Эстония: Нет такой страны - Россия

Парламент Эстонии принял заявление «О военной агрессии России против Георгии». По эстонской версии, Цхинвал разрушен российской авиацией, грузины расстреливаются в концлагерях, а сведениям о 2000 убитых жителей столицы Южной Осетии нельзя доверять.

Стенограмму прошедшего во вторник заседания эстонского парламента будут рекомендовать к изучению молодым политологам и курсантам факультетов, готовящих специалистов по информационным войнам. В повестке дня значился только один пункт – обсуждение проекта заявления парламента «О военной агрессии России против Георгии» («Георгией» на эстонском политическом новоязе называется Грузия). Интрига заседания состояла в том, будут ли учтены поправки центристов, которые, в частности, предлагали озаглавить документ «О военных действиях в Грузии».

Происходившее более двух часов действо смело можно назвать политическим бенефисом записного русофоба Андреса Херкеля – председателя эстоно-грузинской парламентской группы, который написал заявление и, по сути, собрал парламент на экстренное заседание. Однако наибольший интерес представляет не его яркое и образное выступление, а последовавший диалог, который оказался настолько неожиданным, что порой было совершенно непонятно, идет речь о внешне- или внутриполитическом вопросе.

Перед тем, как приступить к реферированию стенограммы, стоит отметить, что для работы эстонского парламента характерны строгое следование регламенту и подчеркнуто формальное уважение к собеседнику. Дискуссия проходит в формате "вопрос – ответ".

Тон чрезвычайного заседания задала центристка Эвелин Сепп, за два дня до этого неожиданно предложившая направить в Грузию эстонских миротворцев из Ирака. Она поставила очень простой вопрос, явно продиктованный стремлением к реальной политике и адекватной оценке ситуации: исходили ли авторы заявления из того, что в результате грузинского нападения в столице Южной Осетии погибли тысячи осетин?

Херкель, поблагодарив за вопрос, ответил: «При подготовке заявления мы исходили из всей той информации, которая была нам доступна. Даже в случае, когда она противоречива, надо уметь делать аналитические заключения о том, что – правда, а что – нет. Мы наблюдали за развитием событий. Что же касается реальной политики, то лично я исходил из понимания похороненного вчера президента Совета Европы лорда Рассела-Джонстона о том, что нам нужно меньше реальной политики, и больше моральной политики». (Рассел-Джонстон  - бывший председатель Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ), скончался 27 июля - "Росбалт". )

Центрист Хеймар Ленк поинтересовался той частью выступления Херкеля, в которой он утверждал, что российские войска только ждали провокации, чтобы начать широкомасштабные боевые действия на территории Грузии. «Какую провокацию вы имеете в виду – ту, в ночь на 8 августа, когда было убито 2 тысячи мирных жителей, или какую-то другую?» - спросил Ленк.

«Во-первых, цифра, которую вы указали, исходит от источника, которому довольно тяжело доверять. Поэтому я не могу опираться на это событие, хотя 7–8 августа действительно произошли вооруженные конфликты. Они начались с обстрела грузинских сел со стороны формирований неизвестного происхождения, и Грузия на это отреагировала», - туманно ответил Херкель.

Попытка центриста Эльдара Эфендиева все-таки добиться ответа, кто именно развязал конфликт, успехом не увенчалась. «Когда вспыхивает война, то стреляют с обеих сторон. Но перенос военных действий в виде авиационных атак на территорию Грузии, безусловно, недопустим», - отметил Херкель. И добавил чуть позже: «Когда этот конфликт разгорелся, то в первый момент в самом деле могло быть какое-то такое толкование, что что-то пошло так, как не должно было пойти, в том числе со стороны Грузии».

В этот момент коалиция перешла в контратаку. Как подчеркнул реформист Райво Ярви, насколько ему известно, данное заседание парламента – первое в Европе на данную тему. И спросил: «Знаешь ли ты другие похожие прецеденты, я имею в виду «побратимов» «Единой России», которые так же, как Центристская партия, пытаются оправдать агрессию России в Грузии?» Херкель в ответ сказал, что не является специалистом по партиям-«побратимам» центристов.

Лидер «зеленых» Марек Страндберг развил тему и прямолинейно спросил, насколько отношения центристов с "Единой Россией" влияют на их позицию по данному вопросу? Херкель ответил, что не хочет переводить обсуждение во внутриполитическую плоскость. Реформист Юрген Лиги этому не внял, и обозвал компанию центристов порождением Кремля «с русским акцентом».

Юрист Игорь Грязин из реформистской партии решил расставить все точки над «i», заявив: «Юридически все ясно: Россия – агрессор, Грузия – жертва. Однако существует реальный факт того, что так называемые миротворцы представляют из себя российский спецназ – по сути террористические и бандитские группировки. Что означает, что миротворческие силы и их руководство подсудны международному уголовному праву (…) Медведев, Милошевич – тут возникают всевозможные параллели». Как обычно, вопрос Грязина оказался ценнее любого ответа.

Ольга Сытник из Центристской партии разумно поинтересовалась, стоит ли в заявлении призывать к прекращению военных действий после того, как президент Медведев уже заявил об их прекращении. «Что касается заявления президента России, то я уже указывал в своем докладе, что, по моему мнению, это риторический прием на время пребывания Саркози в Москве. По меньшей мере, мне сравнительно тяжело поверить в позитивные последствия этого, если в то же самое время выдвигаются условия другой стороне», - заявил в ответ Херкель.

Реформист Тынис Кыйв сослался на субботнее заявление четырех президентов о том, что после событий в Грузии о безвизовом режиме ЕС – Россия можно забыть, и поинтересовался статусом российских граждан в ЕС и самой Эстонии. «Представляет ли их нахождение у нас угрозу для нашего государства, и если да, то что мы можем сделать, чтобы избежать этого риска? Представим себе, что кто-то из них нечаянно ударит себя молотком по пальцу и начнет звать на помощь. Мы же помним истошные вопли на улицах Таллина в апреле прошлого года: «Россия! Россия!», - забеспокоился он.

Херкель такую обеспокоенность поддержал, указав при этом, что в самом статусе ничего особенного нет. «Особенность кроется в позиции российских руководителей, заявляющих, что они готовы защищать своих граждан, в какой бы точке мира они не находились. Следовательно, в опасности могут оказаться все государства, где есть хоть один российский гражданин», - заявил он.

Русский вопрос взволновал и коллегу Кыйва по фракции Имре Соояэра. Описав информационный террор в России, в котором присутствует только правительственная точка зрения, он спросил: «Как Эстония могла бы содействовать тому, чтобы русскоязычное население, не только у нас, но и везде, получало объективную информацию на русском языке о том, что на самом деле происходит в Грузии?» Херкель признал, что для борьбы с российской пропагандой необходимо «упорядочить русскоязычное информационное поле», и посетовал на нехватку средств.

Далее центрист Айвар Рийсалу предложил Херкелю сыграть в «гляделки»: «Я смею считать себя патриотом Эстонии. И думаю, что у меня достаточно выучки для того, чтобы защищать Эстонию с оружием в руках как в самой Эстонии, так и за ее пределами. Слушая сегодня в этом зале циничные вопросы о «Единой России» и тому подобном, я спрашиваю прямо – посмотрите мне в глаза и посмейте сказать, что это не внутриполитические разборки?» Херкель в глаза посмотрел и выразил сожаление, что Рийсалу так показалось.

После выступления Херкеля Иви Ээнмаа из Партии реформ представила точку зрения комиссии по иностранным делам и ход обсуждения центристской альтернативы в комиссии. Начала Ээнмаа с неожиданного открытия: «Комиссия приняла в производство языково- и терминологически исправленные и уточненные предложения. Например, заявление парламента было о военной агрессии России. А это не название государства – Россия. Правильно – заявление парламента о военной агрессии Российской Федерации против Грузии».

Данное заявление наглядно демонстрирует качество эстонских «экспертов по России», которыми эстонцы так любят представляться. Среди десятков из них, так или иначе причастных к составлению заявления, не нашлось ни одного, знакомого с текстом российской конституции, согласно ст. 1 (!) которой «Наименования Российская Федерация и Россия равнозначны». Не нашлось ни одного «знатока» и среди сидящих в зале депутатов.

Заявление было принято: 62 голоса "за", 20 - "против". Перед голосованием выступили представители фракций. Уравновешенное и удивительно трезвое выступление центриста Энна Ээсмаа было эмоционально перекрыто лидером IRL Мартом Лааром, которого эстонский публицист Михаил Петров недавно метко назвал «бригадным генералом от истории». О чем мог говорить главный теоретик «оккупации»? Начал он с утверждения о том, что война со стороны России продолжается, несмотря на заверения о прекращении огня. Далее – цитата.

«Военные действия продолжаются, часть Грузии, не только Южная Осетия и Абхазия, но и другие ее части оккупированы. Порт Поти разрушен и оккупирован российскими войсками, которые убили по меньшей мере сотню гражданских лиц. Танки блокируют все, в том числе подход транспорта к этому порту. Это не нормальная ситуация, это – агрессия, это – оккупация.

В Южной Осетии начались этнические чистки, которые напоминают Сребреницу, где российские миротворцы спокойно смотрели на то, как убивают людей. Массовые убийства произошли в селах Никоси, Курта, Армаришили, большая часть людей согнана в концлагерь Курта, где их ведут на расстрел. Единственная причина, по которой это делается, та, что они – грузины. Цхинвали превратился в руины, и не столько по причине бомбардировок грузинских войск, сколько в результате длившихся два дня российских авианалетов. Очень много людей похоронено под развалинами. Гуманитарная помощь им запрещена. Создается впечатление, что российская сторона надеется на то, что чем больше трупов, тем больше их потом удастся записать на счет грузинских войск. Похоже, то же самое происходит и в селах Южной Осетии, куда ни одну гуманитарную колонну и близко не подпускают».

Что тут добавить? Только одно: Лаар был и остается личным советником Саакашвили.

Максим Федоров