подрывает на данном этапе имидж страны», - отметил Борис Шмелев.

Тут необходимо помнить и о проблеме беженцев, которая является камнем преткновения как для конфликтующих сторон, так и для посредников. Запад увязывает подписание соглашения о неприменении силы между Грузией и Абхазией с возвращением беженцев, но в российском МИД это считают «недопустимым». Как заметил Сергей Лавров, это «на данном этапе абсолютно нереально». По словам Лаврова, разговоры о возвращении беженцев преждевременны, поскольку сначала требуется успокоение ситуации и восстановление доверия. В свою очередь абхазская сторона заявляет, что начнет переговоры с Тбилиси только после вывода грузинских войск из Кодорского ущелья.

Понятно, что проблему беженцев все же придется рано или поздно решать. Но, по-видимому, это решение растянется на весьма длительный период времени. Алексей Власов полагает, что «в ближайшем будущем ни один план мирного урегулирования по Абхазии принят не будет». «Есть коренные вопросы, которые не могут быть разрешены десятилетиями», - отмечает он. Власов напомнил о позиции Абхазии, которая заключается в том, что Сухуми возражает против возвращения той части грузинского населения, которая запятнала себя кровью в ходе вооруженного конфликта в начале 1990-х годов. «По каким критериям это будет определяться, – сложно сказать. Это проблема субъективной оценки», - отметил собеседник «Росбалта».

Кроме того, по его мнению, неминуемо встает вопрос о собственности, который «вряд ли можно решить путем дипломатических деклараций». «Я не вижу перспектив к нахождению компромисса, который был бы одинаково воспринят всеми участниками переговорного процесса», - заключил Алексей Власов.

В свою очередь Борис Шмелев считает, что «проблему собственности можно решить, если ЕС выделит средства для компенсаций». «Для них это не такие большие деньги, но если Евросоюз на это пойдет, это даст ему мощный рычаг давления и на Грузию, и на Абхазию, и на Россию», - отметил он. "Таким образом, сейчас складывается ситуация, при которой Россия будет постепенно оттесняться от урегулирования грузино-абхазских противоречий,  и на первый план будет выходить Запад в лице Евросоюза. Отсутствие у России четко выверенной стратегии на Кавказе и замена ее тактическим лавированием ведет к проигрышу», - считает собеседник «Росбалта».

Заметим, что, хотя Россия пока что публично не подключилась к рассмотрению германского плана мирного урегулирования, она незримо присутствует на переговорах как самостоятельный участник благодаря своим военным учениям на границе с конфликтующими сторонами, напоминая о том, кто обладает реальной силой для решения любого конфликта на Кавказе.

Так, в пятницу подразделения Псковской 76-й и Новороссийской 7-й дивизий ВДВ, участвующие в учениях «Кавказ-2008», заняли позиции на Рокском и Мамисонском перевалах Большого Кавказского хребта. При этом пресс-служба ВДВ миролюбиво заявила, что ничего общего с грузино-абхазским конфликтом учения не имеют. Однако всем известно, что перевалы Большого Кавказского хребта входят в цепь горных систем Большого Кавказа. В частности, на Рокском перевале находится Транскавказская автомагистраль, которая связывает Россию с Закавказьем, а Мамисонский перевал находится непосредственно на границе Грузии и России.

Дмитрий Пановкин