Лимонов, стремящийся к нулю

Бывшие активисты запрещенной ныне по решению суда так называемой «Национал-большевистской партии» Эдуарда Лимонова делятся своим мнением о прошлом и настоящем этой скандально известной организации, когда-то сумевшей привлечь к себе немало молодых и активных россиян.

Бывшие активисты запрещенной ныне по решению суда так называемой «Национал-большевистской партии» - Марина Курасова и Сергей Соловей - делятся своим мнением о прошлом и настоящем этой скандально известной организации.


Вместо предисловия: Мы были активистами НБП, в разные годы отбывали тюремные сроки за свои убеждения, но теперь не желаем иметь с нынешними "нацболами" ничего общего. Использованная в этой статье информация получена "из первых рук", а не по "испорченному телефону". Наша задача - беспристрастно проанализировать причины полного краха некогда яркой политической силы.

Как политический проект "Национал-большевистская партия" возникла в конце 1994 года. Ее основатели - философ Александр Дугин (нынешний лидер «Евразийского движения») и писатель Эдуард Лимонов - начали тогда выпуск газеты "Лимонка". Применительно к современности ими была переформулирована национал-большевистская идеология, зародившаяся в 20-30 годах прошлого века в среде белых эмигрантов, признававших позитивную роль Иосифа Сталина для России.

Следует отметить, что эта идеология никогда не была нацистской и имела на первых порах ярко выраженный имперский характер. Что же касается пресловутого сходства лимоновского флага (перекрещенные серп и молот в белом круге на красном поле, - прим.) с нацистским - это не более чем эпатажный ход, который ранее был уже сделан группой "Секс пистолз", правда, без всякой привязки к политике. Партия Лимонова-Дугина не нашла общего языка с праворадикальным «Русским национальным единством» Александра Баркашова и, тем более, со скинхедами, с которыми у нацболов нередко случались уличные стычки.

Весной 1998 года партию покинул Александр Дугин, лишив ее своего недюжинного интеллектуального потенциала. Его уход ознаменовал собой первую трещину в идеологии НБП и в ее организационной структуре. Тем не менее, партия сформировалась как политическая сила на федеральном уровне к октябрю того же года, когда в Москве был проведен ее первый общероссийский съезд. Несмотря на повторный съезд в Петербурге и долгую судебную тяжбу с Минюстом, в качестве официальной политической партии организация так и не была зарегистрирована, и никогда не участвовала в федеральных и региональных выборах по партийным спискам. Сторонникам Лимонова пришлось искать другие методы политической борьбы.

В 1999 году нацболы перешли к "акциям прямого действия" - на грани (и за гранью) нарушения законодательства, применив к российским условиям методы Гринписа и западных левых радикалов, которые за метания тортов в VIP-персон и ненасильственные захваты помещений всегда отделывались административными штрафами. "Мишенями" нацболов стали непопулярные в народе политики и представительства недружественных России государств. Однако в российских условиях подобные акции, как правило, заканчивались для протестующих тюремным заключением.

В апреле 2001 года подготовка к одной из новых акций окончилась тюремным заключением для самого лидера НБП. Никто не знает достоверно, чем на самом деле занимался Лимонов со товарищи в глухом селе на Алтае, но, вероятно, суд вынес справедливое решение, не пойдя на поводу у обвинения, инкриминировавшего нацболам подготовку теракта и насильственного свержения власти в соседних областях Казахстана. Такая попытка, будь она предпринята в реальности, для неподготовленных молодых людей была бы просто самоубийственной, и Лимонов не мог этого не понимать. Одно дело – литературная клоунада, а лезть под пули почти безоружными - совсем другое.

Однако само пребывание лидера за решеткой, вопреки прогнозам, не развалило организацию. Напротив, число ее приверженцев неуклонно росло, хотя в действительности так и не превысило реальных 10-15 тысяч человек. Закат партии начался после условно-досрочного освобождения Лимонова через два с небольшим года после ареста. Лидер НБП, вышедший из тюрьмы другим человеком, поражал свое окружение жадностью, трусостью и непоследовательностью в словах и действиях. Произошел постепенный отход от имперской патриотической идеологии, Лимонов стал заключать (как правило, ненадолго) ранее просто немыслимые альянсы с либералами.

Впрочем, в отходе от национал-большевистской идеологии был и объективный мотив: радикально-оппозиционная политическая сила, желающая ворваться во власть, должна играть на одной из разрушительных политических тенденций, например, требовать быстрой либерализации, которая, как показывает история, всегда связана с социальным хаосом и возможностью перехода власти в другие руки. Так действовали либералы, разрушившие СССР и оказавшиеся в годы правления Владимира Путина на политической обочине. Но подобный трюк не удался в новом веке Лимонову.

Новый курс НБП требовал, кроме прочего, и дополнительных расходов. В условиях постоянной нехватки денег на "революцию" на конспиративном политсовете НБП в феврале 2004 года было принято решение обратиться за помощью к Борису Березовскому, и через несколько дней от опального олигарха была получена первая денежная сумма. Возможно, с тех пор Березовский стал в какой-то мере определять политику партии Лимонова - в интересах своей личной мести кремлевскому руководству. Другие спонсоры и размер спонсорской помощи нам достоверно не известны, но такие «доноры», безусловно, были, да и сейчас они есть.

Весной прошлого года по решению суда, после ряда обжалований вступившему в законную силу, т.н. «Национал-большевистская партия» была запрещена как экстремистская организация. Сейчас ее члены входят в коалицию "Другая Россия", вместе с ОГФ Гарри Каспарова и другими одиозными фигурами. Перед последними думскими и президентскими выборами "Другая Россия" отметилась немногочисленными, но неизменно скандальными "маршами несогласных". Экс-премьер Михаил Касьянов, которого «другороссы» хотели поддержать на выборах президента РФ, в итоге отказался от их помощи. Каспаров, желавший выдвинуть свою кандидатуру на этих выборах, от своего намерения затем отказался.

Что же касается проекта "оранжевой революции по-российски", c которым также связывают Лимонова и его нынешнее окружение, то, во-первых, «украинский вариант» захвата власти в огромной и суровой России в принципе невозможен, а, во-вторых, спонсоров для такой бессмысленной попытки, разумеется, нет.

В провале очередной либеральной авантюры, в которой в последние годы участвовали оставшиеся с Лимоновым «нацболы», есть и объективные, и субъективные факторы. Народ помнит, каким хаосом обернулся "глоток свободы" горбачевско-ельцинских времен, который был сделан на голодный желудок и вкусным не показался. Путинское выстраивание "вертикали власти" и централизация экономики оказались для россиян более понятными и менее болезненными.

К тому же власть сама восприняла некоторые идеи, присущие ранней НБП, и если в первые годы президентства Путина эти идеи только декларировались, то затем они стали воплощаться в действия. Появились федеральные округа и полпреды президента в них, национальные автономии стали объединяться с соседними крупными регионами, Россия по-имперски повела себя во время грузино-южноосетинского конфликта, защищая своих граждан. Кремль, наконец, вопреки мощному внешнему давлению, признал независимость Абхазии и Южной Осетии. Такие действия вызывают народную симпатию к власти, и объективных условий для "либерализации" в России сейчас нет.

Субъективные причины краха бывшей НБП заключаются, в основном, в одиозной личности Эдуарда Лимонова. Он практически разрушил свою партию изнутри, «зачистив» ее от самостоятельно мыслящих и преданных изначальной идеологии людей, которые мешали ему принимать беспринципные, а порой и просто вздорные решения. В результате такой "чистки" интеллектуальный потенциал запрещенной ныне организации приближается к нулю. Да и общая численность «нацболов» неуклонно сокращается, разваливаются целые региональные отделения.

Не станем делать никаких прогнозов относительно будущего этого движения, так как уверены, что никакого будущего у него нет. И просто нет смысла гадать, как долго продлится агония этой организации, когда-то сумевшей привлечь к себе немало молодых и активных россиян.

Марина Курасова, Сергей Соловей

Для справки:

Марина Курасова - член НБП с 1999 года, в 2003-2004 годах руководила Ростовским областным отделением партии. В декабре 2004 года приняла участие в нашумевшей акции в здании администрации президента РФ. Приговорена судом к 3,5 годам лишения свободы, освободилась в июне 2008 года по окончании срока.

Сергей Соловей - член НБП с 1998 года, основал Самарское отделение партии, которым руководил до 2000 года. В ноябре 2000 г. принял участие в акции ненасильственного захвата башни собора св. Петра в Риге, протестуя против притеснения русскоязычного населения Латвии. Приговорен к 15 годам лишения свободы, кассационный суд снизил срок до 6 лет. Экстрадирован в Россию, освобожден усилиями депутата Госдумы В.Алксниса в ноябре 2003 года.