Война в Осетии: Хроника пяти дней

В книге, посвященной нападению Грузии на Цхинвал в августе, Орхан Джемаль рассказывает о фактах, не звучавших ранее в российских СМИ, относительно подготовки грузинской армии и ситуации с российскими миротворцами.

Война. Хроника пяти дней. Орхан Джемаль
Изд. «Амфора» Санкт-Петербург 2008

Поскольку война в Южной Осетии касается тонких струн межэтнических отношений, то сначала надо пояснить кое-что про автора. Орхан Джемаль, несмотря на  экзотически звучащие имя и фамилию, абсолютно российский журналист, хорошо известный в Москве. Он успел поработать на многие популярные издания, предпочитая писать на острые темы, связанные с «горячими точками». «Война» - книга, написанная буквально по свежим следам,  примечательна в нескольких отношениях.

Новые факты. Джемаль в книге приводит ряд фактов, ранее не звучавших в российских СМИ. Так, он утверждает, что главную роль в подготовке грузинской армии играли израильские инструкторы. «Всего операцию в Южной Осетии готовили сто тридцать американских и около тысячи израильских военспецов». Более того, Джемаль пишет, что штурм Цхинвала был подготовлен лично израильским генералом Гилом Хиршем. В книге проскальзывает информация, что такое широкое участие израильских спецов связано с национальной принадлежностью грузинского министра обороны.

И тут мы сталкиваемся с истиной, о которой стоит помнить, читая о тех или иных событиях:  выяснить правду даже относительно сегодняшних событий отдельно взятому человеку практически невозможно. Мы всегда оказываемся заложниками либо сознательно проводимой политики, либо чьего-то субъективного видения. С одной стороны, можно себе представить, что российские СМИ замолчали информацию о подготовке операции в Цхинвале израильтянами – каждому ясно, что эта информация могла быть использована для разжигания юдофобии – а кому это надо? С другой, несложно представить и то, что эти данные запущены специально: проверить их достоверность сам Джемаль не смог бы никакими силами, значит должен был полагаться на какие-либо источники.

Под вопрос ставит автор и количество российских миротворцев, убитых в начале вторжения грузинских войск. По его информации, экипажи миротворцев, находившихся в БМП, были сожжены прямо в машинах, не сделав не единого выстрела, так как не получили соответствующих приказов. И речь, возможно, идет о потерях, измеряемых куда большими цифрами, нежели официальные. Кстати,  Джемаль утверждает, что во вторжении в Осетию участвовала практически вся грузинская армия. Одновременно он утверждает, что оборона Цхинвала была организована южноосетинскими властями из рук вон плохо и спрятавшихся по подвалам жителей защищали, по сути, несколько десятков ополченцев, готовых пожертвовать собой, чтобы не пропустить грузинские танки на улицы.

Описывая ситуацию, когда в конце концов было принято решение помочь Цхинвалу российскими войсками, Джемаль особо останавливается на роли, которую сыграл в проведении успешной операции чеченский батальон «Восток» под руководством Сулима Ямадаева. И тут хочется обратить внимание  еще на одну особенность заметок автора. Каким бы парадоксальным ни показалось это утверждение, но книга Джемаля вполне может проходить по, к сожалению, забытой у нас графе «воспитание интернационализма». Мы уже привыкли, что прилагательное «этнический», как правило, дополнено существительным «конфликт». У Джемаля эта порочная связка разорвана. В «Востоке» действуют вместе и чеченцы, и грузины (да-да, на российской стороне), и русские, координируя свои действия с осетинскими ополченцами. Простые чеченские парни, подтрунивающие над тем, как их живописуют журналисты, и оставляющие сотню рублей в грузинском подвале за банку выпитого грушевого компота, - этот образ заставляет ностальгически вспоминать СССР, пусть и со всеми его тяжелыми вывихами.

Ну и последнее. «Война» показывает некий срез российских мужчин – независимо от национальности – подсевших на «военный адреналин». Для них физическая форма, оружие, боевой дух – это культ. Читаешь и понимаешь, что насколько они могут быть эффективны в войне, настолько же разрушительны в мирной жизни. И это порождает большой жирный вопрос.
 
Татьяна Чеснокова