«У реформы МВД нет идеологии»

Президент Дмитрий Медведев объявил о начале реформы МВД, поручив правительству до 31 марта 2010 года разработать соответствующие меры. Однако, по мнению депутата Госдумы от «Единой России» Александра Хинштейна, некоторые из предложенных мер могут парализовать работу милиции.

Президент РФ Дмитрий Медведев объявил о начале реформы МВД, поручив правительству до 31 марта 2010 года разработать меры по изменению финансирования МВД, состава и численности органов правопорядка, распределения полномочий, профессиональной подготовки сотрудников и их социального обеспечения. При этом немедленного результата от реформы президент, по его словам, не ждет. Своим мнением о том, насколько продумана и подготовлена реформа, с «Росбалтом» поделился депутат Госдумы от «Единой России» Александр Хинштейн.


- Александр Евсеевич, как вы оцениваете планы по реформированию МВД?

- К сожалению, нужно констатировать, что как таковой реформы МВД сегодня не проводится. А то, что предлагается, - всей проблемы не решит. Напротив, лично у меня так называемые инициативы по реформированию МВД вызывают лишь массу вопросов и подозрений.

Прежде всего, я считаю поспешным шаг по упразднению двух департаментов МВД: по обеспечению правопорядка на закрытых территориях и режимных объектах, а также на транспорте. Стоит отметить, что этот вопрос не был согласован ни с одним из заинтересованных ведомств. К примеру, Минтранс, Росатом и ФСБ были не в курсе этой ситуации и выступают категорически против сокращения этих департаментов.

Если говорить о департаменте по транспорту, то, на мой взгляд, подоплека с его упразднением связана с тем, что нужно было убрать Захаренкова (Вячеслав Захаренков - начальник департамента обеспечения правопорядка на транспорте МВД - "Росбалт"). К этому человеку лично я не испытываю ни малейшей симпатии, но вопрос не в нем, а в системе. Поэтому если у вас есть вопросы к Захаренкову, то снимите его, привлеките к ответственности. Но зачем ломать всю систему, чтобы убрать одного человека?

Уверен, что упразднение этого департамента в итоге парализует работу всей транспортной милиции, и произойдет это благодаря запланированной ликвидации межрегиональных управлений департамента. На практике это означает, что, к примеру, дело о краже в поезде будет кочевать из одного отдела в другой, и каждый будет кивать в сторону соседней области, на территории которой якобы и произошло преступление. А ты докажи, где действительно у тебя украли кошелек…

- То есть вы считаете, что заявленная реформа не выглядит продуманной?

- Одна из самых серьезных проблем в реформе МВД заключается в том, что она проводится людьми, которые не до конца понимают суть милицейской работы. Иными словами, у этой реформы нет идеологии, и у меня складывается ощущение, что это все делается для галочки. Смирный (замглавы МВД Александр Смирный - "Росбалт"), который, по сути, пишет эту реформу, ни одного дня не работал в оперативных подразделениях. Он всегда сидел в штабе, а из теплого кабинета жизнь всегда выглядит иначе. И вот он сидит, пишет, а потом идет и докладывает министру. При этом никто не задумывается о том, чтобы поинтересоваться мнением о реформе у самых работников милиции, которые сейчас сидят на местах и не понимают, что происходит и как быть дальше.

-  Вы активно выступаете против сокращений кадрового состава в МВД, но разве это не позволит сократить армию бездельников и за счет них укрепить другие подразделения, которые реально борются с преступностью?

- На самом деле сокращения в МВД выльются в передачу части его функций другим ведомствам. Но какой в этом смысл, если нагрузка на федеральный бюджет останется на прежнем уровне? К примеру, в МВД перестанут бороться с наркопреступностью. Но сегодня основной процент преступлений в этой сфере раскрывается как раз в милиции, потому что именно за ней закреплены составы по преступлениям незначительной тяжести. Там, где небольшие объемы наркотических средств, которые в основном изымаются при досмотре в аэропортах, на вокзалах, а также сотрудниками ДПС и ППС.

Давайте передадим все это в ФСКН, но вместе с такими делами туда уйдут и нынешние сотрудники милиции, а с ними и деньги, которые государство выделяет на их содержание. Этого нельзя делать еще и потому, что на практике мы столкнемся с межведомственной неразберихой. Так, остановив машину и обнаружив в ней ствол и наркотики, сотрудник ДПС будет вынужден «оформить» только ствол, а по части наркотиков - вызвать ФСКН. И так каждый раз. Ну чем не бредовая идея?

Есть еще один пример неудачной, по моему мнению, оптимизации работы МВД. Речь идет о приказе 1220, подписанном Рашидом Нургалиевым еще в декабре 2006 года. Он касается системной реформы райгораппаратов. Поясню: сегодня у нас в каждом муниципальном районе есть отдел УВД. Согласно приказу, такие отделы останутся только в районах с населением не менее 25 тыс. человек, остальные преобразуются в отделения милиции и войдут в состав межрайотделов, расположенных в соседнем районе.

По факту такая рокировка приведет не к сокращению расходов на содержание милиции, а, напротив, к их росту. Встанет вопрос о новых расходах, связанных с междугородней связью - из одного района в другой у нас бесплатно не позвонишь; с бензином - начальникам отделов придется ездить на бесконечные совещания; наконец, возрастет документооборот и т.д. Но самое интересное, что эти новые расходы нигде не заложены.

- Слушая вас, складывается впечатление, что лучше МВД вообще не трогать?

- Реформу нужно проводить иначе. Понять, какие действительно функции для этого ведомства профильные, а какие - нет. И, наконец, определиться с понятийным аппаратом. А то у нас до сих пор не ясно, кто является сотрудником милиции, потому что сама эта структура живет по закону о милиции от 1992 года, да и стратегически задачи МВД также не определены.

Необходимо четко определить, кто является сотрудниками милиции, а кто - органов внутренних дел. Исходя из этого, решить вопрос об их аттестации. Сейчас в структуре МВД есть службы и подразделения, сотрудникам которых по большому счету не требуется носить погоны, к примеру, финансисты, кинологи, эксперты.

Кроме того, МВД сейчас выполняет огромное количество непрофильных функций. Например, все, что связано с санаторно-курортным лечением. Почему бы эти организации не преобразовать в ФГУПы, тем самым дать им возможность зарабатывать?

- А как быть с критериями оценки эффективности милицейской работы в свете последнего приказа главы МВД, вроде бы отменяющего планы по раскрываемости преступлений?

- Согласен, что система критериев оценки - вещь ключевая. Сегодня милиция, по сути, живет в виртуальном мире. Ты можешь от зари до зари ловить жуликов, но приедет проверка, которая напишет, что у тебя, скажем, плохие показатели по привлечению агентуры. В результате милиционеры воюют с преступностью на бумаге и в погоне за бумажными цифрами, поверьте, идут на ее фальсификации не от хорошей жизни.

Но до тех пор, пока оценка эффективности работы милиции находится в руках тех, кого оценивают, то есть МВД, ничего хорошего из этого не выйдет. Необходимо, чтобы работу ведомства оценивали другие люди, например, население. И делать это можно по количеству поступающих жалоб.

- Но, как показывает практика, наши люди чаще всего не жалуются, когда это нужно делать, и, наоборот, жалуются не всегда по делу. Да и что помешает чиновникам поделить жалобы на те, которые обоснованы, и несущественные, и за счет этого нарисовать нужные цифры?

- В любом случае абсолютно эффективной системы выстроить не удастся. Но, когда работа милиции оценивается населением, - это в любом случае более объективно, чем когда это делает инспектор в штабе. Да и количество жалоб может быть лишь одним из критериев такой оценки.

Кроме того, вести учет жалоб должно не МВД. Эти функции можно передать в органы юстиции или Росстат. И тогда не будет химии с карточками, которые они сейчас сами себе выставляют. К тому же статистика по преступлениям должна выстраиваться не по общему числу раскрытых преступлений, а по их виду с упором на тяжкие и особо тяжкие преступления.

Беседовала Елена Земскова