Антикризисный диалог после "информвойны"

Россия и Германия, испытавшие последствия войн настоящих, считают злом и «войны» информационные. Растрачивать ресурсы на разрушительную пропаганду, в то время как новейшие технологии позволяют перейти к информационному обществу – и глупо, и преступно, уверены участники форума «Петербургский диалог».

Россия и Германия, как никто другой испытавшие на себе последствия войн настоящих, считают безусловным злом и «войны» информационные. Растрачивать ресурсы на разрушительную пропаганду, в то время как новейшие технологии сделали возможным переход к принципиально иному качеству общества – и глупо, и преступно. При всей разности походов в этом были едины российские и немецкие участники заседания рабочей группы «Мастерская будущего», прошедшего в рамках форума «Петербургский диалог».

Информационный кризис – страшнее финансового

8-е заседание «Петербургского диалога» можно с полным основанием назвать «антикризисным». Отзвук недавних трагических событий на Кавказе, как и новости, приходящие в эти дни с финансовых рынков, делали российско-германский разговор предельно острым и конкретным. Но если для преодоления проблем в сфере капитала достаточно будет согласованных и компетентных действий государства и крупного бизнеса, то в ликвидации последствий информационной войны, разгоревшейся между Западом и Россией в августе-сентябре, без активного участия гражданского общества не обойтись.

Очевидно, что не Германия была инициатором антироссийской кампании, захлестнувшей западные СМИ после начала боевых действий на Кавказе. И уж тем более понятно, что Россия не проводила никаких информационных «спецопераций» против своих немецких партнеров – хотя бы в силу отсутствия у нее таких возможностей. Однако реальный ущерб, нанесенный отношениям двух стран и атмосфере взаимного доверия, сформировавшейся между элитами и гражданскими структурами РФ и ФРГ, – налицо.

Депутат Бундестага (СДПГ), глава германо-росссийской парламентской группы Герт Вайскирхен отмечает, что в ходе кавказского кризиса «ошибки были сделаны политиками, а усилены – журналистами». На фоне до сих пор сохраняющейся между Россией и Западом «культуры непонимания» это привело к болезненному и непродуктивному для обеих сторон рецидиву холодной войны.

В этот раз Россия и Германия, что называется, пострадали за чужие грехи. Как справедливо напоминает директор «Института проблем глобализации» Михаил Делягин, «авторские права» на термин «информационная война» и первенство в их ведении принадлежат Соединенным Штатам. И в этой ситуации, наверное, русским и немцам стоит вспомнить о том, что любой конфликт между двумя великими европейскими народами, пусть даже конфликт лишь медийный, выгоден кому угодно, но только не им самим.

delyagin_427

Михаил Делягин

Кризис в информационном поле может нанести гораздо больший ущерб, чем кризис финансовый, напомнил в день открытия «Петербургского диалога» маэстро Валерий Гергиев. Именно поэтому информационный обмен между Россией и Германией должен стать как можно более интенсивным – как в одну, так и в другую сторону, призвал он участников форума. С этим призывом, судя по аплодисментам, которыми наградили руководителя Мариинского театра, были согласны все. Осталось договориться о принципах и формах двустороннего «инфо-трафика». А это, как показывает практика, гораздо сложнее, чем достичь согласия по доставке ресурсов на Запад или инвестиций и технологий на Восток.

«Цифровая элита» не заменит гражданского общества

«Новые возможности информационного общества способны обогатить германо-российские отношения в XXI веке и увеличить роль гражданского общества в их развитии. Достичь этого можно посредством совместных проектов в информационной и коммуникационной сферах», – гласил один из тезисов, предложенных немецкими экспертами для обсуждения на «Мастерской будущего».

Представлявшая эти тезисы Беате Затори отметила, что для успешного медийного взаимодействия немцев и россиян нужно создавать новые площадки для общения и вырабатывать правила, по которым такой диалог может проходить, чтобы быть успешным. «Необходимо сделать возможным общение не только узких групп, но и более широких слоев общества двух стран. Для этого требуется общее коммуникативное поле», – подчеркнула Затори.

Что же именно может послужить таким новым «коммуникатором»? С подачи известного немецкого политолога Александра Рара в ходе обсуждения неоднократно звучала идея создания российско-германского телеканала, по аналогии с франко-германским каналом ARTE.

rar_427

Александр Рар

При всей внешней привлекательности подобной инициативы, она была воспринята весьма скептически. Прежде всего, как напомнил тот же Рар, телеканал – крайне дорогостоящая затея, реализация которой невозможна без мощной государственной поддержки. А это, в свою очередь, может поставить под сомнение «общественный», независимый характер такого телеканала.

Кроме того, никто не может отменить проявление четко выраженных «национальных акцентов» при освещении наиболее острых и конфликтных тем, как с российской, так и с германской стороны. «Совместный телеканал споткнется сразу же, как только появится очередное «дело ЮКОСа» или нечто подобное», – заметил депутат Госдумы Илья Пономарев (фракция «Справедливая Россия»).
А профессор Райнер Линднер, представляющий исследовательскую группу «Россия/СНГ», заявил о том, что у гражданских обществ России и Германии пока не слишком много общих ценностей, и стоит прежде хорошенько подумать о содержании и границах того коммуникативного поля, в котором может действовать гипотетическое российско-германское ТВ.

Но, коль скоро мы живем в «цифровую эпоху», свет не сошелся клином на телевидении. Гораздо боольшие возможности для прямого диалога граждан РФ и ФРГ открывает Всемирная сеть. Более того, как показывает практика, именно сетевые средства коммуникации не позволяют политикам скрывать от общества важную информацию, препятствуют манипуляциям общественным мнением со стороны того же телевидения, или хотя бы минимизируют ущерб от разного рода умышленных умолчаний и искажений.

В качестве примера на заседании «Мастерской будущего» было приведено интервью российского премьера Владимира Путина одному из германских телеканалов, данное в дни конфликта на Кавказе. Михаил Делягин обратил внимание на то, что в результате в немецкий эфир вышли развернутые негативные оценки, которые давал политике РФ в своих вопросах немецкий журналист, а ответы Путина, опровергавшие подобную трактовку, были значительно урезаны и оказались недоступны телезрителям.

Однако вскоре, как рассказал немецкий журналист Беньямин Биддер, полный текст ответов российского премьера, «купированнных» телевизионщиками, был выложен в одном из немецкоязычных блогов. Таким образом, пользователи Интернета, умеющие не только потреблять, но и искать нужную им информацию, в период кризисов и информационных войн оказываются в куда более защищенном положении по сравнению с телеаудиторией.

mastersk2_427

Александр Рар, Беньямин Биддер, Наталья Дементьева

Значит ли это, что для предотвращения манипуляций сознанием людей достаточно способствовать максимальному распространению Интернет-технологий – а дальше сетевые СМИ, форумы, блоги и социальные сети сами обеспечат реализацию интересов гражданского общества, в том числе и в сфере отношений между народами? Как показала дискуссия в рамках «Петербургского диалога», на этот счет не стоит слишком обольщаться.

«Гуманитарный капитал» против «информационного шума»

Как отмечали и российские, и немецкие участники дискуссии, информационное общество, утверждающееся на наших глазах, меняет не только формы взаимодействия людей между собой, с государством и корпорациями, но и отражается на каждой отдельной личности, ее ценностях и мотивах. И в этой связи не следует забывать о гуманитарной составляющей «цифровой революции».

«Люди культуры по большей части до сих пор не встроены в информационное общество», – с тревогой говорила экс-министр культуры РФ, а ныне сенатор Наталья Дементьева. По ее убеждению, информационное общество (как и экономика) без культуры становится бесчеловечным, враждебным по отношению к личности.

Немецкий журналист Маттиас Кольб также полагает, что один лишь уровень проникновения новых технологий в массы не может свидетельствовать о качестве использования информационных ресурсов, и зачастую люди не пользуются теми возможностями для общения и саморазвития, которые у них есть уже сегодня.

Как отмечалось в тезисах немецкой стороны, «одна из основных задач на пути к «обществу знаний» – научить людей использовать новые области знания и информации». Но этого невозможно достичь без серьезного увеличения расходов на образование, без внедрения системы непрерывного обучения, то есть, инвестиций в так называемый «гуманитарный капитал», который в XXI веке становится главным условием успешного развития. Такие вложения не просто увеличивают количество людей, подготовленных к жизни в «информационной цивилизации», но и существенно меняют к лучшему ее качество.

mastersk_427

Участники секции "Мастерская будущего"

Ведь одна из главных особенностей новой эпохи, на которую обратила внимание руководитель ИА «Росбалт» Наталия Черкесова, состоит в том, что в сетевой среде размывается грань между потреблением и производством информации, поскольку любой участник Интернет-сообщества может одновременно быть автором и читателем электронных СМИ, а также распространителем и источником информации в форумах и блогосфере. И зачастую влияние на общество и даже степень доверия к информации из таких «индивидуальных» источников информации превосходят то, что имеют традиционные СМИ.

cherkesova_427

Наталия Черкесова

Как предотвратить злоупотребления этой информационной демонополизацией, примеров которых немало и в немецкой, и в российской практике (достаточно вспомнить недавнюю историю со слухами о смерти Шаймиева, обвалившими акции «Татнефти»)? Каковы должны быть принципы и формы государственного влияния на информационную среду? По каким критериям можно отделить полезную информацию от растущего в объемах «информационного шума»? И, наконец, как именно использовать новые коммуникационные возможности для активизации взаимодействия гражданских обществ Германии и России?

Решение этих и многих других «информационных» проблем еще предстоит найти участникам «Мастерской будущего» и всего форума «Петербургский диалог». Причем делать это они будут с непосредственной помощью президента России. Отвечая вчера на вопрос депутата Пономарева о том, кто у нас в стране курирует инновации и высокие технологии, и кому именно передавать рекомендации немецких и российских экспертов, Дмитрий Медведев неожиданно ответил: «Я отвечаю! Передавайте мне».

Владислав Краев