"Двойная бухгалтерия" грузинского МИДа

После позорного поражения в августовском конфликте грузинские власти совершают одну за другой все новые глупости. В череде таких – и решение о разрыве с СНГ, которое может окончательно доконать экономику скукожившейся республики и больно ударит по её гражданам.

После позорного поражения в августовском конфликте с Россией из-за Южной Осетии грузинские власти совершают одну за другой все новые глупости. В череде таких – и решение о разрыве с СНГ, которое может окончательно доконать экономику скукожившейся республики и больно ударит по её гражданам.

Благоденствующая «под гнетом советской империи», благодаря невероятной заботливости и снисходительности Москвы, Грузия с обретением в 1991 году независимости незамедлительно оказалась в тяжелейшем финансово-экономическом кризисе. Ведь до этого она процветала за счет прямых субсидий из союзного центра и завышенных закупочных цен на сельскохозяйственную продукцию, которая в условиях административно-командной системы и отсутствия конкуренции безальтернативно навязывалась советскому потребителю.

Первый президент Грузии Звиад Гамсахурдиа был убежден, что самодостаточность Грузии гарантирована ее вином, цитрусовыми, чаем, табаком, минеральной водой и курортами. Призрачность этих надежд развеялась менее чем через год, и страна впала в коллапс. Предприятия по переработке сельхозпродукции останавливались, персонал их выбрасывался на улицу, колхозы и совхозы разорялись. Грузины нищали и голодали, десятками тысяч разбегались с родины по чужим весям в поисках пропитания.

Следующий президент Эдуард Шеварднадзе, матёрый номенклатурный волк, сразу, как только притихли в Грузии войны с Абхазией и Южной Осетией, единоличным и волевым решением двинул страну в СНГ. В подписанном им документе забавна формулировка его обоснования – "основываясь на мнении большинства парламента", хотя в действительности тогдашние депутаты ни сном ни духом не ведали об этом.

Произошло это в октябре 1993 года. Включившаяся в торгово-экономическое пространство Содружества грузинская экономика худо-бедно начала набирать обороты, постепенно восстанавливать утраченные хозяйственные связи с другими постсоветскими государствами и нарабатывать новые.

Своему дерзкому преемнику Шеварднадзе "сдавал хозяйство" в более-менее приличном состоянии. Внешнеэкономический оборот республики приближался к советским показателям, причем основную и весомую его часть составляли торговые сделки с партнерами по СНГ, а Россия, со своим необъятным рынком, верховенствовала в этом списке.

Экономические выгоды от сотрудничества в рамках СНГ для Грузии были очевидны и неоспоримы, а с политической точки зрения пребывание в Содружестве не только никак не угрожало грузинскому суверенитету, но и наоборот, расширяло международные возможности и влияние Тбилиси. Кроме того, в последние годы в СНГ налицо тенденция к обсуждению и решению общих экономических проблем, а политика отходит на второй план.

Но Саакашвили решил по-своему – поставить телегу впереди лошади. Личные политические амбиции грузинского президента напрочь затмили государственные интересы страны. Его демонстративное решение о выходе Грузии из Содружества искусственно привязано к войне в Южной Осетии и не поддается никакому логическому толкованию. Ведь в СНГ существует не только российская позиция в отношении этого конфликта, и никаких санкций против Грузии эта организация не вводила.

Чего добьется Тбилиси таким афронтом? Ведь это только в поговорке можно купить билет и пойти пешком назло кондуктору. Утратив членство в СНГ, Грузия лишится многих экономических преференций в рамках его общего торгово-экономического пространства, получив взамен эфемерные политические дивиденды от очередной демонстрации своей независимости – на этот раз, от элементарного здравого смысла.

Тем временем, грузинская дипломатия, не снискав лавров в налаживании партнерских связей с ближайшими соседями, занялась "двойной бухгалтерией", заведя две "нотные" тетради - одну для внутреннего пользования, другую для проверяющих, скорее всего, вашингтонских.
Иначе как объяснить, что в первой ноте внешнеполитического ведомства Грузии громко заявлено о выходе страны из Содружества, а в последовавшей днями позже второй «как бы» подтверждается участие Грузии во всех договорах в рамках СНГ.

Ломать голову над грузинским демаршем на встрече глав дипломатий стран-участников СНГ в Бишкеке не стали и попросту приняли техническое решение окончательно расстаться с Грузией в августе следующего года. Но у Тбилиси остается год, чтобы передумать и аннулировать свою первую, прощальную ноту.

В связи с этим председатель исполнительного комитета – исполнительный секретарь СНГ Сергей Лебедев заявил: "Дверь перед Грузией не закрыта, и если руководство Грузии спустя некоторое время изъявит желание войти в состав Содружества, то думаю, эта просьба будет удовлетворена".
Осталось дождаться, когда в Тбилиси лошадь и телега, то бишь экономика и политика, снова окажутся в присущей им последовательности.

Альберт Веналайнен