Главные новости - все новости
12 декабря 2008, 17:01

Польша спорит о ЦРУ, шпионах и коммунизме

ВАРШАВА, 12 декабря. В канун особо отмечаемой в Польше годовщины - введения военного положения 13 декабря 1981 года - в Варшаве состоялся закрытый показ документального фильма «Военные игры». Как сообщает «Время новостей», на широкий экран он выйдет в 2009 году.

В центре ленты, над которой режиссер Дариуш Яблоньский работал пять лет, в том числе в России, - полковник Войска Польского Рышард Куклиньский. В 1971-1981 годы, будучи заместителем начальника оперативного управления генштаба, он передал на Запад более 40 тыс. страниц секретных документов, сфотографированных фотоаппаратом в зажигалке. Особо ценные документы касались деятельности организации Варшавского договора, планов введения военного положения в Польше и перспектив использования ядерного оружия СССР.

Фигура Куклиньского, прикрывавшегося псевдонимом Джек Стронг, до сих пор вызывает дискуссии в Польше. Кто он - ловкий шпион и предатель, нарушивший воинскую присягу, или патриот в борьбе с коммунизмом? Сохранились фотографии польского офицера с высшими военачальниками Польши и СССР, например с генералом Войцехом Ярузельским и маршалом Дмитрием Устиновым.

Под угрозой разоблачения он тайком был вывезен в ноябре 1981 года в Западный Берлин в багажнике американской дипломатической машины прямо с приема в советском посольстве в Варшаве по случаю очередной годовщины Октябрьской революции.

Спустя три года военный суд ПНР приговорил его заочно к смертной казни за предательство и дезертирство. Дело было закрыто только в 1997 году: действия Куклиньского признали «высшей необходимостью». Он умер в США в 2004 году, оставшись в списках самых известных шпионов мира.

В Польше считают, что фильм о Куклиньском, где есть неизвестные доселе документы, прольет свет на тайные пружины введения военного положения. Авторы фильма уже воспользовались информацией сотрудников ЦРУ, которое объявило о рассекречивании 11 декабря первых 1100 страниц переданных польским шпионом материалов. Большинство документов и свидетельств очевидцев, на которые опирается фильм, затрагивают подготовку польского правительства к введению военного положения и подчеркивают масштаб влияния, которое имел Советский Союз на командование польской армии.

После долгих усилий режиссеру удалось побеседовать с главнокомандующим Объединенными силами Варшавского договора (ОСВД) маршалом Виктором Куликовым и его адъютантом генералом Виктором Аношкиным, а также начальником штаба ОСВД генералом Александром Грибковым. Все они хорошо помнят полковника Куклиньского и подтверждают его допуск к секретным источникам. Их высказывания, в том числе о военном положении, вошли в фильм. Генерал Аношкин даже приобщил пять тетрадей из собственного архива. Одна из его записей - фрагмент продолжавшегося полтора часа разговора маршала Куликова и генерала Ярузельского за четыре дня до введения военного положения - в очередной раз вызвала дебаты вокруг возможности советской интервенции.

Судя по этим записям, Куликов якобы спросил Ярузельского о докладе Брежневу: «Докладывая Леониду Ильичу, можем ли мы сказать, что вы приняли решение приступить к реализации плана?», Ярузельский ответил: «Да, при условии, что вы нам поможете». Этот фрагмент уже воспринят историками как сенсационный, поскольку генерал Ярузельский на продолжающемся в Варшаве процессе над «авторами военного положения» утверждает, что ввел его из-за существовавшего риска советской интервенции.