Грузинский звон

Большинство жителей Южной Осетии возлагают ответственность за антиосетинскую истерию на Католикос-Патриарха всея Грузии Илию II. В связи с этим вопрос статуса Аланской епархии не только остается на повестке дня, но и становится все острее.

Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии, однако православие в этих республиках по-прежнему остается «непризнанным». В начале девяностых Грузинская православная церковь поддержала действия властей в ходе грузино-осетинского и грузино-абхазского конфликтов, что сделало невозможным дальнейшее нахождение осетин и абхазов под управлением Католикоса-патриарха всея Грузии Илии II. В то же время Русская православная церковь, соблюдая канонические правила, не принимала их под свой омофор: глава ГПЦ постоянно подчеркивал, что «территория Цхинвальского региона является неотъемлемой частью Грузии и одной из епархий Грузинской православной церкви».

«Не лучше ли признать ошибку?»

Особенно сложная ситуация сложилась в РЮО. «С 1991 года много раз предпринимались попытки, писались письма, отправлялись делегации в Московскую патриархию, в синод Русской православной церкви с прошениями, просьбами, петициями о взятии юго-осетинских православных под свой омофор, - говорит епископ Георгий Аланский. - Но все эти прошения оставались неуслышанными, поскольку Московский патриархат все время указывал на то, что Южная Осетия якобы является канонической территорией грузинского патриархата. Но с 1991 года грузинское духовенство своими открыто ультранационалистическими и шовинистическими действиями, высказываниями, поступками дискредитировало себя в глазах юго-осетинского населения, поэтому окормлять паству ни морально, ни физически права уже не имело». Духовенство Грузинской православной церкви «принимало самое активное участие в нацистской истерии, разжигании межнациональной розни, унижении и оскорблении нашего населения, которая разыгралась в последние дни», отмечает епископ. «Город бомбили с территории Никозского кафедрального собора, который находится всего лишь в полутора километрах от Цхинвала с южной стороны», - напоминает он.

Достаточно послушать проповеди и заявления главы Грузинской православной церкви хотя бы нескольких последних недель, чтобы убедиться в правоте епископа Георгия. В день признания РФ суверенитета двух республик Илия II, выходя далеко за рамки своей компетенции и называя их «исконными грузинскими землями», обратился к российскому руководству с просьбой не принимать такого решения «для блага наших же стран».

«Отделение от Грузии Абхазии и Цхинвальского региона (в Тбилиси отрицают даже самоназвание республики - прим.) опасно для самой России, - убежден Католикос-Патриарх всея Грузии. - Это даст толчок развитию сепаратизма в вашей стране, и в будущем у вас возникнет гораздо больше проблем, чем сегодня в Грузии». Решение Госдумы и Совета Федерации «лишено всяких правовых основ», а «сепаратизм - заразная сила, которая разрушает основы государства», подчеркнул Илия II. Грузия всегда была перекрестком различных культур и цивилизаций и зачастую – ареной их столкновений, указал он, отметив, что «все противоборствующие стороны преследовали свои цели, а наш народ, естественно, имел свои интересы – сохранение территориальной целостности и национальной самобытности». «Этот интерес для нас остается неизменным, - резюмировал Католикос-патриарх всея Грузии. - И мы, подобно нашим предкам, постараемся служить этой цели. ...В то время, когда уже пролилась кровь осетин, русских, грузин, недопустимо дальнейшее противостояние между нами».

А всего через несколько дней он благословил участников широкомасштабной антироссийской акции  протеста Stop Russia (характерно, что ее организаторы не сумели найти для своего прожекта грузинского названия, обойдясь английским), прошедшей 1 сентября во всех городах и населенных пунктах Грузии. Она началась со звона колоколов всех грузинских церквей. Десятки тысяч грузин выстроились в живую цепь, призывая Европу (в тот день проходил саммит Евросоюза, посвященный событиям вокруг Южной Осетии) и весь мир поддержать Грузию в борьбе против «российской оккупации». «Все как один говорили, что Россию надо остановить, что Грузию мы никому не отдадим!» - рассказал один из участников акции.

За все время, прошедшее с начала военных действий, никто так и не услышал от грузинского Патриарха ни слова скорби о невинно убиенных мирных жителях Цхинвала и близлежащих сел — только призывы к грузинам молиться о возвращении Абхазии и Южной Осетии. «Мы ежедневно должны просить Господа, чтобы он вернул Абхазию и Самачабло» (еще и так, по имени  некогда владетельствовавших здесь князей Мачабели, грузины называют Южную Осетию), - призвал Илия II на литургии в день Успения Пресвятой Богородицы. По его словам, «грузины награждены такой природой, что не могут держать зло в сердце, мыслях» (а сразу, по-видимому, начинают бить по мирным городам из «Градов», артиллерии и минометов), добавив, что грузинский народ «силен духом, мудростью, физически, и ни один враг его не сломит». Католикос, однако, отметил, что испытания посылаются за грехи. «Но в то же время мы должны всмотреться и в себя, - констатировал Патриарх. - Мы часто допускаем ошибки, поэтому попросим Господа, чтобы помиловал и простил».

В проповеди, произнесенной на Преображение, Илия II призвал паству «не впадать в отчаянье» и предупредил, что «после этого испытания (разгрома в Южной Осетии) Всевышний готовит для Грузии большую милость». «Мы просим Господа, чтобы он успокоил наши сердца и объединил нашу страну, - сказал Католикос-патриарх. - Это обязательно произойдет, но это большое испытание для нас, для Грузии, и мы должны перенести это испытание». А неделей ранее, когда боевые действия еще не были закончены, глава Грузинской православной церкви, призвав стороны к миру, фактически возложил вину за происходящее на Россию: «Печально, что единоверная, православная Россия бомбит православную Грузию. Это первый подобный случай. Божья благодать спасет Грузию. Подобные действия России являются большой ошибкой». О единоверных, православных осетинах, гибнущих под грузинскими бомбами, слова сожаления у него не нашлось.

Епископ Георгий Аланский не понимает, почему призывы к миру не звучали 8-10 августа, когда шли основные бои? Тем более, что до безоговорочной поддержки действий Саакашвили Илия II приветствовал  приход к власти Звиада Гамсахурдиа — первого президента постсоветской Грузии, правившего под лозунгом «Грузия для грузин» и развязавшего грузино-осетинский конфликт. «Сегодня, стоя перед фактом внутренней деградации и проблем, которые возникли у самого грузинского народа, духовное руководство оправдывает действия грузинской стороны (или его заставляют это делать), - заключил епископ Георгий. - А не лучше ли признать свою ошибку? Признать и покаяться, чтобы, в конце концов, воцарился мир». 

«Церковные вопросы решат, учитывая мнение народа»

Точно так же — во всем поддерживая власти - иерархи ГПЦ вели себя и в начале девяностых. Итогом стали серьезные проблемы, вставшие перед православными Южной Осетии (кстати, вопреки распространенному среди неспециалистов мнению, к таковым относится практически все население республики; если в РЮО и удастся встретить мусульманина, им будет пришлый человек). Поначалу осетины окормлялись в Русской зарубежной православной церкви. После ее раскола благочиние Южной Осетии создало свою церковную структуру. «Местное духовенство, не желая терять связь с Русской православной церковью, обратилось в синод Греческой старостильной православной церкви противостоящих, под омофором митрополита Киприана, - рассказывает епископ Аланский. - На то время тот имел теснейшие контакты и евхаристическое общение с Русской зарубежной православной церковью. Учитывая сложность ситуации, изолированность Южной Осетии, это был единственный выход для того, чтобы сохранить какую-то каноническую связь с Русской православной церковью».

Разобщение, которое произошло в 2007 году между синодами русской зарубежной православной церкви и митрополита Киприана, «болезненно отразилось на состоянии не только многих иерархов, но и большой части паствы», повествует владыка Георгий.

Что касается духовенства Северной Осетии, то, отмечает он, до недавнего времени часть его занимала прогрузинские позиции, предпринимала попытки переговоров с целью заставить югоосетин вернуться в подчинение ГПЦ. Звучали даже «разговоры о том, что в Южной Осетии якобы нет православных, что люди там некрещеные и не имеют ничего общего с православием». Теперь ситуация изменилась: «Мы действительно испытываем попечение и заботу, которые проявляют православные России, независимо от их мнения или их образа суждения касательно Южной Осетии, - целыми приходами, епархиями, братствами, православными организациями, частными меценатами оказывается большая гуманитарная помощь и нашей республике, и Аланской епархии».

Вопрос статуса Аланской епархии, между тем, не только остается на повестке дня, но и, в связи с политическим признанием РЮО, становится все острее. И если в письме к Илие II от 4 июля патриарх Московский и всея Руси Алексий II, говоря о духовном окормлении абхазского и осетинского народов, пожелал, чтобы Грузинская православная церковь, «осуществляя богоугодное миротворческое служение, преуспела в уврачевании тех все еще болезненных ран в народной памяти, которые были нанесены военными событиями прошлого», то сейчас этот призыв, очевидно, утратил актуальность. Кстати, именно в дни публикации этого письма, по словам председателя комитета по науке, религии и СМИ югоосетинского парламента Нугзара Бакаева, «наш народ в очередной раз испытал на себе так называемую «заботу» со стороны грузинского руководства и грузинской церкви в виде минометных обстрелов Цхинвала и его окрестностей, приведших к гибели молодых православных осетин, взятия в заложники мирных осетинских жителей, в том числе несовершеннолетних детей». Он жестко констатировал, что «ответственность за антиосетинскую истерию в Грузии несет непосредственно сам Илья II, который своими заявлениями разжигает межнациональную рознь и противостояние». Надо признать, что большинство жителей Южной Осетии, в особенности после августовских событий, придерживается именно этой точки зрения.

Понимают это и в РПЦ. Вчера в Цхинвале председатель синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Московского патриархата, митрополит Воронежский и Борисоглебский Сергий передал «самые теплые пожелания» Патриарха Алексия II и лично президенту РЮО Эдуарду Кокойты, «и народу Осетии за его героизм, за его верность правде, стремление к Христовой истине, и это самое важное, что нужно нам». «На это невозможно смотреть равнодушно, - сказал священнослужитель о разрушенном городе. - Удивительно, что все это произошло в XXI веке, в Европе. Творится такое, и ложь застилает глаза тех, кто ответственен за судьбы мира».

В середине августа он заявил на пресс-конференции в Москве, что как только на Кавказе будет создана «демократическая, свободная ситуация», церковные вопросы «будут решены в первую очередь, учитывая мнение народа». Тогда митрополит Сергий отметил, что в РЮО создалась неканоническая ситуация, которую невозможно разрешить в соответствии с церковными правилами: верующие в Южной Осетии «не приняли священников из ГПЦ, почувствовав угрозу политического давления», а РПЦ не может официально направить в Южную Осетию своих клириков без разрешения Грузинского патриархата. «Как только политики договорятся о будущем Южной Осетии, нормализуются и церковные вопросы», - выразил он надежду.

Пока решения нет, но есть надежда, что скоро оно последует. «Некоторые считают, что в вопросе Южной Осетии и Абхазии РПЦ находится в оппозиции президенту Медведеву, который безоговорочно признал обе республики, - говорит глава московского отделения Союза православных граждан Кирилл Фролов. - Я думаю, что никакой оппозиции нет и быть не может - именно Русская православная церковь собрала огромный гуманитарный груз для Южной Осетии, архиепиескоп Феофан совсем недавно встречался с президентом Кокойты, и все нужные слова сказаны и публично, и кулуарно. «Оппозиционность» видят в том, что Русская православная церковь не разорвала своих отношений с Грузинской Церковью. Но в условиях разрыва дипломатических отношений с Грузией единственным каналом, через который осуществляются контакты, остался церковный. А  контакты должны осуществляться: ведь есть не только Грузия Саакашвили - есть мингрелы, сваны, аджарцы, борба за которых будет продолжена. Не умер и «православный проект» в самой Грузии как противовес проекту «штата Джорджия». Поэтому государству выгоден такой неофициальный контактер, как Церковь, и не только в Грузии».

После активного участия Патриарха Илии II «в гнусной акции Stop Russia, у церковной Москвы есть повод вплотную заняться Южной Осетией и Абхазией», полагает эксперт. «Своим активным участием в этой тошнотворной акции глава ГПЦ дал понять, что смирился с их потерей, что он не намерен ни бороться за верующих на этой территории, ни рукополагать абхазов и осетин, что ему нечего им предложить и у него нет такого желания, - констатировал Кирилл Фролов. - На нет и суда нет». По его мнению, Москве необходимо немедленно «публиковать огромными тиражами катехизаторско-миссионерскую литературу на русском, абхазском и осетинском языках для Осетии и Абхазии, открыть соответствующие сетевые и бумажные, телевизионные СМИ, пока на этих «вакантных» канонических территориях не обосновались исламисты и сектанты». Нужно сделать так, чтобы помощь России и помощь РПЦ не расторгалась в сознании абхазов и осетин, убежден эксперт. Время сейчас значительно убыстрилось, а значит, будем надеяться, что ждать окончательного определения статуса православных осетин и абхазов осталось недолго.

Яна Амелина

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru