Птица-тройка без чаевых не летает

Когда закончатся природные ресурсы, наша элита бросит страну и переберется на другие просторы. Общество этой перспективы не видит, и низшие классы копируют "воровскую" модель поведения высших, приближая страну к распаду.

Что такое элита и в чем ее функции? По-хорошему, элита - это коллективный лидер нации, это те, кто намечают пути в завтра, обеспечивают разумную и справедливую жизнь всего народа и эффективное развитие страны. За эту трудную роль элита имеет возможности для самореализации в самых разных сферах, включая финансовую. Ну а по-плохому, элита - это те, кто узурпируют права на богатства страны, накопленные благодаря всему народу. В реальной жизни элиты разных стран находятся на разных точках прямой линии, соединяющей плохой и хороший полюса. Скажем, элита Гаити, похоже, находится прямо на «плохом полюсе». И российская элита, увы, тоже недалеко ушла от гаитянской.

В заслугу нынешней власти ставят, в первую очередь, то, что она спасла страну от распада, накануне которого находилась Россия в конце ельцинского правления. С этим трудно не согласиться. Это – правда. Но возникает вопрос: с какой целью власть спасла страну от распада? Это ведь тоже небезынтересно.

Согласно данным Transparency International, осуществляющей мониторинг во всем мире, из 180 стран по уровню коррумпированности Россия занимает 146 место – вместе с Украиной. Тут, конечно, надо сказать, что точный уровень коррупции измерить невозможно. Оценка коррупции дается с помощью мнений экспертов, и в этом плане, безусловно, приблизительна. Это скорее оценка того, как отражается уровень коррумпированности того или иного государства в мировом общественном мнении.

Уровень коррупционного оборота в России в 2009 году определен в сумму порядка $300 млрд. Однако, думается, это сильно заниженная оценка, данная зарубежными экспертами. Если бы посчитать все деньги, которые попадают в карманы хотя бы только высших чиновников… В качестве не прямых взяток, а всевозможных бонусов за нахождение в советах директоров, например. А уж если задуматься над тем, сколько бизнесов на практике учитывает финансовый интерес топ-менеджеров страны… Получилась бы сумма совсем другого порядка.

Грустную картину являют собой и госкомпании. По итогам года там выписываются бонусы начальству в десятки, а то и сотни миллионов рублей. К сожалению, эти бонусы с качеством работы компаний никак не связаны. Но дело не только в уровне зарплат и бесчисленных премиях. Любой человек, имеющий знакомых даже на средне-высоких позициях в государственных компаниях, знает, что, кроме высоких зарплат, там еще процветают и узаконенные схемы увода огромных денег, приписки, списания и т. д. Неудивительно, что попасть на работу в какие-нибудь «дочки» «Газпрома» можно только будучи родственником одного из сотрудников – там до смерти боятся людей со стороны, не повязанных крепкой веревкой со всей честной компанией.

Коррумпированность государственных служб из частых, но все же отдельных фактов, превратилась в стройную систему с устоявшимися таксами. Взятки стали такой же обыденностью, как чаевые в ресторане. С той только разницей, что чаевые в учреждениях просят вперед и без них государственные «официанты» клиентов не обслуживают. Без взятки или, как они выражаются, «по документам» чиновники вообще не хотят работать. Эти обычаи госслужащих привели к коррумпированности всех монопольных корпораций, вполне усвоивших такой стиль работы и создающих такой алгоритм общения клиентов со своими подразделениями, что без взяток сотрудникам там точно так же не решить ни один вопрос, как и в административных органах.

Юристы превратились в своего рода эритроциты коррупционной системы, взяв на себя функции переговорщиков о взятках; в людей, которые придумывают и осуществляют саму техническую передачу денег – как правило, «безнальный» перевод с одного зарубежного счета на другой, если речь идет о крупной сумме. Прокуратура тоже предпочитает надзирать за порядком за деньги тех, кто взывает к ее вмешательству. Суды за деньги «судят».

Полная деградация милиции - наиболее яркий результат коррумпированности государственной системы. Милиция работает в такой сфере, где смыкаются законодательные нормативы и морально-нравственные установки общества. Без нормальной морально-нравственной основы общества такой институт как милиция нормально работать просто не может – либо он превращается в карательный орган тоталитарного государства, либо становится полукриминальной структурой, работающей на свой карман. Именно это мы и имеем неудовольствие наблюдать. А как могут милиционеры работать и самоотверженно ловить воров, например, если на их глазах госчиновники разворовывают с помощью разнообразных схем суммы, превосходящие в десятки тысяч раз жалкие уловы каких-нибудь карманников и домушников... Наблюдая такую диспозицию изо дня в день, а зачастую еще и вынужденная прикрывать махинации высокопоставленных чиновников, милиция просто не может не деградировать морально и не превратиться в армию отмороженных вымогателей.

Российская элита высасывает деньги из страны год за годом, опустошая недра, выводя леса, разрушая природу, меняя нефть и газ, минералы и древесину на развлечения и роскошь, достойные вождей племени мумбу-юмбу.

Среди прочих особенностей нашей элиты обнаружился еще и катастрофический недостаток амбиций. Увести денег – амбиций хватает только на это. Отечественные эксперты научились облекать это незатейливое воровство в более красивые фразы: «У российской элиты доминируют экономические амбиции и не хватает политических». Эта фраза звучит все чаще. И неважно, что высшие чиновники ничего впрямую не воруют и коробками доллары не носят, – по сути, их деятельность ничем не отличается от «труда» какого-нибудь главы муниципалитета, который берет пачку «зеленых» за выделение места под ларек.

Оказалось, что и либералы-космополиты, и патриоты-государственники в одинаковой степени привержены коррупционным схемам. Менталитет бьет идеологию. Критиковать-то они друг друга не перестают, но бюджет исправно «пилят» и те, и другие, обнаруживая полный консенсус. Вполне возможно, что когда экспериментаторы во главе с Гайдаром начинали реформы, они искренне хотели хорошего, однако, столкнувшись с реальными трудностями перестройки огромной страны с тяжелой историей, наши демократы-рыночники не стали упираться и пытаться создать нормальное общество, а с готовностью вписались в коррупционные традиции. И, сегодня, например, энергетические компании Санкт-Петербурга – плоды чубайсовских реформ – бьют все рекорды коррупционности среди городских монополистов.

Выжимая из недр страны все углеводородные «соки» - себе в карман, элита делится с народом лишь настолько, чтобы тот не вышел на улицы. В результате такого социального устройства в стране процветает, прежде всего, бизнес, ориентированный на обслуживание коррумпированных чиновников и связанных с ними коммерсантов. Эти люди не зарабатывают, а «пилят» деньги, соответственно, и платить втридорога им не жалко – это ведь не заработанное своим трудом. СМИ, шоу-бизнес, девочки и мальчики с пластмассовыми губами, бутики собачьей одежды и клиники пластической хирургии, а также карлики, мужчины - белые лебеди и пенсионерки-стриптизерши - все для них, глэм-капиталистов, как их назвал петербургский социолог Дмитрий Иванов. Он справедливо отметил, что никакой средний класс в стране не растет, а расширяется только бизнес, который очаровывает, завораживает и загламуривает – понятно, кого в первую очередь. Бизнеса, приносящего нормальную, а не сверхприбыль, ориентированного на обычных людей, очень мало, и развиваться ему трудно – он не нужен нашему коррумпированному государству, ведь это оно не создает почвы для появления нормально зарабатывающих людей среднего достатка.

Разумеется, наша элита к нам не с Марса прилетела, и даже, увы, не заслана ЦРУ с Моссадом. Эти люди - наши, родные, с такими же родимыми пятнами российской истории в биографиях, как и у всех нас. Однако это не значит, что другой управляющей верхушки, другой элиты в России и быть не может. «Тащи с завода каждый гвоздь» - это, к счастью, не исчерпывающая квинтэссенция отношения граждан к общему имуществу.

Отстроить нормальную систему можно. Человеческий, цивилизованный путь такого строительства – снизу. Когда все будут принимать участие в этом строительстве – ошибаясь, обжигаясь, нарываясь на административных воров, меняя свою собственную коррупционную психологию… А главное - учась не присваивать общие деньги для своих нужд, потому что это - стыдно. Приходится признать, что на нынешнем этапе развития страны этому надо по-настоящему учиться.

Нельзя сказать, что не предпринимается попыток как-то внедрять идеи самоуправления и контроля. Кое-что делается. Вот, скажем, затеяна реформа ЖКХ – в ее рамках создаются ТСЖ, какой-никакой опыт самоуправления… С начала этого года отменено лицензирование строительных фирм – отныне они должны контролироваться саморегулирующимися организациями – объединениями строителей региона… Тоже, по сути, правильно.

Есть шаги в правильном направлении, но такие разрозненные, такие не обустроенные законодательно и информационно, такие уязвимые внутри насквозь коррумпированной системы! Эти шаги только дискредитируют правильные идеи и вселяют в людей пессимизм относительно общего будущего страны и себя самих. Тотальная коррумпированность элиты, которая все время бьет по глазам, привела к тому, что и среднестатистические люди с покорностью признают: был бы я на месте всех этих министров-губернаторов - тоже бы воровал, как они. Уж такие мы российские люди, такой у нас пропащий менталитет. И эта моральная деградация общества - один из самых жестоких укоров российской элите. Одна из самых больших потерь страны.

На самом деле, в стране, безусловно, есть немало людей, которые хотят не «пилить» деньги, а честно работать, строить нормальный бизнес. Просто таких людей, увы, не большинство. И задача ответственной и порядочной элиты была бы как раз в том, чтобы поддержать таких людей. Тогда бы пошел процесс кристаллизации нового российского общества. На словах власть вроде как и хочет поддержать таких людей, но как-то все не получается… Отчего бы?

На пути политики по поддержанию нормального, честного бизнеса есть один непреодолимый барьер – власти самой надо отказаться от коррупционных схем. С самого что ни на есть верха. Включая те схемы, которые так хорошо накручены-наверчены, что, на первый взгляд, и концов не найдешь, однако, по сути-то, – то же самое воровство. Всем замечательным людям, оккупировавшим Совфед, Госдуму, правительство, губернаторские кресла надо просто перестать «делать бизнес» вместо своей работы, и тогда все в стране наладится. А пока они не пойдут на этот экстраординарный шаг, нижние этажи власти будут бесперебойно копировать их схемы и схемки увода денег - в своих, более скромных масштабах. Так уж устроена любая социальная иерархически построенная система – нижние этажи копируют схемы поведения верхних. И отменить этот закон невозможно. Между тем, число чиновников с начала 1999 года к концу 2008-го выросло в 1,75 раза.

Когда закончатся нефть и газ, руда и лес, наша успешно глобализировавшаяся элита бросит страну, как выжатую половую тряпку, и перенесет свою деятельность на другие просторы. Тогда, в условиях жесткого экономического кризиса, страна неизбежно развалится, и уже в рамках небольших государств начнется строительство с нуля ответственного управления, которое будет контролироваться народом. Будет контролироваться, потому что это станет условием физического выживания этого самого народа. Это будет нормальный путь развития.

Но если схема работы нашего государства очевидна, и в конце тоннеля - вполне обозримом – драматический распад и новая серия катаклизмов, так, может быть, пора уже нам произвести осознанную ротацию элиты?

В сегодняшних обстоятельствах самой важной и востребованной чертой политического класса и топ-менеджеров государства должна стать способность не присваивать себе общего добра. Это стало важнее хозяйственной хватки и финансовой сметки, блестящего образования и владения языками – просто способность не воровать, не отливать себе из нефтяной трубы, не отсыпать из угольной кучи… Люди должны увидеть пример по-настоящему честных губернаторов, министров, депутатов, которые заняли свои посты не ради возможности прикарманить несколько десятков миллионов и пару-тройку эффективных бизнесов, а из желания сделать нашу общую страну удобнее и приятнее для жизни.

Не воровать – вот он, актуальный запрос российского общества к своим потенциальным лидерам. Если же мы как народ не сумеем выделить из себя элиту по такому немудреному принципу, то и цена нам – дырка от бублика.

Татьяна Чеснокова