Кто в доме хозяин?

Результаты опроса Левада-Центра поражают: 36 % респондентов считают Владимира Путина единоличным правителем России. Однако политологи уверены: у Дмитрия Медведева (8 %) есть все шансы еще набрать влиятельности.

Несмотря на традиционное летнее политическое затишье, жизнь в "высших сферах" совсем не замирает. Причем во многом благодаря новым президенту и премьеру, один из которых борется с «вороватым» крупным бизнесом, а другой поддерживает малый и готовится объявить войну коррупции. Ну а бесстрастные социологи подсчитывают получаемые от этой деятельности «друзьями-соправителями» дивиденды: пока в выигрыше Владимир Путин.

Так, социологи Левада-Центра поделились результатами свежего опроса на тему: в чьих руках сосредоточена реальная власть в стране – президента Медведева или премьера Путина. И выяснилось, что народ у нас не так аполитичен и темен, каким его нередко пытаются представить после выборов представители проигравших политических групп.

Во всяком случае, только 8% опрошенных в июле россиян (против 16 % в январе) затруднились ответить на вопрос социологов. Ну а те, кто ответил, разделились на две большие и одну маленькую группы. Более всего респондентов – 47 % - полагают, что власть сосредоточена в руках обоих. Представители другой группы – 36% - уверены, что всем в России по-прежнему «рулит» Владимир Путин. И только 9 % опрошенных считают «самым главным» в стране президента Дмитрия Медведева.

Причем любопытно, что рейтинг влиятельности (в контексте задававшегося вопроса) Владимира Путина с начала года заметно вырос. Уточним, что до выборов главы государства (в начале марта 2008 года) социологи ставили вопрос несколько иначе: «После избрания Дмитрия Медведева на пост президента России в чьих руках будет реальная власть в стране?» Так вот в феврале о своей уверенности в том, что Путин останется «первой скрипкой» в государственном оркестре, заявили 23 % опрошенных, в марте – 21 %. И вот в июле – уже 36 %. Причем очевидно, что на результаты исследования не повлияла история с «Мечелом» (которая, по идее, могла бы добавить голосов в пользу «верховенства» Путина), потому что оно проводилось 18-22 июля.

Дмитрий Медведев, напротив, свой «жирок верховенства» с начала года прилично растерял. Так, в феврале и марте по 20 % опрошенных полагали, что вся власть будет в руках Медведева после его избрания президентом. В апреле, спустя месяц по окончании выборов, группа верящих в силу Медведева граждан расширилась до 22 %. Зато с мая пошло падение этого рейтинга президента: в последний месяц весны – 17%, в июле – только 9 %.  

Прокомментировать такую социологическую динамику «Росбалт» попросил известных российских политологов.

Отвечая на вопросы, что привело к столь резкому падению влияния Дмитрия Медведева в глазах населения и насколько мнение опрошенных соответствует реальному положению дел во власти, председатель совета директоров Центра политического консультирования «Никколо М» Игорь Минтусов ответил: «Причина снижения рейтинга влиятельности президента, возможно, заключается в отсутствии каких-либо значимых активных действий с его стороны. Поэтому уровень ожидания и некоторая эйфория, которая присутствовала в связи с инаугурацией нового президента, понижаются. Однако у меня нет оснований считать, что действующим президентом были предприняты какие-то конкретные неудачные действия».

Председатель совета директоров Независимого института выборов, бывший глава Центризбиркома России Александр Иванченко, в свою очередь, не видит в результатах опроса «Левада-Центра» какого-то серьезного негативного сигнала для Дмитрия Медведева: «Период, который мы сейчас наблюдаем, идет непосредственно после только что завершившейся президентской избирательной компании, в ходе которой мы получили самые точные и убедительные результаты поддержки избранного главы государства, юридически закрепленные. При моем уважительном отношении к социологическим замерам, я считаю, что это факультативные дополнительные инструменты, которые применяют специалисты в своих отраслях. Для меня показателем является реальные результаты поддержки и активности, которые показали избиратели в ходе прошедших выборов».

По мнению президента Фондов «Единство во имя России» и «Политика» Вячеслава Никонова, «прежде всего, неправомерно сравнивать эти два опроса - в апреле 2008 года Медведев еще не был президентом. Люди по-прежнему считают Путина лидером страны. Это сила инерции. Путин - это активная политическая фигура, он и в прошлый раз, когда был премьер-министром при Ельцине, тоже воспринимался как реальный руководитель, хотя по Конституции первым лицом государства является, естественно, президент».

Как полагает президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов, «главная причина проста - это критерий наличия или отсутствия власти, то есть способности привести свою команду. Пока эта способность Медведевым не продемонстрирована, и это имеет объективные причины, а именно договоренности с предшествующим президентом. Это было, видимо, частью условий передачи власти. Поэтому президент остается главой государства и первым лицом, но пока находится в некоторой кадровой изоляции, или, по крайней мере, пока что не демонстрирует способности сформировать команду под себя».

По мнению политолога, «в данном случае речь идет о временном переходном периоде. Кроме того, президент действительно принимает огромное количество не видимых нашему глазу крупных решений каждый день. Эта совокупность решений, учитывая конституционные полномочия главы государства, ориентирует на него весь госаппарат сверху донизу, включая даже значительную часть правительства. Просто идет работа, которая не очень видна со стороны».

Как считают опрошенные «Росбалтом» политологи, такое ощущение гражданами властного веса Дмитрия Медведева не должно негативно сказаться на реализации инициированных им проектов, к частности плана борьбы с коррупцией.

Так, по мнению Игоря Минтусова, «успех закона против коррупции мало связан с рейтингом влияния президента, который существует на данный момент. Реализация самого закона будет, конечно, влиять на рейтинг. Сама процедура его подписания вызывает к Медведеву симпатию и интерес большинства населения. Но в то же время эти симпатии могут оказаться кратковременными. Люди будут ждать конкретных действий по борьбе с коррупцией, а не очередного постановления».

По словам Александра Иванченко, «эта программа (антикоррупционный проект) была озвучена в ходе президентских выборов победителем гонки. Я думаю, что именно благодаря этим программам он получил поддержку на президентских выборах, и все эти обещания, которые были озвучены в ходе выборов, будут реализовываться. Это уже ответственность главы государства за выполнение своих обещаний».

Михаил Ремизов, в свою очередь, уверен, что такие планы, как борьба с коррупцией, как раз и являются одним из важных инструментом приобретения полноты власти. «Никаких препятствий этому рейтинг не чинит. Даже напротив, чем менее люди считают сейчас Медведева влиятельным, тем лучше это для приобретения реального влияния. Все зависит от того,  насколько последовательно и жестко будет использоваться этот инструмент антикоррупционной кампании. Потенциально это мощнейший кадрово-политический инструмент в руках нового президента», - полагает политолог.

Эксперты не смогли однозначно ответить на вопрос, сможет ли Дмитрий Медведев стать влиятельнее Владимира Путина, пока тот возглавляет правительство. Как заметил Игорь Минтусов, «это один из своего рода гадательных вопросов. Все будет зависеть от конкретных действий президента, премьер-министра и от многих-многих других факторов. Методом «пальцем в небо» очень сложно на данный момент что-то предугадать».

Вячеслав Никонов, в свою очередь, дипломатично заметил, что Дмитрий Медведев и так является первым лицом в стране, но авторитет Владимира Путина по-прежнему остается очень высоким.

Ну а Михаил Ремизов полагает, что на данный момент сложилось понятное разделение функций между президентом и премьером, при котором Владимир Путин курирует вопросы сверхкрупного бизнеса, а Дмитрий Медведев действует по конституционному полю полномочий президента, но с определенным ограничениями. Они касаются, прежде всего, кадровой политики и некоторых системных решений.

«Даже при сохранении этой модели разделения функций наращивание доли влияния президента вполне возможно. Во-первых, не все сводится к вопросам сверхкрупного бизнеса. А во-вторых, возникают такие противоречия, которые заставляют многих искать арбитра в лице нового президента», - считает политолог.

В ходе исследования, проводившегося Аналитическим центром Юрия Левады (Левада-Центр) 18-22 июля 2008 года, были опрошены 1600 россиян в 128 населенных пунктах 46 регионов страны. Статистическая погрешность подобных опросов не превышает 3%.

Анна Еремина, Николай Владимиров