«Нет сомнений: агент Болек – Лех Валенса»

В Польше не утихает скандал вокруг книги Славомира Ценцкевича и Петра Гонтарчика «СБ и Лех Валенса. Дополнение к биографии». О своих открытиях в ходе работы с архивами социалистической Польши авторы рассказали в интервью «Росбалту».

В Польше не утихает скандал вокруг книги Славомира Ценцкевича и Петра Гонтарчика  «СБ и Лех Валенса. Дополнение к биографии». В ней авторы – сотрудники Института национальной памяти, в котором хранятся все архивы МВД и спецслужб социалистической Польши, – приводят доказательства версии, сторонником которой является и нынешний президент Лех Качиньский, что экс-глава государства и бывший лидер «Солидарности» Лех Валенса был сексотом и «стучал» на своих товарищей по оппозиции, за что получил 13100 злотых. На вопросы «Росбалта» согласились ответить инициаторы скандала Славомир Ценцкевич и Петр Гонтарчик.

- Что именно вам удалось выяснить во время ваших исследований?

- Мы сумели найти факты из жизни Леха Валенсы, которые ранее не были известны. Мы систематизировали сведения об агенте Болеке, а также предали гласности информацию о действиях Валенсы в 80-е и 90-е годы прошлого столетия, в первую очередь, о том, что он пытался уничтожить компрометирующие его документы.

- Насколько серьезны доказательства того, что Лех Валенса сотрудничал с секретной полицией под псевдонимом Болек?

- Мы провели очень тщательную работу с архивными документами, которые мы долго изучали и проверяли. На основе этой работы мы можем заявить, что нет никакого сомнения в том, что Лех Валенса работал на Службу безопасности Польской Народной Республики, что он был тайным информатором под псевдонимом Болек. В архивах Института народной памяти есть документы, свидетельствующие о том, что Лех Валенса был зарегистрирован под номером 12535 в Третьем отделении Службы безопасности Гданьска как тайный информатор Болек и фигурирует под таким именем в документах 1970-1976 гг.

Идентификация тайного информатора Болека также доказывается запиской, написанной офицером гданьской службы безопасности Мареком Афтикой от 21 июня 1978 года о Валенсе: «Выразил желание стать информатором аппарата Службы безопасности 29 декабря 1970 года под псевдонимом Болек, засвидетельствовано старшим инспектором Второго отделения Регионального управления народной милиции в Ольштыне капитаном Эдвардом Грачуком».

Несмотря на пожар, в котором погибла большая часть документов, касающихся этого дела, доказательств достаточно для того, чтобы профессиональный историк сумел установить личные данные агента. В архивах была проведена скрупулезная работа, в результате которой мы нашли много важных документов, которые в деталях рассматриваем в книге.

- Основным аргументом против результатов вашего исследования является то, что секретная полиция часто подделывала свои же документы. Что заставляет вас считать, что документы, которые вы нашли, являются настоящими?

- Мы знаем, как работала Служба безопасности, мы знакомы с теми методами, которые использовались для ведения архивов и хранения информации. И на основе этого мы отвергаем обвинения в том, что найденные нами документы могут быть фальшивыми.

Сущность секретной полиции тоталитарного государства - иметь как можно больше надежной информации о своих гражданах, чтобы использовать ее против них. То есть бумаги, предназначенные для внутреннего пользования, не подделывались, иначе бы это вызвало внутренний хаос, ибо система запутала бы саму себя.

- Насколько серьезной была роль агента Болека?

- Основываясь на информации, предоставленной агентом Болеком, Служба безопасности провела операцию против Йозефа Шилера, который стал одной из основных жертв Болека. За ним была установлена постоянная слежка в рамках операции «Осень-70», после чего Шилер был вынужден оставить свою работу на судоверфи. Шилер уволился и переехал из Гданьской области в Пшеворск, а потом в Мелец, где за ним продолжалась слежка.

Из-за доносов Болека было заведено дело на Ержи Горски – члена забастовочного комитета и совета делегатов, созданных в декабре 1970-го, которому было дано оперативное прозвище Демагог. В своих доносах Болек обращал много внимания на личность Хенрика Ленарчака – участника декабрьских протестов и президента регионального совета работников сталелитейной промышленности отделения W-4 Гданьской судоверфи, которому были присвоены имена Кобра, Лень, Арка и Осень-70.

Сегодня мы знаем, что из-за деятельности агента Болека пострадали следующие люди: Казимир Шолоч, Хенрик Ягельски, Ян Ясински, Мечислав Тольваль и многие другие (всего 18 человек - «Росбалт»).

- В своей книге вы также заявляете, что, став президентом, Лех Валенса пытался уничтожить документы, связанные с деятельностью агента Болека. Чем вы можете доказать это обвинение и почему, если вы правы, Валенсе  не удалось это сделать?

- Уже в июне 1992 года Валенса запросил из архивов часть документов, связанных с агентом Болеком, и делал это потом неоднократно. Валенсе помогали тогдашний глава Министерства иностранных дел Анджей Мильчановский, руководитель Службы государственной защиты Ержи Конични и, как минимум, несколько офицеров из бывшей Службы безопасности, которые потом сделали блистательную карьеру в Службе государственной защиты при премьер-министрах Тадеуше Мазовецком и Яне Белецком.

Когда президентский срок Валенсы закончился, пакеты со взятыми на время из архивов документами были открыты, и оказалось, что большая часть их содержимого исчезла. Среди пропавших документов был и оригинал регистрационной карточки Валенсы. Исчезли также документы, которые были переданы Мильчановскому его предшественниками, а также те, которые были найдены в Министерстве внутренних дел при премьер-министре Яне Ольшевском.

Кроме того, были существенно «подчищены» документы, относящиеся к операциям «Арка» и «Осень-70», проводившимся Гданьским отделением Службы безопасности; изъяты десятки отчетов, написанных Болеком. И почти везде, где не хватает документов, видны попытки скрыть «чистку». Так, из томов выдирались страницы с содержанием, путались номера страниц, чтобы не было понятно, что именно пропало.

В Гданьском отделении Службы госзащиты по настоянию Леха Валенсы и Анджея Мильчановского произошла серьезная ротация персонала, которая привела на руководящие позиции людей Валенсы, в прошлом, кстати, - офицеров Службы безопасности. Это позволило совершать манипуляции с документами не только Службы безопасности, но и Службы государственной защиты. В результате были уничтожены все документы, связанные с деятельностью агента Болека. Кроме того, были «зачищены» документы, которые свидетельствовали о том, что часть архива запрашивалась высшим руководством. Более того, этими же людьми были изготовлены и помещены в архив фальшивые документы, свидетельствующие о том, что Лех Валенса не сотрудничал со Службой безопасности.

Была и другая история. В 1993 году в квартире одного из бывших офицеров Службы безопасности были обнаружены микрофильмы, содержащие информацию не только о Лехе Валенсе, но и о других членах гданьской оппозиции, таких как нынешний президент Лех Качиньский и спикер Сената Богдан Борусевич. Эти микрофильмы были показаны Валенсе в 1994 году, и больше о них никто ничего не слышал. В отношении пропавших микрофильмов проводились расследования в Варшаве и Гданьске, но в тот момент было невозможно призвать Валенсу к ответу, так как он обладал неприкосновенностью. Из-за неэффективности польской судебной системы и действий Министерства юстиции это дело ничем не закончилось и никто из упомянутых лиц не был наказан.

- Почему вы стали заниматься этим делом? Многие СМИ утверждают, что ваши расследование и книга – часть кампании, организованной братьями Качиньскими, которые на дух не выносят Леха Валенсу. Что вы скажете в ответ на эти обвинения?

Славомир Ценцкевич: Последние годы я занимался исследованием антикоммунистического движения в Труймясте («тригород», агломерация из трех городов - Гданьска, Гдыни и Сопота и более мелких поселений, расположенных на берегу Балтийского моря, - «Росбалт»). Именно тогда, изучая операцию «Осень-70», я наткнулся на документы, связанные с Валенсой, и решил опубликовать найденное отдельной книгой. Тогда я пригласил Петра Гонтарчика принять участие в этом проекте.

К тому же многие в стране хотят, чтобы Институт народной памяти, наконец, поставил точку в деле Валенсы, чтобы было окончательно заявлено, сотрудничал он со Службой безопасности или нет. У нас не было цели разрушать его легенду, для нас это не более чем научное исследование, основанное на серьезной архивной работе. Мы ученые, и нас не интересует политика. Публикация нашей книги и ее содержание не обсуждались ни с одним польским политическим деятелем.

- Лех Валенса заявил, что он подаст в суд на авторов книги. Готовы ли вы доказывать свою правоту в суде?

- Несмотря на многочисленные заявления в прессе о том, что на нас и на президента Института народной памяти подадут в суд, до процесса дело пока не дошло. Мы считаем, что историю лучше обсуждать на семинарах и научных конференциях, чем в стенах суда.

Беседовала Юлия Нетесова