Старый – молодой, зрелый – зеленый

Республиканцы сумели максимально нивелировать конкурентные преимущества Обамы и воспользоваться просчетами его команды. Маккейн выиграл часть электората Клинтон, украл лозунги о переменах, но даже не боролся за голоса афроамериканцев, латиноамериканцев, азиатов и евреев.

В игре, где каждый может сделать всего лишь один ход, явное преимущество у того, кто ходит вторым. Исключение – пистолетная дуэль. Во всех остальных случаях, дождавшись своей очереди, можно не только достойно ответить сопернику, но и сыграть на допущенных им ошибках. В ходе предвыборной борьбы в США подобной игрой были партийные съезды с выборами кандидатов в вице-президенты. Республиканцы, ходившие вторыми, сумели максимально нивелировать конкурентные преимущества Барака Обамы и воспользоваться просчетами его команды, но поможет ли это Джону Маккейну? 

Внук адмирала, сын адмирала, уроженец авиабазы, боевой пилот и жесткий критик России, предлагавший изгнать ее из клуба G8. Джон Маккейн – идеальный президент США для эпохи «холодной войны». Американцам, которым кажется, что эта эпоха вернулась или не заканчивалась вовсе, он должен очень импонировать. Во всяком случае, информационная волна, захлестнувшая США в дни войны в Южной Осетии, вознесла Маккейна над Обамой, хоть последний также пытался эту волну не упустить. Маккейн оказывается в выигрышном положении, когда речь заходит о внешней политике и конфронтации? Что же – республиканцы, благо они остаются у власти, могут устроить так, чтобы речь лишь об этом и шла.

Предвыборный выигрыш

По всей видимости, команде первого чернокожего кандидата в середине августа стало ясно, что если уж не президент, то хотя бы вице-президент США должен непременно быть высоким, белым, седым мужчиной в летах. Кем-то, вроде Маккейна, но моложе и с огромным внешнеполитическим опытом. Возглавляющий внешнеполитический комитет Сената Джозеф Байден был в этой ситуации идеален, особенно после того, как призвал выделить Грузии миллион долларов помощи.

Так республиканцы отобрали у демократов солидную долю электората – тех, кто готов был голосовать именно за Хиллари Клинтон, а не за Барака Обаму. Их немало – по меньшей мере, треть тех, кто поддерживал сенатора-женщину. Если бы демократы не пошли на столь серьезную жертву, тандем Обама-Клинтон мог бы стать провальным. Обама сам по себе слишком нетрадиционен для американских выборов, чтобы его нетрадиционность еще более усугублять. Ведь основной принцип, которым руководствуются, выбирая кандидата в вице-президенты – «сгладить и компенсировать».  

Республиканцы придерживались этого принципа твердо. Пожилой возраст Маккейна (72 года) был компенсирован молодостью 44-летней Сары Пэйлин (ровесница Обамы), некогда занявшей 2-е место на конкурсе красоты «Мисс Аляска». Кроме того, технологи Маккейна сыграли на ошибках конкурентов, апеллируя к электорату Хиллари Клинтон. Вы хотели видеть женщину президентом или хотя бы вице-президентом, но Обама обманул ваши ожидания? Что же – взгляните сюда! Она водит самолет и способна завалить на охоте медведя-гризли! Феминистки (а их в США миллионы) должны прыгать от восторга.

Судьба преподнесла республиканцам лимон, но они сумели сделать из него лимонад. Консерваторы по своей природе, они выступают против добрачных связей. Но весть о том, что незамужняя дочь Пэйлин беременна, не причинила Маккейну вреда. Ведь консерваторы – яростные противники абортов. Дочь Пэйлин была отличным поводом доказать, что кандидат в вице-президенты верна партийной идеологии. Сама же Пэйлин в этом году родила мальчика с синдромом Дауна. О заболевании было известно во время беременности, но сенатор отказалась ее прервать.

Старший сын Пэйлин служит в армии и скоро отправится в Ирак. Это означает, что в вопросе об Ираке республиканцы решили идти ва-банк. Не сглаживать свою позицию, а наоборот, демонстрировать свою твердость всеми методами. Со всем остальным, из-за чего Маккейн уступал Обаме, республиканцы разобрались чрезвычайно просто: Маккейн начал говорить примерно то же, что и Обама. По сути, это воровство, но ведь предвыборную программу нельзя запатентовать, запретив сопернику обещать то же самое, что и ты! 

Предвыборный грабеж

Главное, что украли республиканцы у демократов – перемены. Обама последние месяцы появляется на фоне огромного слова CHANGE. По мысли технологов, его образ должен накрепко увязаться в сознании американцев с мыслью о переменах во всем, от чего они устали. Его лозунги: «Мы можем уверовать в перемены» и «Голос за Обаму – голос за перемены». Демократы предлагают поверить в то, что все можно изменить? Что же – Маккейн уверяет, что перемены уже вот-вот свершатся! Свою заключительную речь на съезде республиканцев он закончил словами «Change is coming!». Это было откровенным плагиатом.

Не отставала и Пэйлин: «Я пришла не для того, чтобы снискать любовь, но затем, чтобы произвести перемены!». Успокаивая тех, кто не видел в нем человека, способного на экономические реформы, Маккейн пообещал экономические преобразования и сотрудничество с обеими партиями. Борясь за голоса тех, кто хочет улучшения отношений с Россией, он объявил это приоритетом своей внешней политики. Он постарался сделать вид, что в нем есть все то, что есть в Обаме. Маккейн даже позволил себе грозное предупреждение, обращенное ко всем «старым и засидевшимся», как бы объясняя, что лично он вовсе не стар. На оппозицию «старый-молодой» Маккейн предложил взглянуть как на оппозицию «зрелый-зеленый».

Предвыборный проигрыш

Этнический фактор хорош тем, что, умело сыграв на нем, можно получить голоса целого сектора избирателей, не думая отдельно о половых и возрастных группах, об отношении к войне и абортам. Тронув национальные чувства, можно заставить людей голосовать на эмоциях, а не по итогам рационалистического сравнительного анализа. Что до нынешней предвыборной кампании, она совершенно не может быть названа борьбой за национальные общины. Вернее было бы даже констатировать, что в этой борьбе республиканцы и Джон Маккейн с самого начала расписались в своем проигрыше.

В США игра на национальных чувствах заметнее всего, когда речь заходит о голосах испаноязычных избирателей (почти 11%) и представителей еврейской общины (около 2%). Здесь Маккейн проигрывает на всех фронтах. Раздражение копилось в душах говорящих по-испански граждан в течение всех 8 лет президентства Джорджа Буша. Не думая о том, каково будет на выборах его преемнику, он ужесточал иммиграционную политику и отгораживался стеной от Мексики. Эти меры не могли найти сочувствия в латиноамериканском секторе. По меньшей мере, три четверти латиноамериканцев твердо намерены голосовать за демократов, и Маккейн не боролся за их сердца.

В последние десятилетия еврейская община США в основном голосует за кандидата от демократов. Президент Клинтон пользовался куда большей поддержкой израильтян, чем Буш. Его наследник Альберт Гор, баллотируясь на пост президента в 2000 году, впервые в истории сделал еврея (Джо Либермана) кандидатом в вице-президенты. В ходе нынешней кампании в штабе Обамы беспокоились, что евреев могут отпугнуть мусульманские корни кандидата (отец-кениец и отчим-индонезиец). Это заставило специалистов сосредоточить серьезные PR-усилия на израильском фронте. Обама побывал в Израиле, постоял в кипе у Стены Плача и пообещал защитить государство от всех врагов. Наконец, кандидат в вице-президенты Джо Байден, компенсирующий недостаточный опыт Обамы во внешней политике, громогласно похвастался тем, что имеет 35-летний опыт защиты интересов еврейского государства. Дело было сделано. Республиканцы не пытались противопоставить этому что-либо, если не считать имени кандидата в вице-президенты – Сара. Впрочем, последнее, скорее всего, случайное совпадение, и к тому же это библейское имя в США распространено в самых разных общинах. Гораздо хуже для республиканцев то, что считающийся многими антисемитом экс-кандидат в президенты от Республиканской партии Пэт Бьюкенен выбор однопартийцев и рассказал, как Сара Пэйлин в прошлом помогала ему собирать голоса.

Афроамериканцы – почти 13% граждан США. Чтобы противопоставить что-либо Обаме, рассчитывая на их голоса, Маккейну оставалось лишь взять в напарники Кондолизу Райс. Но она, по-видимому, отказалась. Чернокожему населению страны очевидно, кто из двоих кандидатов – их кандидат.  Почти 4,5% американцев – азиаты. Обама должен импонировать им хотя бы потому, что он – первый не европеоидный кандидат. Он должен лучше, чем Маккейн, понимать проблемы американцев не с белым цветом кожи. К тому же гордость Маккейна – шрамы, оставшиеся от Вьетнамской войны, вряд ли приводят азиатов в восторг. И вряд ли в китайской, японской и корейской общинах США найдет сочувствие кандидат-милитарист.

Максим Василенко