Польша идет на Россию с миром

Министр иностранных дел Польши желает, чтобы Россия стала «частью Запада в широком смысле», а НАТО вернулось к своим функциям эпохи «холодной войны». Его доктрина может стать доктриной всего Запада, включая США.

В Польше традиционно уделяют много внимания восточной политике. Страна претендует на роль европейского эксперта по восточным соседям ЕС и особенно – по России.

Варшава постоянно призывают соратников по ЕС и НАТО обратить внимание на Москву. Поляки даже пытаются выработать для всего Запада общую линию поведения в отношениях с Россией. Последняя попытка такого рода получила название «доктрины Сикорского», в честь ее автора – нынешнего главы польского МИДа. Ее появление связано с тем, что в последнее время польская политика в отношении Москвы рассматривается через призму российско-грузинского конфликта, в котором Польша сразу встала на сторону Грузии. По-видимому, в польском МИДе решили исправить ситуацию.

В одном из недавних интервью Сикорский заявил о необходимости «многогранного подхода» к России: «Польша должна демонстрировать многогранный подход сообразно нашим интересам. Так, например, мы выступаем за сближение с Россией в области культуры. И поэтому проводятся такие мероприятия как Дни польской культуры в Москве, включающие показ кинофильма «Катынь», а также фестиваль российского кино в Варшаве».

Сикорский отметил и позитив в экономических отношениях. «Что касается экономического сотрудничества, у нас есть общие интересы с Россией. Их отражает уровень товарооборота в 14 млрд евро. Вот почему мы одобряем переговоры о новом торговом соглашении между ЕС и Россией», — заявил шеф польского МИДа.

В вопросах безопасности Польша, как подчеркнул Сикорский, занимает «принципиальную позицию». Ее суть министр раскрыл в ходе недавнего визита в США – выступая с докладом в «Атлантическом совете». Эта неправительственная организация занимается пропагандой деятельности НАТО. Доклад и окрестили «доктриной Сикорского».

Сикорский завил, что Польша ни в коем случае не желает возвращения к конфронтации Восток-Запад. Он напомнил, что «холодная война» не была счастливым временем», а за возвращение к конфронтации свою цену придется заплатить и Польше. Он напомнил, что, придя к власти, премьер-министр Дональд Туск «заново начал прагматический диалог с российскими властями», поскольку правительство Польши хочет видеть в России «партнера».

Глава польского МИДа пожелал, чтобы Россия стала «частью Запада в широком смысле этого слова» и смогла помогать в решении вопросов по линии Север-Юг. Он дал понять, что Польша заинтересована в том, чтобы Россия вносила свой вклад в безопасность и процветание Европы «на основе подлинного партнерства».

Однако на пути к идиллии есть серьезное препятствие. В Польше привыкли подозревать Россию в стремлении восстановить империю по образцу XIX века. В качестве примеров приводят готовность Москвы разместить ракеты «Искандер» в Калининградской области и недавний конфликт в Грузии. Сикорского обеспокоило, что президент Медведев заявлял о необходимости защитить российских граждан за рубежом. Он даже напомнил, что нечто подобное говорилось в сентябре 1939 года, когда советские войска входили в восточную Польшу, и в XVIII веке, когда русские войска вступали в Польшу для защиты представителей религиозных меньшинств.

В числе беспокоящих моментов Сикорский вспомнил слова Путина о неполноценной украинской государственности (сказаны на саммите НАТО в Бухаресте в апреле этого года), приостановление Россией своего участия в ДОВСЕ и инициативу президента Медведева о пакте безопасности от Ванкувера до Владивостока. Последняя, по мнению Сикорского, может быть направлена на то, чтобы вытеснить НАТО из Европы.

В свете этого министр формулирует суть своей доктрины. Она заключается в том, что любая попытка пересмотреть европейские границы силой или под угрозой принуждения должна рассматриваться Европой как угроза безопасности и заслуживает адекватного ответа всего атлантического сообщества.

Ответ должен носить двоякий характер. Во-первых, Европа должна использовать всю свою экономическую мощь. Сикорский напомнил, что ВВП Европы – 12 трлн евро и задал риторический вопрос: «если мы можем регулировать «Майкрософт», то почему мы не сможем регулировать «Газпром»?

Во-вторых, Сикорский предложил пересмотреть роль Североатлантического альянса. Он убежден, что НАТО стоит вернуться к тем функциям, которые организация осуществляла в период Холодной войны. Альянс, по его мнению, должен, в первую очередь, гарантировать безопасность своих членов, а не выполнять различные миссии за своими пределами.

Настораживает отношение Сикорского к оборонным инициативам России. Идею президента Медведева о пакте безопасности от Ванкувера до Владивостока он считает подозрительной, нацеленной лишь на усиление влияния России в Европе. Неприятно также и то, что противостояние с Россией предлагается перенести и в область экономики. Сикорский призывает к тому, чтобы мощная экономически Европа просто диктовала свои условия России.

Забавно выглядят предложения главы польского МИДа об «искреннем партнерстве». Из его слов следует, что последнее возможно только на условиях Запада. По сути, Москву призывают вернуться в «лихие 90-е», когда за обещание допуска в клуб «цивилизованных стран Запада» Россия должна была находиться в фарватере западной политики, во многом противоречащей ее собственным интересам.

Конечно, «доктрина Сикорского» – это еще далеко не стратегия всего Запада. Однако многое из того, что он говорит, созвучно настроению американских политиков. Не зря презентация концепции состоялась за океаном. Бросается в глаза и то, что в своем выступлении глава польского МИДа постоянно апеллировал к высказываниям Барака Обамы. Можно вспомнить и то, что у Сикорского есть многочисленные связи в американском истеблишменте.

Сейчас преждевременно говорить о том, что концепция Сикорского станет концепцией Обамы, однако такой вариант вполне вероятен. Вот почему не стоит игнорировать высказывания польского министра иностранных дел. Очень может быть, что именно по предложенному Польшей сценарию в ближайшее время будут развиваться отношения России и всего Запада.

Алексей Тимофеев