Самодеятельная война

Считается, что есть три «внешних» причины, побудивших Саакашвили развязать войну в Осетии: отмашка из США, вступление в НАТО и трубопровод Баку-Джейхан. При внимательном рассмотрении они не представляются убедительными. Реальная причина войны – сама логика развития Грузии при Саакашвили.

Бытует мнение, что война в Южной Осетии была развязана режимом Михаила Саакашвили, минимум, по трем причинам. Во-первых, он получил некий сигнал из Госдепа США, который интерпретировал (возможно, ошибочно) как призыв к решительным действиям в отношении непризнанных республик. Во-вторых, он рассчитывал таким путем ускорить вступление Грузии в НАТО – с мятежными территориями или без них (как жертва российской агрессии). В-третьих, он хотел поставить под угрозу участок нефтепровода Баку-Джейхан и благодаря этому втянуть в зону конфликта армии США и европейских государств, заинтересованных в существовании трубопроводов, альтернативных российским. Зададим вопрос: насколько это веские основания для войны?  

Вряд ли можно считать оправданным предположение о том, что грузино-югоосетинский конфликт, независимо от его исхода, поможет Грузии быстрее занять вожделенное место в НАТО и, соответственно, получить помощь и поддержку Альянса. События, развернувшиеся в кавказском регионе, на десятилетия вперед не только испортили отношения России и Грузии, но и заложили еще одну мину замедленного действия (подобную косовской) в диалоге между США и государствами Евросоюза.

Вполне вероятно, что одним из последствий конфликта станет и то, что Грузия лишится своей, столь ревностно декларируемой и «оберегаемой» территориальной целостности, а у России появится гораздо больше возможностей применить «косовский сценарий» по отношению к непризнанным республикам - Абхазии и Южной Осетии.

Как считает ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Александр Крылов, «членство Грузии в НАТО вряд ли стоит вражды с Россией». По мнению эксперта, если этой стране и удастся вступить в Альянс, то «теперь не стоит и думать о существовании даже гипотетической  возможности принудить к этому Южную Осетию и Абхазию как части Грузии».

В этом случае возникает и еще один вопрос: согласятся ли страны НАТО менять ради Грузии устав организации, в соответствии с которым членом Альянса может стать государство без территориальных проблем? Едва ли. Некоторые аналитики полагают, что война в Южной Осетии была гениальным (в силу своей беспроигрышности) шахматным ходом Саакашвили и его советников из Госдепа и Пентагона – мол, даже если операция захлебнется и грузинская армия будет вынуждена отступить и – в итоге – потерять обе мятежные республики, Тбилиси примут в НАТО с распростертыми объятиями, поскольку территориальной проблемы уже не останется.

Возникает вопрос: кто-то может себе представить президента и правительство Грузии (кроме абсолютно пророссийского), которые публично, подписав соответствующие документы, откажутся от претензий на территории Абхазии и Южной Осетии? С учетом грузинских беженцев из этих регионов, ежедневной госпропаганды на протяжении более 15 лет… Такие президент или правительство будут свергнуты на следующий день. А принимать Грузию в НАТО под честное слово, без подписанного президентом и утвержденного парламентом страны документа об отсутствии территориальных претензий и неразрешенных конфликтов, понятно, дураков в Альянсе не найдется.  

Штаты, которые, по действующим соглашениям с Грузией в военной области имели полную свободу перемещения войск и вооружений по территории этого государства, что, кстати, вызывало большое сомнение в грузинском суверенитете, также получат массу проблем в плане объяснения своих действий по дальнейшему продолжению военного сотрудничества с официальным Тбилиси.

Еще одна часть «кавказского айсберга» - нефть, которая прокачивалась по трубопроводу Баку-Тбилиси-Джейхан. Как заявила недавно экс-министр иностранных дел Грузии Саломэ Зурабишвили, «американцы очень широко присутствуют в Грузии – они … ведут деятельность по мониторингу и наблюдению за стратегическим коридором по Южному Кавказу. Это касается в том числе и трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан». По словам Зурабишвили, главная цель происходящего сегодня конфликта с Россией - это закрепить роль Грузии как страны региона, полностью лояльной интересам США и Великобритании. «Это гарантия того, что они и далее будут контролировать Грузию, а значит и регион Южного Кавказа», - заявила Зурабишвили.

Однако значение трубопровода для самой Грузии было скорее политико-символическим, поскольку платежи за прокачку составляли приметно $50 млн в год. А после того, как некоторое время назад трубопровод на территории Турции был взорван курдскими повстанцами, Азербайджан принял решение о прекращении прокачки через Грузию. Видимо, часть азербайджанской нефти надолго будет перенаправлена по «спокойному» - северному пути через Новороссийск. Тем более, что курды в ближайшие годы точно не сложат оружие – спасибо США, избавившему их от преследования со стороны Багдада.

В этой ситуации уже почти безразлично, угрожают ли грузинскому участку трубопровода российские войска или нет. А значит, и нет острой необходимости европейским странам впустую рисковать отношениями с энергетически безальтернативной Россией, защищая пустую трубу. Сначала надо как-то решить курдскую проблему.

Третья причина, по которой якобы Саакашвили решился начать войну – сигнал из Вашингтона. Многие аналитики сомневаются в том, что Кондолиза Райс либо сам Джордж Буш могли ясно и недвусмысленно «разрешить» решение проблемы мятежных территорий силовым путем. Хотя бы потому, что реакция России была вполне предсказуемой, а ссориться с Москвой сейчас, когда она является ключевым участником переговоров вокруг иранской ядерной проблемы и от нее во многом зависит, удастся ли избежать новой большой войны в Персидском заливе, - Вашингтону не выгодно. Скорее, Саакашвили действительно получил некий сигнал поддержки, но неправильно его интерпретировал и начал войну на свой страх и риск, понимая, что при администрации Барака Обамы Штаты силовую операцию Грузии точно не поддержат. Так, по мнению эксперта Александра Крылова, «экспромт, который устроил Саакашвили в Южной Осетии, не был санкционирован Соединенными Штатами, и теперь они вынуждены только максимально полно использовать эту ситуацию в своих целях».

Косвенно это подтверждают и слова постоянного представителя США в ООН Залмая Халилзада. Выступая на заседании Совбеза, прямую трансляцию которого вел телеканал «Вести-24», Халилзад сообщил, что в телефонном разговоре Сергея Лаврова с Кондолизой Райс уход Саакашвили обсуждался как одна из целей военной операции России по принуждению Грузии к миру. То есть сейчас Штаты пытаются выставить ситуацию таким образом, что Россия заранее скрупулезно готовилась к военной операции в Грузии, чтобы свергнуть режим Саакашвили. Нужен был только повод, и его дали осетины, своими обстрелами грузинских сел спровоцировавшие Тбилиси на жесткий ответ – штурм Цхинвала. Ясно, что это будет главенствующая американская (ну и, понятно, британская) версия происходящих в Грузии событий.  

Мнения о неверной интерпретации Михаилом Саакашвили некоего сигнала из Вашингтона придерживаются и в российском МИДе. «Вообще трудно предположить, что президент Саакашвили мог пойти на такую авантюристическую акцию, не получив в той или иной форме одобрение Вашингтона», - отметил российский постпред в ООН Виталий Чуркин минувшей ночью по завершении в Нью-Йорке четвертого заседания Совбеза ООН по грузино-осетинской войне. «Но нам не хотелось бы думать, что это действительно так, что просто им был дан какой-то приказ из Вашингтона. Нам хочется надеяться, что речь шла о той или иной неправильной интерпретации со стороны президента Грузии тех или иных сигналов, которые могли ему посылаться из Вашингтона», - отметил российский представитель.

Нельзя сказать, что три означенные «внешние» причины войны – полная чушь. Конечно, принимая решение о вторжении в Южную Осетию, Саакашвили держал в уме и некие сигналы из США, и гипотетическую возможность ускорить вступление Грузии в НАТО, и трубопровод. Но эти мотивы, очевидно, не были решающими. Так что, скорее всего, к войне привела сама логика развития Грузии при Саакашвили – бешеная милитаризация, агрессивная риторика в адрес непризнанных республик и России, противоборство власти и оппозиции – кто сильнее хочет силой навести в ней порядок, оболванивающая население страны пропаганда некоей Великой Грузии – некоронованной хозяйки Кавказа и форпоста западной цивилизации. Все это происходило на гранты и под аплодисменты западных стран. Именно в развитии внутриполитической ситуации в стране на протяжении почти десятка лет и стоит искать причины войны в Южной Осетии и, это уже очевидно, окончательного распада Грузии.

Дмитрий Пановкин, Николай Ульянов