Поймали Гитлера с хвостом

Среди уходящей недели главной новостью оказался арест Радована Караджича. Бывшего сербского президента искали двенадцать лет, а за его поимку обещали награду в пять миллионов долларов. Удивительно, но самый разыскиваемый военный преступник нашелся в Сербии, в обычном рейсовом автобусе.

Среди уходящей недели главной новостью оказался арест Радована Караджича, и где бы вы думали – в Сербии! Двенадцать лет искали. Пять миллионов долларов за поимку обещали. Поймали, наконец. И что теперь?

На самом деле, арест Радована Караджича в обычном рейсовом автобусе – история, напоминающая по своей правдоподобности послевоенную детскую песенку «сегодня под мостом поймали Гитлера с хвостом». Никто особо и не сомневается, что власти Сербии все это время были хорошо осведомлены о его местонахождении. Они, собственно, не особенно это и скрывают. Объяснения вроде «он пользовался документами на имя Драгана Дабича и практиковал альтернативную медицину, а также отпустил густую седую бороду, поэтому его трудно было узнать за столь «убедительной маской», не выдерживают серьезной критики. Приобретение несколько карикатурного сходства с основателем марксизма отнюдь не избавляет от опознания по голосу, глазам, отпечаткам пальцев, наконец. Стало быть, время пришло обнаружить его «под мостом».

Радован Караджич считался самым разыскиваемым военным преступником. Ну, чего спорить – преступник. Суд наверняка это подтвердит, уж в Гаагском-то трибунале сомневаться не приходится. Но возникает дурацкий, наверное, вопрос: а что, бывают военные не-преступники? Это кто же такие, интересно? Американцы, несущие на крыльях «Стелсов» свою модель демократии в Ирак и Афганистан – не преступники? А во Второй мировой – как там дела обстояли с военными преступлениями победившей коалиции? С бомбежкой Дрездена, например, не говоря уж про Хиросиму и Нагасаки?

Или, если ближе к родным осинам – что сказать о Катыни или массовом выселении чеченцев и крымских татар? Как-то Нюрнбергский трибунал не удосужился этим историям дать суровую оценку.

Конечно, более людоедского режима, чем гитлеровский, человечество пока не придумало. Но следует ли из этого, что все его противники – априори ангелы небесные? Словом, вывод прост. Война – это игра на поражение. Кто проиграл – тот и военный преступник. Список военных преступников, успешно осужденных Гаагским трибуналом, радует плюралистическим разнообразием. Там не только сербы – есть и хорваты, и боснийцы, и черногорцы... Нет разве что лидеров некоторых не всеми признанных стран, вроде Республики Косово.

Вот если бы бывший сербский президент переехал куда-нибудь в Россию, да еще обзавелся гражданством – тут уж понятно, у нас «с Дона выдачи нет». Многочисленные украинские, грузинские и прочие деятели, объявленные в розыск правительствами своих стран, на жизнь свою в России не жалуются, чего и нам желают. Взять хоть семью того же Милошевича. А Караджич предпочел остаться на родине. По-мужски, конечно. Но зря.

Сербия – это печальное кладбище очередной серии наших российских надежд на мировое господство. Шансы были колоссальные, вплоть до появления Сербской области в составе России, с губернатором Милошевичем и вице-губернатором Караджичем. Очень интересной могла бы стать карта мира при появлении такого российского анклава, да желательно еще с Черногорией в придачу, с морем Адриатическим… Предпосылки, и вполне реальные, для этой фантастической картины были. Профукали, все профукали, чтобы оправдываться теперь «сложной геополитической обстановкой в то время». А Сербия полюбовалась на наши могучие усилия в виде тоскливого заикания на трибуне ООН и решила, видно: спасибо, братья славяне. Тему любви и единства закрываем, переходим к вопросу евроинтеграции.

Иначе с чего бы они вдруг поймали Караджича именно сейчас? Очень уж президент Борис Тадич захотел, видно, в Евросоюз. Похвальное стремление. Достойные методы. Осталось только Ратко Младича поймать… Это как если бы новый российский президент затеял выдавать наших военных и политических лидеров на Запад за какие-нибудь там преступления в Чечне. Глупо, не правда ли?

Что ж, сербы сделали свой исторический выбор. После этой феерической «поимки» тему возвращения Косово им, пожалуй, придется закрыть навсегда. Или не закрыть, а мусолить еще лет пятьдесят примерно с той же степенью правдоподобия, с которой у нас нынче принято говорить о Крыме. Зато в Евросоюзе будут – пусть только лет через пять-семь. Вот и ратификация столь выгодных для России, таких разрекламированных в нашей прессе газовых соглашений тоже в парламенте Сербии который месяц тормозится.

Только надо помнить, что пойманный «Гитлер» - «с хвостом». У всякого стратегического решения находятся отдаленные и весьма неожиданные последствия. Не прогадать бы, братья славяне!

Человек Среды