Издержки нейтралитета

Швейцария, не считаясь с внешнеполитической доктриной ЕС, дружит с Ираном и общается с организацией ХАМАС. Далай-лама насладиться знаменитым нейтралитетом не сможет. От встречи с ним швейцарские политики отказались.

У швейцарцев есть трогательная версия по поводу того, почему Гитлер не напал на нее в годы Второй мировой войны. Если кто думал, что все дело в надежной банковской системе, которой пользовались и сами нацисты, и их поставщики, то зря. Фюрер просто испугался легендарной швейцарской гвардии – сотни бравых вояк в пестрых чулках и полосатых панталонах.

Конечно, это шутка, тем более что знаменитая гвардия, хоть и набирается из швейцарских военных, защищает не родные горы, а Папу в Ватикане (такая у нее работа вот уже 500 лет). Но чего у Швейцарии не отнять – она действительно остается нейтральной на протяжении веков. «Понятие швейцарского нейтралитета возникло одновременно с понятием швейцарской нации», – заявил один местный историк.

Нейтралитет проявляется не только в том, что Швейцария по определению ни с кем не воюет, не состоит в оборонных союзах и даже не вошла в ЕС. На территории страны ведут мирные переговоры соперники, воюющие за тысячи километров от нее. Кроме того, швейцарцы официально связывают государства, между которыми прерваны дипломатические отношения. Например, они представляют США в Иране и на Кубе, а Кубу и Иран – в США.

Ошибается тот, кому кажется, что нейтралитет – это бездействие. На самом деле подобный режим внешней политики требует колоссальных усилий. Поддерживать дружеские отношения нужно со всеми – даже с теми, кого считают изгоями. При этом приходится сносить обвинения в порочащих связях, что тоже нелегко.    

В последние месяцы Швейцария отметилась контактами с организацией ХАМАС и теплым приемом президента Ирана Махмуда Ахмадинежада на конференции по борьбе с расизмом. Это мероприятие, напомним, совпало с Днем памяти жертв Холокоста. Узнав, что в Швейцарию едет Ахмадинежад, конференцию бойкотировали США, Канада, Израиль, Австралия, Италия, Германия, Польша и Новая Зеландия. Представители остальных европейских стран во время выступления иранского лидера покинули зал в знак протеста – когда он начал ставить под сомнение Холокост.

Швейцарские власти подверглись критике за «поддержку Ирана и радикальной позиции режима». Недовольство тех, кто бойкотировал конференцию, вызвало то, что незадолго до скандальной речи Ахмадинежада президент Швейцарии Ханс-Рудольф Мерц встретился с ним лично и тепло пожал ему руку. 

Западноевропейские министры иностранных дел решают, какие меры принять в отношении Ирана, чтобы он остановил ядерную программу. Они осуждают режим за жестокое подавление оппозиции. Никому из них и в голову не придет ездить в Исламскую республику. В то же время их коллега Мишлен Кальми-Ре из нейтральной Швейцарии навестила Ахмадинежада в Тегеране, надев головное покрывало из уважения к местным традициям. После этого визита Иран стал основным поставщиком газа в Швейцарию.

Около двух недель назад Кальми-Ре принимала делегацию от ХАМАСа, что обнаружилось лишь на днях. В США и ЕС организация признана террористической, и ее представителям запрещен въезд в эти страны, но Швейцария, как известно – не ЕС. Группировку, устроившую множество терактов в Израиле и кровавый переворот в секторе Газа, Кальми-Ре назвала «ключевым игроком на Ближнем Востоке, которым нельзя пренебрегать». С таким же успехом она могла встретиться с представителями организации «Джамаа исламия» (ответственной за теракты в Индонезии), назвав ее «ключевым игроком в Юго-Восточной Азии».

Особенность швейцарского нейтралитета в том, что страна поддерживает связи «между странами, а не между правительствами». Швейцарцы общаются с Тегераном, невзирая на характер нынешнего режима, по экономическим соображениям и ради возможности посредничать. При этом для них важны не аятоллы, а сам Иран. Режимы будут меняться – страна останется. ХАМАС, пусть речь идет о террористах, фактически руководит карликовым государством. По-видимому, Швейцарии этого достаточно.

В беспристрастности и принципиальности швейцарского нейтралитета заставил усомниться лишь один курьез. В этой стране – самая большая в Европе тибетская община. Скоро туда прибудет Далай-лама – глава Тибетского правительства в изгнании. Удивительно, но ни Ханс-Рудольф Мерц, жавший руку Ахмадинежаду, ни Мишлен Кальми-Ре, принимавшая делегацию ХАМАСа, не смогут выкроить ни минуты для лауреата Нобелевской премии мира. Более того, с ним не встретится ни один министр швейцарского правительства – даже министр культуры.

Нейтральная Швейцария, не опасающаяся действовать вразрез с политикой других западных стран, боится обидеть Китай. Пекин на самом деле сильно обижается, когда кто-то видится с Далай-ламой. Франция еле замяла дипломатический скандал после того, как с ним повидался Николя Саркози. Что грозит Швейцарии? Намечается подписание договора о свободной торговле с Китаем. Любая официальная встреча с Далай-ламой сорвет его.

Нежелание видеть тибетского лидера Швейцария может оправдать доктринально. Как уже было сказано, Альпийская республика занимается странами, а не правительствами. В отличие от организации ХАМАС, Далай-лама, хоть и руководит правительством, не может похвастаться наличием государства. И все же знаменитый нейтралитет оказывается на поверку довольно меркантильным.

Максим Василенко